• Главная
  • Фонд
  • Новости
  • STMEGI TV
  • STMEGI Junior
  • Горские евреи
  • Иудаизм
  • Библиотека
  • Академия Джуури
  • Лица
  • Мнения
  • Проекты
  • Приложения
  • Переводчик
  • 63.72
    70.76
    18.40
    Мнения
    Андрей Иванов
    Мнения

    С чем Нетаниягу едет в Россию?

    Израильский премьер-министр Биньямин Нетаниягу ездит в Москву всегда по нескольким взаимосвязанным причинам. Первая — внутриполитическая. Так Нетаньяху старается показать своим сторонникам, что способен договариваться с самыми разными лидерами, невзирая на их популярность, авторитет у кого бы то ни было. Российский президент Владимир Путин не очень сегодня принимаем на Западе, его постоянно критикуют. Но при этом отдельные мировые лидеры общаются с ним, чтобы показать своим гражданам именно способность договариваться. Так делают не только Нетаниягу, но также Макрон, Меркель и Дональд Трамп. За счет контактов с Россией политики на Западе (а Израиль относится именно к Западному миру), которые только стремятся во власть, показывают свою независимость. Нетаниягу нужно в очередной раз перед выборами показать израильтянам, что он может садиться за стол переговоров с кем надо ради интересов страны.

    Но есть и внешнеполитические причины. Безопасность Израиля всегда была обеспечена технологическим превосходством перед соседями, способностью авиации в любой момент нанести удар с воздуха по любым объектам и остаться безнаказанной. И вот тут самый большой страх вызывают инициативы Москвы поставить комплексы противовоздушной обороны С-300 или С-400 такой стране, как Иран. И надо признать, что во многом благодаря именно частым визитам Нетаниягу в Москву, сделка так и не состоялась. Она обсуждается много лет, но воз пока и ныне там. 

    Есть, конечно, еще одна причина: Израиль не хочет ссориться с Россией, и когда еврейское государство наносит удары по объектам в Сирии, важно не попасть по российским военным и не получить ответ от них. Чтобы армии Израиля и России надежно координировали свои действия, нужна политическая воля. Ведь режим Башара Асада считается союзником Москвы, но часто действия этого режима входят в противоречие с израильскими интересами. Скажем, сотрудничество с тем же Ираном, поддержка боевиков «Хезболлы» и так далее. Израиль хочет предупреждать угрозы, а потому Нетаниягу надо убеждать Путина в том, чтобы он «закрывал глаза» на инциденты. 

    Не стоит забывать, что Израиль высоко ценит позицию России по сирийскому вопросу. Отправив туда войска, Москва получила среди исламских радикалов имидж страны, которая чуть ли не воюет с религией пророка Мухаммеда. По крайней мере, радикально настроенные сунниты на Ближнем Востоке так думают. И они же считают первым врагом Израиль. Невольно Россия и Израиль в глазах радикалов оказались на одном поле или, вернее сказать, в одной лодке посреди океана ненависти. И это в тот момент, когда от Израиля несколько дистанцировались США. Да, американский президент Дональд Трамп сделал ряд ярких шагов в пользу Израиля, вроде признания за ним права на Голанские высоты. Но главное, что Вашингтон решил снять с себя немалую долю ответственности за события на Ближнем Востоке и оставить ее России. При этом мог реализоваться совершенно иной сценарий. Мировая еврейская диаспора могла бы быть настроена против России из-за содействия Сирии — давнему врагу Израиля. Но этого не происходит именно из-за того, что Путин и Нетаниягу могут договориться. 

    В результате в регионе нарисовалась новая архитектура. С одной стороны, Израиль, который постоянно опасается за свою безопасность. Обеспечить ее в должной мере может именно сотрудничество с Россией. При этом Россия участвует в событиях в Сирии, чтобы продолжать путать карты США, Турции, Катару, Саудовской Аравией. За счет этого поднимается авторитет Москвы на международной арене как серьезного геополитического игрока. По большому счету, никакой практической пользы участие в сирийских делах России не приносит. Но это позволяет, во-первых, повысить статус страны в мире. Во-вторых, при помощи сирийской операции в российском обществе был преодолен так называемый «афганский синдром», когда воины-победители не имеют признания на родине. Для российской политики два этих фактора крайне важны. И в этой ситуации между Россией и Израилем заключен негласный пакт, согласно которому Москва не вмешивается в израильские интересы и наоборот. У каждой стороны свои цели на Ближнем Востоке. И не просто разные цели, они лежат в разных плоскостях. В этой ситуации у России и Израиля нет смысла враждовать, напротив — координировать действия просто жизненно необходимо.