65.99
74.90
17.80
Мнения
Лев Авенайс
Мнения

Пейзаж после битвы

В день выборов путь от моего многоэтажного дома до избирательного участка (а это – метров триста) был устлан листками с именами и портретами двух кандидатов в мэры. Не знаю, насколько этично топтать портреты, но это придумал не я. Да, в предыдущей своей статье я написал, что не пойду голосовать, потому что не знаю, кого выбрать. Но друзья попросили поддержать их кандидата, а я друзьям верю больше, чем кандидатам. К тому же, один умный человек пристыдил меня: тебе специально для этого выходной дали, а ты хочешь обмануть государство, и не идти голосовать. Между прочим, тот же человек выдвинул дельное предложение. Поскольку дан народу оплачиваемый выходной, то надо, чтобы люди принесли на работу справку, что они проголосовали. Есть справка – получи оплату за выходной, нет – значит, зря тебе выходной предоставили, оплату за него не получишь. А что? Разумно…

Предоставленный впервые в истории выходной в день муниципальных выборов повысил явку избирателей на 6%. Много это или мало? И стоили ли эти шесть процентов выходного? Министр внутренних дел Дери считает, что стоили. Что ж, если так, то и я не против.

Конечно, сейчас еще не время для проведения подробного анализа — почему жители тех или иных городов проголосовали так, а не иначе. Пока победители празднуют триумф, а проигравшие зализывают раны и пытаются сделать хорошую мину при плохой игре. К тому же, в каждом городе – своя специфика, свой расклад населения и политических сил, понятный только жителям этих населенных пунктов. Мне из Рамле бессмысленно анализировать результаты выборов, например, в Хадере.

Поэтому мой сегодняшний анализ будет весьма дилетантским и отражает моё, и только моё, видение пейзажа после битвы.

Конечно, первое что делают солидные обозреватели, пытаются вывести из результатов выборов какие-то тенденции. Рискну заметить, что особых тенденций я не обнаружил. Да, как и полагается, в большинстве случаев баллотирующиеся мэры переизбираются на следующий срок. За  них – и административный ресурс, как бы они это ни отрицали, и житейская мудрость, сформулированная Шекспиром: «Мириться лучше со знакомым злом, чем бегством к незнакомому стремиться». В Реховоте Рахамим Малуль – кстати, представляющий ШАС – «избирался» на безальтернативной основе (он и впрямь хороший мэр, я жил «под его началом»). А в Беэр-Шеве нынешней мэр Рубик Данилевич получил аж 92% голосов. Как объяснил в фейсбуке один мой знакомый житель Беэр-Шевы, это потому, что «он сам не ворует и другим не дает». В таком случае, это действительно, уникальный мэр, честь ему и хвала.

Но наряду с этим есть и обратные примеры. Наиболее сенсационный – «переворот» в Хайфе, где архитектор Эйнат Калиш-Ротем убедительно победила Йону Яхава, возглавлявшего город в  течение 15 лет. Мне неизвестно, чем провинился перед жителями Яхав. Но, насколько я понял, правые избиратели расстроены: один мой хайфский знакомый написал, что новый мэр «ультралевая и проарабская». Как говорится, припечатал! Во всяком случае, этот переворот означает и победу феминистской революции: впервые мэром одного из главных городов Израиля стала женщина.

Еще одним примером неожиданного переворота стало поражение мэра Нагарии Джеки Сабага. Он фактически уже врос в мэрское кресло, занимая его 30 (прописью – тридцать!) лет. И его прокатили, что называется, «на вороных». Это ж как надо надоесть землякам, чтобы они так с ним поступили! Низвергнутый «царь Нагарии» обвинил жителей в «неблагодарности». Хотя было бы странно, если бы мэров выбирали из благодарности.

