Мнения
Равит Гехт
Мнения

Провал «заговора» против Нетаниягу

В конце прошлой недели лидеры партии «Еврейский дом» почувствовали, что их час пробил. Этот «час» означал не только возможность заполучить портфель министра обороны, о котором Нафтали Беннет мечтает с первого своего дня в большой политике, но и нечто большее. Несмотря на то, что министр образования постоянно заверяет всех в том, что не будет бороться за кресло премьера, пока его занимает Нетаниягу, в успешно развивающемся «старт-апе» Беннета и Шакед почувствовали, что настал редкий момент, когда власть Нетаниягу можно расшатать – а это будет потруднее, чем расшатать власть ХАМАСа.

«Ты знаешь, как это бывает при диктаторских режимах, — сказал мне высокопоставленный представитель «Еврейского дома». – Достаточно, чтобы кто-то один выступил против и принес себя в жертву. И тогда открывается путь для остальных». Этим «кто-то», по его мнению, стал Гидеон Саар. Через проделанную им пробоину на арену должны были выйти «звезды» следующего поколения израильских правых: Нафтали Беннет, Айелет Шакед и Бецалель Смотрич. Они почувствовали, что правый электорат очень зол на Нетаниягу за перемирие с ХАМАСом, что ослабляет премьер-министра. Они почувствовали, что пришло время атаковать и начинать смену поколений. Подобный прецедент уже был: фанатичное упорство «Еврейского дома» в ходе коалиционных переговоров в 2015 году позволило партии заполучить портфель министра юстиции.

Выходные прошли, и за эти дни верховный лидер успел пресечь устремления амбициозной молодежи. Нетаниягу уже несколько лет занимает нишу любимого и почитаемого «народного лидера», каким был в свое время Хуан Перон в Аргентине. Поэтому любой его шаг – в том числе прекращение огня с ХАМАСом, воспринимаемое правыми как однозначное унижение, находит объяснение и оправдание. К счастью, свою силу Нетаниягу может использовать и в благих целях. Например, он может предотвратить тяжелую, ненужную и безрезультатную войну. Поклонники Нетаниягу принимают все его речи с обожанием, даже если они и замечают проворачиваемые им манипуляции, например те, которые были прекрасно видны в его помпезном драматическом выступлении вечером 18 ноября. Они поддерживают лестницу, на которую забрался премьер, и не дают ему упасть.

Нетаниягу поставил капкан Беннету и Шакед, оставляя им два варианта, один хуже другого. Первый – уйти в отставку и взять на себя ответственность за падение правого правительства – этот шаг выставил бы их ничтожными оппортунистами, стремящимся лишь к министерским портфелям. Второй – не уходить в отставку и выставить себя тем самым на всеобщее посмешище. Беннет выбрал вариант номер два и честно признал свое поражение в политическом бою.

В своей речи Беннет пытался продемонстрировать свои боевые раны – лучшего друга Имануэля Морено как версию Йони Нетаниягу – и свое славное армейское прошлое. Это было продолжением спора о том, у кого больше оборонный потенциал. Беннет также попытался отмежеваться от Нетаниягу с ультраправых позиций (немного подстрекательства против судебной системы и власти чиновниц не вредило еще никому). Но, по сути дела, эта речь была признанием провала бунта, поднятого против отца.

«Нам не хватает духа и не хватает сил для того, чтобы разрушать дома террористов», — заявил Беннет, приводя примеры слабости и нерешительности правительства. Но на самом деле это значило: у нас не сил и духа, по крайней мере сейчас, для того чтобы совершить переворот, которого мы ждем уже так давно. У нас нет сил сместить Нетаниягу».

Источник: Детали