Мнения
Олег Юсупов
Мнения

Генералы против Голан

Если когда-нибудь появится правительство, которое захочет вывести евреев с Голан, народ ему этого не простит

(Голда Меир)

Для многих иностранцев, если не для большинства, Голанские высоты — всего лишь спорная территория, на которую претендуют Израиль и Сирия. Она состоит из полосы серых и бесплодных лысых гор, не радующих глаз немногочисленного местного жителя. На этой территории практически отсутствует жизнь, за исключением нескольких друзских деревень, так и не определившихся с лояльностью к Израилю и опасающихся ухода израильтян с этой территории. А мстительность сирийцев за верноподданичество к еврейскому государству будет суровой. Кстати, в последнее время всё больше голанских друзов обращаются с просьбой о получении израильского гражданства.

Именно так думал и я, и это всё, что было мне известно о Голанах. Но впервые за 27 лет жизни в Израиле, благодаря моей любознательной жене, снявшей циммер на Голанах, мы посетили их на выходных. Моё удивление было не меньше, чем у исландца, впервые побывавшего на Земле Обетованной и увидевшего не верблюдов, гоняющих по бездорожью от окопа к окопу, а автомобили, проезжающие по качественным асфальтированным дорогам. Вместо отстреливающихся солдат в траншеях, по улицам города дефилируют миролюбивые и милые сердцу европейца мужчины в розовых стрингах.

Я ехал по серпантинам Голан и восклицал: «Ася, Израиль ли это? Откуда в нашей стране так много растительности? А почему тут так много гражданских людей? Они живут здесь? Ух ты! Да тут полно туристов!» Приехав в циммер, что в еврейской деревне Шааль, я и вовсе чуть не потерял челюсть от увиденной красоты.

Посетив 40 стран, я каким-то непонятным для меня образом упустил из виду самую красивую часть Израиля. За пару недель до поездки по Голанам мы с женой любовались северо-западной частью Кинерета (Тивериадское озеро). Обильные дожди вдохнули жизнь в этот северный регион еврейского государства. Но Голанские высоты для меня явились большим и приятным сюрпризом, как некогда побережье Кипра, от которого я ничего не ожидал.

И вот, наслаждаясь этой красотой, я вспомнил недобрыми словами бывшего премьер-министра Эхуда Барака, отличного солдата и спецназовца, но бездарного политика, который был готов отдать не только Восточный Иерусалим, но и захваченную тяжёлыми боями в 1967 году и аннексированную в 1981 году западную часть Голанских высот.

Отдать, не получив взамен, по сути, ничего. Человек, бывший начальником генштаба ЦАХАЛа, командовавший дерзкими операциями и понимающий значимость стратегического плато, просто так, без каких-либо гарантий безопасности, отдавал то, что ему не принадлежит, то что Израиль по праву аннексировал, ибо любой стране должно быть понятно: за агрессию надо отвечать, в том числе и территориями. Несмотря на то что превентивный удар был нанесён еврейским государством,  объективные историки укажут на враждебные действия Сирии, предшествовавшие Шестидневной войне.

Мне тогда окончательно стало ясно, что высокие посты в армии и блестящее военное прошлое не гарант мудрых решений и умелых действий в правительстве. Впрочем, неплохо вспомнить и начальника генерального штаба Ицхака Рабина, которому мы «благодарны» за договор в Осло, Эзера Вейцмана, который вместе с Моше Даяном и американским президентом Картером надавили на Бегина, чтоб последний уступил весь Синай ради достижения мирного договора с Египтом. Вспомним и гениального солдата Арика Шарона с его размежеванием, при Бегине поддержавшего решение о возврате всего Синая и затем разрушившего  все израильские поселения и город Ямит. Ещё раз вспомним отличившегося в боях Войны за независимость (1948-49) при обороне Дгании Моше Даяна, который отверг предложение генштаба о мобилизации армии и нанесении превентивного удара в преддверии Войны Судного Дня (1973). Ну и как тут не вспомнить звезду нынешней бело-голубой сборной, Габи Ашкенази, который за пару месяцев до начала хипеша в Сирии в 2011 году заявлял, что с Асадом можно и нужно заключить соглашение. Но какой ценой?

Это так, на заметочку тем, кто собирается голосовать за трёхглавого генерала в Кахоль-Лаван, который натворит таких чудес, что Барак покажется нам ультраправым каханистом.

Мы покидали Голаны, полные восхищения и надежды, что национальный референдум, если и состоится, не позволит ни генералам, ни другим авантюристам отдать то, что принадлежит народу Израиля. 

«Государство, отдающее на переговорах земли, за которые солдаты проливали кровь, не имеет права на существование» ( Уинстон Черчилль).

Я бы перефразировал цитату бывшего премьер-министра Великобритании: «Правительство, отдающее на переговорах земли, за которые солдаты проливали кровь, не имеет права на существование».