64.28
72.94
17.81
Мнения
Юрий Табак
Мнения

Первым делом самолеты...

Герберт Цукурс до войны был знаменитым конструктором самолетов и пилотом. С началом войны он добровольно присоединился к знаменитой «команде Арайса» — приданном СД подразделении «вспомогательной латвийской полиции», — которая, по разным оценкам, уничтожила от 28 до 60 тыс. евреев. Командир подразделения Виктор Арайс был впоследствии приговорен за военные преступления к пожизненному заключению в ФРГ и умер в тюрьме.

В активной роли Цукурса в организации антиеврейских акций историки не сомневаются. И существуют многочисленные свидетельства очевидцев не только о руководстве Цукурсом проведением расстрельных акций, но и о его непосредственном участии в расстрелах, за что получил прозвище Рижский палач — как он стрелял в пытавшихся вырваться из подожженной рижской синагоги евреев, как развлекался, стреляя в стариков и подброшенных в воздух младенцев. Но некоторые историки считают эти свидетельства убедительными, а другие — нет. Всего же ему в вину вменялась организация убийства нескольких десятков тысяч евреев, и он считался в Латвии вторым по значимости палачом евреев после Арайса. Впрочем, по альтернативному мнению, он был шофером у Арайса и отношения к преступлениям не имел.

После войны Цукурс с семьей через Германию и Францию бежал в Бразилию. В 1965 г. его вычислил «Моссад», заманил в Уругвай, где и ликвидировал, разослав в СМИ Южной Америки и Германии следующее заявление: «Принимая во внимание тяжесть вины обвиняемого, а именно, что он лично руководил убийством более 30 тыс. мужчин, женщин и детей, проявляя крайнюю жестокость при осуществлении своей деятельности, обвиняемый Герберт Цукурс приговаривается к смерти. Обвиняемый казнен 23 февраля 1965 года теми, кто никогда не забудет».

Таким образом Цукурс был ликвидирован, без проведения какого-либо судебного процесса против него. Официально его ни в чем так и не обвинили. Мало того, в 2004 г. ультраправый латвийский Союз национальных сил (SNS) распространил почтовые конверты с изображением Цукурса, в 2005 г. в Лиепае прошла посвященная ему выставка «Герберт Цукурс. Презумпция невиновности», организованная шведским документалистом Карлом Бьосмарком и претендующая на объективность: были представлены материалы как изобличающие, так и прославляющие Цукурса.

Цукурс стал рассматриваться ультраправыми в качестве великого летчика, национального латвийского героя, подавались иски о его реабилитации (хотя не очень понятно, зачем, раз его официально не осудили — разве что ради восстановления его доброго имени), а один из лидеров SNS подал запрос в прокуратуру с требованием разобраться в обстоятельствах убийства гражданина Латвии Цукурса.

Разразился скандал. Министр иностранных дел Латвии официально осудил попытки реабилитации и прославления Цукурса, с резкими протестами выступила еврейская община Латвии.

Противостояние продолжилось. 11 октября 2014 года состоялась премьера мюзикла «Цукурс. Герберт Цукурс». Латвийские власти дистанцировались от этого события, заявив в лице своего представителя в ОБСЕ, что не препятствуют свободе слова в демократической стране, хотя одновременно уже другой министр иностранных дел осудил постановку мюзикла. Разумеется, с резким протестом выступил МИД Израиля, некоторые историки Холокоста.

Генеральная прокуратура Латвии, начавшая в 1996 г. уголовный процесс о причастности Цукурса к преступлениям против евреев, дважды отклоняла иски ультраправых о реабилитации Цукурса. И вот на этих днях Генпрокуратура заявила, что в итоге не нашла доказательств причастности Цукурса к преступлениям и «не выявила состава преступления»: «не была установлена ни одна конкретная и живая личность, в отношении которой имелись бы основания проводить дальнейшее следствие о возможном участии в массовом уничтожении гражданского населения еврейской национальности». По словам прокурора отдела расследований особо важных дел Монвида Зелчса, «речь идет не о том, можно ли его (Цукурса) в чем-то упрекнуть или не упрекнуть, а в том, что можно доказать. Мы дали оценку этому делу — настолько хорошо, насколько это можно сделать спустя почти 80 лет». Среди множества показаний за и против Цукурса для прокуратуры не нашлось информации, которая помогла бы счесть доказанным хотя бы один из инкриминируемых Цукурсу эпизодов.

Хорошо, пусть латвийская прокуратура не считает само добровольное и никем не оспариваемое участие в команде Арайса преступным деянием. Многочисленные свидетельства о причастности Цукурса к преступлениям тоже могут быть, при большом желании, признаны неубедительными: живых свидетелей Холокоста в Латвии практически не осталось.

Но в самом деле, почему тогда, в отсутствии доказательств грехов, не реабилитировать доброе имя Цукурса и не признать его национальным героем? Ведь презумпция невиновности же... И почему, действительно, не открыть уголовное дело об убийстве национального героя спецслужбами иностранного государства?

Но на это Генпрокуратура Латвии вряд ли пойдет. Поскольку хочется усидеть на двух стульях.

А тем временем бразильская правнучка Герберта Цукурса, Лаура Ризотто, считающая своего прадеда героем и дважды борцом за независимость — против Советов и нацистов — и называющая его латышским Индианой Джонсом, представляла в прошлом году Латвию на «Евровидении» в Лиссабоне с песней «Смешная девчонка».

Да уж, действительно смешная…