• Главная
  • Фонд
  • Новости
  • STMEGI TV
  • STMEGI Junior
  • Горские евреи
  • Иудаизм
  • Библиотека
  • Академия Джуури
  • Лица
  • Мнения
  • Проекты
  • Приложения
  • Переводчик
  • 63.58
    70.39
    18.31
    Гейдар Мирза

    военный эксперт, ведущий военно-аналитической программы Radius

    Мнения
    Гейдар Мирза
    Мнения

    Азербайджан и Израиль: что нам неизвестно о двустороннем сотрудничестве?

    Азербайджано-израильские отношения носят стратегический характер, обе стороны называют это стратегическим партнерством, иногда даже (эта тенденция стала прослеживаться в 2012-2013 годах) используется термин «союзничество», хотя я был бы не столь однозначен, потому что как сказал Президент Азербайджана Ильхам Алиев однажды: «Азербайджано – израильское сотрудничество подобно айсбергу, где на поверхности видна его самая небольшая часть».

    То есть даже исходя из того, что мы видим, несложно предположить, что если объять этот, гораздо больший «невидимый» спектр отношений, то там однозначно будет нечто большое, чем просто партнерство.

    Этот высокий уровень сотрудничества ведет историю еще с президентства Гейдара Алиева, когда состоялся визит премьер-министра, министра иностранных дел и других членов правительства Израиля в Азербайджан, определенные концептуальные договоренности были достигнуты и военное сотрудничество начиналось уже тогда. Если развернуть это в плоскость политической теории, то у Израиля есть такое понятие, которое звучит в переводе как «стратегия периферийной дипломатии», где одним из основных его подходов является мысль «враг моего врага – мой друг».

    То есть периферийная дипломатия, это когда ты выходишь в тыл своего противника и начинаешь налаживать отношения с теми соседями, с которыми у него самого не все ладно. Долгие годы по этому принципу выстраивалось, например, сотрудничество Турции и Израиля, но в результате объективных причин, политического разворота Турции, прихода к власти АК Партии, Турция как союзник просто исчезла для Израиля, и в результате израильтяне стали выстраивать отношения с греками, южными киприотами, курдами. И уже тогда, когда существовали связи Турции и Израиля, начиналось это сотрудничество с Азербайджаном и сейчас оно, конечно, приобретает еще более важный характер, ввиду процессов на Южном Кавказе, ближневосточной проблематики, проблемы Ирана… И многие в принципе понимают, что в азербайджано-израильских отношениях Иран занимает очень серьезное место.

    Я не был бы столь однозначен в поддержке тех, кто утверждает, что Азербайджан мог бы стать плацдармом для Израиля в случае каких-либо ударов, военных операций по Ирану, вообще каких-либо симметричных- ассиметричных действий. Даже если оставить в сторону войну и катаклизмы, если не дай бог в Южном Азербайджане, Тебризе или Ардебиле, произойдет 10-бальное землетрясение и погибнут тысячи людей, Азербайджан не сможет быть не затронутым таким процессом. Если, например, 20-30 тысяч южных азербайджанцев попытаются пересечь границу, а это все-таки наши братья, и там все-таки живет 25 миллионов азербайджанцев, то с нашей стороны будет им оказана соответствующая помощь. В таком случае, в Азербайджане очень серьезно будет дестабилизирована обстановка. Наши южные регионы очень сильно зависят от бизнеса с Ираном, а есть еще и просто родственные связи, и, конечно же, инструменты воздействия Ирана на Азербайджан. Тем не менее, ввиду этого, хочу подчеркнуть, я не стал бы сводить азербайджано-израильские отношения исключительно к Ирану.

    Военное сотрудничество очень важно, потому что качество израильского вооружения известно на весь мир, а Азербайджан - не только надежный партнер, на которого Израиль может положиться, что эти технологии не будут «слиты» третьим странам, но и помимо того, скажем так, Азербайджан может выступать и в роли плацдарма для испытаний.

    Обратите внимание, что в ходе апрельской войны 2016 года, на практике, в реальной боевой обстановке были опробованы ударные израильские беспилотники-камикадзе Harop. То есть эти беспилотники до этого в реальной боевой ситуации нигде не применялись – это был первый случай в боевой практике. И зарекомендовали они себя отлично.

    И это то, что мы знаем. А есть вещи, которые мы не знаем. Что я имею в виду? То, что, например, до момента использования беспилотников в боевых действиях никто не знал, что они состоят на вооружении азербайджанской армии. Даже корпусные генералы не знали, и в Минобороне не знали.  Поэтому, что есть много чего на вооружении ВС Азербайджана, о которых нам неизвестно. Я лично видел системы противоздушной обороны Barak 8 и наши военные им очень довольны. Я, конечно, очень надеюсь, что он не будет применен в реальных боевых условиях, так как это очень грозное оружие. Но есть такие моменты, лично меня которые не устраивают – я лично вижу, что наше сотрудничество больше связано с военно-техническими элементами, поэтому хотел бы больше видеть азербайджанских военных, проходящих обучение в Израиле, наших офицеров, обучающихся в израильских военных академиях, получающих какие-то теоретические знания о войне как о науке. То есть такого качества военные отношения у нас сейчас имеются с Турцией, у нас выросло целое поколение, которое ехало туда на обучение лейтенантами, а сейчас они уже генералы корпусов, генералы-майоры. Я надеюсь, что такой формат сотрудничества будет и с Израилем. И, конечно, надо развивать культурно-гуманитарное направление сотрудничества, так как в Азербайджане тысячелетиями живут иудеи, это некий живой мост межу странами. За это время азербайджанская и иудейская культуры заметно сплелись. Но все-таки основной момент – это все-таки военно-техническое, военно-политическое сотрудничество и это очень важный элемент в двусторонних отношениях.