66.61
73.95
18.81
Мнения
Алекс Вассерман
Мнения

Новая-старая «Авода» снова на арене

На состоявшихся в начале июля внутрипарийных выборах Амир Перец во второй раз был выбран председателем партии «Авода». Если в прошлый раз, в 2005 году, его победа над Шимоном Пересом сопровождалась громким скандалом, имевшим и явный расистский оттенок, на этот раз триумф Переца не омрачен ничем. Только плачевным состоянием партии и срочной необходимостью искать путь, который вытащит ее из глубокой ямы, чреватой полным исчезновением с политической арены.

Перец принимает партию с шестью мандатами, и на арене появился новый-старый напористый игрок Эхуд Барак, бывший руководитель «Аводы», активно продвигающий свой новый проект, партию «Демократический Израиль». В нее уже перешел один молодой и относительно видный деятель из партии Авода, Яир (Яя) Финк, который занимал 12-е место в списке «Аводы» на выборах в Кнессет 21-го созыва и принадлежал к «фракции» Шели Яхимович, и наверняка Барак будет делать попытки перетянуть к себе еще несколько видных деятелей «Аводы». Таким образом Барак ослабит позицию Переца на будущих переговорах о блоке между «Аводой» и «Демократическим Израилем». Рано или поздно (но не позже 1 августа, крайнего срока подачи предвыборных списков в Центризбирком) эти переговоры принесут какой-либо результат. И Амир Перец не из тех политиков, кто спокойно уступит первенство Бараку, скорее стоит предположить, что он будет настаивать на главенствующей роли в этом союзе, если он состоится.  К тому же, Перец не вызывает такой мощной антипатии, какую генерирует Барак в рядах израильской левой — потенциальном электорате как «Аводы», так и «Демократического Израиля».

Амир Перец — последний, кто остался в активной политике из знаменитой «восьмерки» партии «Авода». В 80-х годах прошлого века так называли группу молодых членов партии, принадлежавших к ее «левому» крылу, которые генерировали новые идеи и готовились прийти на смену поколению Ицхака Рабина и Шимона Переса. В группу входили Хаим Рамон, Авраам Бург, Амир Перец, Яэль Даян, Йоси Бейлин, Наваф Массалха, Хагай Мером и Нисим Звили. Важное концептуальное влияние «восьмерки» на политику партии можно было оценить в дни соглашений Осло, которые помогали продвигать и претворять в жизнь некоторые из членов группы, но в целом они так и не стали настоящей групповой альтернативой в руководстве партии, и только Амир Перец смог дважды выбраться ее руководителем.

Сейчас перед Перецом стоит непростая задача.  На прошедших выборах партия «Авода» получила рекордное низкое количество мандатов — всего шесть депутатов смогли попасть в Кнессет. Сразу после своего избрания Перец стал демонстрировать совершенно другую риторику, чем это делал Ави Габай после того, как ему удалось выбраться на пост председателя партии. Если Габай всеми силами старался дистанцироваться от обозначения партии «Авода» как левой партии, и продвигал дискурс, в рамках которого якобы не существует понятий «правый» и «левый», Перец гордо несет звание «Авода» как главной партии левых сил. Габай публично «развелся» с движением Ципи Ливни, а Перец собирается вести с ней переговоры о потенциальном сотрудничестве. Тут стоит напомнить, что сам Перец был частью партии Ципи Ливни а-Тнуа с 2013 и до 2015 года. И, возможно это самое главное — Перец и «Авода», в отличие от Габая и «Аводы», представляют собой органический симбиоз партии и ее руководителя. Перец всю свою жизнь живет в провинциальном южном Сдероте, он не зарабатывал огромные миллионы на частном рынке, и, в отличие от Габая,  при виде его не возникает вопрос о том, как можно верить в миллионера-руководителя, представляющего партию, проповедующую ценности социальной справедливости и декларирующую стремление к сокращению пропасти между богатыми и бедными.

Кроме привлечения левого электората, включая многочисленных «беглецов», отдавших свой голос на недавних выборах за «Кахоль Лаван», Перец стремится забрать некоторые голоса у умеренного правого лагеря, и тут ему тоже есть что предложить, кроме своего происхождения, на чем, впрочем, пытался играть и Ави Габай. Перец является символом периферии, причем южной ее части, много лет страдающей от соседства с Сектором Газа. Место постоянного проживания Переца город Сдерот подвергался ракетным обстрелам еще задолго до выхода Израиля из Сектора. Проект Железный Купол, значительно снижающий ущерб от летящих на Израиль ракет, записан на имя Переца, ибо именно он в качестве министра обороны приложил все усилия для того, чтобы идея, зародившаяся в одной из лабораторий концерна Рафаэль, получила государственное финансирование, финансовую помощь от американской администрации, до того пытавшейся навязать Израилю проект лазерного антиракетного оружия, и стала проектом первостепенной государственной важности. Возможно без Железного Купола Израиль в данный момент снова владел бы Сектором Газа, со всеми вытекающими из этого неприятными последствиями.

Амир Перец демонстрирует стремление к союзам между различными политическими силами центрально-левого лагеря с целью прекращения власти партии «Ликуд» во главе с Биньямином Нетаниягу. Он привносит в эти будущие союзы большой политический опыт, имидж прямого политика, твердо придерживающегося идеологических принципов и не боящегося их высказывать — в наше время это чрезвычайно редкий товар на израильском политическом рынке. В союзе с Эхудом Бараком, если таковой состоится, роль Переца и партии «Авода» явно не будет второспенной, как неизбежно случилось бы, если праймериз в партии выиграли значительно менее опытные и весомые политки, соперничавшие с Перецом. Если смотреть на положение с реальной точки зрения, наличие на арене конгломерата «Кахоль Лаван» в данный момент в любом случае не позволит партии «Авода» занять лидирующее место в центристко-левом лагере, но, возможно, с выбором своим председателем Амира Переца партия «Авода» начала нелегкий путь к возвращению на лидирующие позиции на израильской политической арене.

Источник: Релевант