Разумеется, наибольший, так сказать, общенациональный, интерес вызывали выборы в Тель-Авиве и Иерусалиме.
В Тель-Авиве, выражаясь в категориях соцреализма, происходила борьба хорошего с лучшим. Разумеется, с точки зрения левых.  Мэр с 20-летним стажем  Рон Хульдаи сражался со своим заместителем  и многолетним  протеже Асафом Замиром. За Хульдаи стоял преуспевающий и богатый северный Тель-Авив. За молодым Замиром – центральный Тель-Авив, ночной, отвязный, город нон-стоп, город баров и дискотек, город живущих в съемных квартирах кварталов баухауза студентов. За кого голосовал южный Тель-Авив, сказать не берусь. Ни один из кандидатов не мог предложить решение проблемы нелегальных иммигрантов. А именно это волнует жителей южного Тель-Авива. Победил, как и ожидалось,  Хульдаи. Но это, наверняка, последняя каденция Хульдаи. Может, для Замира это репетиция выборов через пять лет?

Вот не знаю, хорошо это или плохо, что многие мэры возглавляют города по двадцать-тридцать лет, превратив их, фактически, в свои вотчины. С одной стороны, они досконально знают все проблемы города, с другой – обрастают коррупционными связями, что превращает мэров в «группу риска». Уголовные расследования и судебные процессы против мэров уже никого не удивляют. Интересно, что даже в этих выборах принимают участие мэры, против которых уже заведены дела. Например, мэр Ришон ле-Циона Ронен Цур вышел во второй тур, несмотря на то, что находится под следствием по обвинению во взятках.

Ну и, конечно, главную интригу представляли выборы в Иерусалиме. Ведь как гордо заявлял в свое время возглавлявший столицу Эхуд Ольмерт, «министров много, а мэр Иерусалима – один». Увы, этот пост и привел его, а также его преемника  Ури Луполянски на скамью подсудимых.

На пост мэра Иерусалима претендовали четыре серьезных кандидата, что делало неизбежным второй тур. Причем состав «финальной пары» не брался предсказать никто. Опросы разнились в зависимости от того, кто их заказывал. Министр по делам Иерусалима Зеэв Элькин (зачем министр – если есть мэр?) казался верным кандидатом на выход в «финал», но пролетел. Почему? Один из иерусалимцев, искушенных в политике, объяснил мне это поражение тем, что в Иерусалиме не любят: а) «вязаные кипы»; б) поселенцев; в) «русских». Я думаю, Элькина подвела и его всеядность: он хотел заручиться поддержкой и светских, и ультраортодоксов, и левых (заигрывая с арабами). Впрочем, пусть он сам делает «разбор полета» (или пролёта).

Во втором туре будут бороться ставленник Арье Дери («злые языки» говорят, что и Либермана)  Моше Леон и кандидат светского Иерусалима Офер Беркович. Конечно, я буду «болеть» за Берковича, но, полагаю, что шансов у него немного. Ведь большая часть  электората Элькина – правые или религиозные, а избиратели проигравшего раввина Йоси Дейча и вовсе  сплошь харедим. И если они не проигнорируют второй тур, то не надо быть Вангой, чтобы догадаться, к кому отойдут их голоса.

Многие обыватели, следящие за выборами, наверное, обратили внимание на низкий процент избирателей, проголосовавших в Иерусалиме. В столице к урнам пришли всего около 35% избирателей, при общей явке по стране – 56%. На самом деле, эта цифра — лукавая. Дело в том, что арабский Иерусалим традиционно бойкотирует выборы. А по «еврейскому» Иерусалиму цифры вполне укладываются в «средний диапазон» – около 51%. А наиболее дисциплинированно исполнили свой гражданский долг (хоть здесь показали себя примерными гражданами!)  жители Бней-Брака и Бейт-Шемеша. Здесь проголосовало около 65% избирателей. Вот здесь бы не помешало брать пример с ультраортодоксальных жителей нашим светским избирателям, ворчащим на засилье харедим в местных советах.
Разумеется, этот анализ прошедших выборов очень поверхностный. Да и не анализ вовсе, а скорее обзор. Прошедшие выборы еще ждут своих аналитиков и интерпретаторов.

Источник: Релевант