• Главная
  • Фонд
  • Новости
  • STMEGI TV
  • STMEGI Junior
  • Горские евреи
  • Иудаизм
  • Библиотека
  • Академия Джуури
  • Лица
  • Мнения
  • Проекты
  • Приложения
  • Переводчик
  • 64.37
    70.93
    18.33
    Мнения
    Виктор Шапиро
    Мнения

    Ханукальные книжки…

    Ну, вот и вся ханука!...

    Знаете, хочу рассказать о ханукальной игре, которую я затеял на своей страничке в Фейсбуке, и в которой неожиданно активно поучаствовали мои сетевые друзья. Каждый вечер я выкладывал обложку книги, в которой было числительное, соответствующее количеству зажигаемых свечей. Итак, условия игры были следующие: книга должна быть не просто с числительным в названии. И совсем не обязательно, чтоб автор был «из наших» — среди моей подборки таким оказался один лишь Вениамин Каверин, зато были Жюль Верн и Александр Волков, в чьих произведениях евреи чаще оказывались отрицательными персонажами. Но для ханукальной коллекции нужно было выбрать книгу из детства или отрочества, запомнившуюся на всю жизнь.

    image-11-12-18-14-14.jpeg

    Первая была «И один в поле воин…» Юрия Дольд-Михайлика, и тут же появился комментарий из израильского города Нешер: «Ну как же - как же... Читал... Над Тиссой... Панов, Шпанов, Овалов...» Эта памятная многим книга в чёрной обложке с красной полосой наискосок, на которой красовалось лицо героя, советского разведчика, была издана в серии «Библиотека военных приключений». 

    image-11-12-18-14-15.jpeg

    Серийная обложка уже сулила острые читательские ощущения и, хотя литературные достоинства содержимого под обложкой были не так уж высоки, книг во времена моего детства было не так уж много, а остросюжетных совсем мало. Была ещё «Библиотека приключений и научной фантастики» — легендарная «золотая рамка», где публиковались уже не только приключения майора Пронина, но и приключенческая классика, и советская фантастика, овладевшая умами юношества после полёта Гагарина. Этот фирменный знак, принадлежавший издательству «Детская литература», видимо, никак не зарегистрированный, до сих используют разные современные издатели. 

    image-11-12-18-14-17.jpeg

    И так получилось, что многие мои ровесники, разбросанные еврейской судьбой по всему миру, увидев знакомую обложку, на миг возвращались в советское детство, в котором не было ханукальных огней, не было старенького ребе, с которым можно было бы учить алеф-бейс и читать мудрые еврейские фолианты, но были эти увлекательные остросюжетные книги, утолявшие естественное влечение еврейских мальчиков к слову, начертанному на бумаге. Мы ведь — народ книги, мы не можем без книги. Даже если богоборческий двадцатый век отнял у нас правильные книги бережно передаваемые дедами и отцами из поколения в поколение, мы находили им замену, ибо не можем, как без хлеба и воды, жить без текстов и комментариев к ним, не можем не получать удовольствие если не от неожиданного совпадения гематрии (численного значения) слов, то хотя бы от удачной рифмы или красивого стихотворного размера. А сколько пищи доставляли еврейским мозгам, заточенным под талмудические штудии, академические издания, где комментарии мудрых литературоведов сопровождали текст классика, как комментарии Раши и тосафот обрамляют текст Мишны и Гемары.

    image-11-12-18-14-22.jpeg

    У еврейского читателя были свои литературные привязанности. Конечно же, в интеллигентном еврейском доме на книжной полке, кроме Шолом-Алейхема, стояли собрания сочинений Фейхтвангера, Эренбурга, Маршака, Ильфа и Петрова. Из русской классики, помимо кучерявого и пучеглазого правнука эфиопа Абрама Петровича, большим уважением пользовался А.П.Чехов — самый ироничный из русских классиков, у которого было больше всего сочувственно выписанных еврейских персонажей. А со святыми текстами приходилось знакомиться через книги «б-гопротивные». Не знаю как для кого, но для меня источником познаний содержания книги «Бэрешит» служил альбом карикатур Жана Эффеля «Сотворение мира и человека», а более подробное знакомство с сюжетами Танаха проходило по книге Мине́я Изра́илевича Губельма́на (Емельяна Ярославского) «Библия для верующих и неверующих».

    image-11-12-18-14-19.jpeg

    Конечно, ничего хорошего в том, что мое детство прошло без настоящих еврейских книг, которые должны были помочь мне приобрести более правильное образование, нежели то, что в итоге получилось, нет. Но я думаю, что современные религиозные еврейские дети тоже что-то недополучают без книг Чуковского, Маршака, Барто, Кассиля, ну и других авторов, не обязательно евреев и даже антисемита Жюля Верна.

    image-11-12-18-14-19.png

    И вот что интересно: написанные много десятилетий назад одни и те же детские книги продолжают переиздаваться, пользуются спросом, несмотря на то, что в них масса устаревших персонажей и реалий — пионеры, октябрята, тимуровцы, благородные мушкетеры, целеустремленные ученые и путешественники, разведчики и звездолетчики. В чем дело? Наверное, в том, что в этих книгах есть некий романтический идеал — образ бытия, более светлого и яркого, нежели окружающая повседневность. Что-то есть в долгой жизни этих книг от ханукального чуда.