• Главная
  • Фонд
  • Новости
  • STMEGI TV
  • STMEGI Junior
  • Горские евреи
  • Иудаизм
  • Библиотека
  • Академия Джуури
  • Лица
  • Мнения
  • Проекты
  • Приложения
  • Переводчик
  • 64.20
    70.67
    18.32
    Мнения
    Михаил Магид
    Мнения

    Последний из неоконов: как уход Болтона повлияет на политику Израиля?

    Совсем недавно в мировой прессе обсуждалось ослабление влияния ястреба и сторонника войны с Ираном — советника по национальной безопасности Джона Болтона — на политику Трампа. И вот Трамп уволил этого советника, советы которого вели Трампа к поражению на выборах 2020 г. Ибо новая война на Ближнем Востоке в США непопулярна. Болтон очень хотел раскачать Трампа на войну с Ираном. Но парни и девушки из американской глубинки очень не хотят умирать на Ближнем Востоке. Отставка означает, что угроза войны с Ираном резко снизилась.

    Первый фактор — иранский. Есть и второй фактор, который мог повлиять на отставку Болтона. Например, некоторые эксперты связывают отставку Болтона с его разногласиями с президентом США и по Афганистану. Болтон критиковал попытки Трампа договориться с талибами, которые уже фактически выиграли войну в Афганистане, там произошел перелом. В США эта война непопулярна и к тому же она очень дорого обходится налогоплательщикам. И США рано или поздно уйдут оттуда. Поэтому вопрос не стоит так: вести переговоры с талибами или нет. Вопрос стоит следующим образом: в каком формате вести эти переговоры и чего требовать от талибов. Талибы — тяжелые и неудобные партнеры, но вести с ними переговоры американцам все равно придется.

    Впрочем, оба объяснения отставки Болтона, иранское и афганское, не противоречат друг другу. Наоборот, они указывают на нечто важное.

    Хотя администрация Трампа весьма разнородна и даже «пестра» по составу и отставки там происходят весьма часто, думается, что данное кадровое решение отражает глубинные изменения, давно назревшие в политике США. Неокон Болтон не осознавал, в силу своих убеждений, что эпоха изменилась.

    Неоконы завели политику США в тупик, развязав войны в Ираке и Афганистане, которые обошлись США более чем в 10 тысяч убитых, 50 тысяч раненых военных и около 6 трлн долларов военных расходов — почти треть ВВП Америки. Мало того, результатом стало невероятное усиление Ирана. После того как американцы снесли в Ираке антииранский режим Саддама Хуссейна, на сцену в этой стране вышли партии шиитского большинства, многие из которых связаны с шиитским Ираном. В результате Иран получил огромное влияние в Ираке и далее в Сирии (еще раньше в Ливане), выстроив стратегический коридор до Средиземного моря.

    Что до Афганистана, то там в войне произошел перелом, и власть скоро вернется к талибам, которых свергли когда-то давно американские войска. Не следует забывать также, что между талибами и Тегераном устанавливаются все более прочные политические и военные связи!

    После такого оглушительного провала, сравнимого лишь с итогами войны во Вьетнаме, политика неоконов стала символом некомпетентности. Болтон был последним из этой команды, и он проиграл.

    Внешняя политика Трампа, как и политика Обамы, — это попытки найти другие подходы. Может быть, Трамп действует неудачно, но он явно не хочет идти по пути неоконов.

    Провал военной экспансии неоконов доказал, что США не могут быть мировым жандармом, приходящим в любой регион земного шара с дубинкой. Так что Америка вынуждена будет сосредоточить свои усилия лишь в нескольких ключевых регионах. Это противостояние с новым гигантом — Китаем — в Восточной Азии и сохранение контроля над Европой (самым богатым и технически развитым регионом планеты, наряду с США). На Ближнем Востоке США важен Персидский Залив — и только потому, что через него проходит около трети мирового экспорта нефти (оттуда нефть поступает в целый ряд регионов, включая Индию и Восточную Азию). Поэтому американцам важно сохранять хоть какой-то контроль над этим регионом. Для этого есть страны-союзники (Саудовская Аравия, ОАЭ, Кувейт и Катар), американские базы и флот в заливе. В качестве противовеса Ирану может также рассматриваться Израиль.

    Иранская империя была нейтрализована ядерной сделкой 2015 г., когда она отказалась от программы ядерных вооружений в обмен на снятие части санкций и разрешение экспортировать нефть. В остальном она, как полагают некоторые политики в США и Евросоюзе, не представляет для США и Евросоюза угрозы. Поэтому Обама в 2015 г заключил ядерную сделку с иранцами — свобода торговли и инвестиций в обмен на иранский отказ от ядерного оружия. Даже напротив: иранская империя вычищает джихадистов суннитского происхождения, которые угрожают США и Европе терактами. Иран, по мнению некоторых европейских высокопоставленных лиц, вообще «не проблема для Европы, а решение».

    Однако, судя по всему, проблемы в отношениях с Ираном при администрации Трампа вряд ли будут решены. Трамп не может просто вернуться к ядерной сделке 2015 г., отменив санкции, к сделке, из которой он вышел, потому что это означало бы потерю лица и победу Ирана. Со своей стороны, Иран не уступит требованиям Трампа о свертывании поддержки своих прокси на Ближнем Востоке и отказе от ракетной программы — он сделал ставку на выборы 2020 г., на победу демократов, которые уже пообещали возращение к сделке 2015 г. Поэтому, скорее всего, переговоры США с Ираном состоятся и, скорее всего, ни к чему не приведут.

    Тем не менее отставка Болтона — признак того, что американо-иранской войны никто уже в США не планирует. Вероятно, руководство Израиля будет теперь исходить из этой перспективы.

    Что может предпринять Израиль в новых условиях и как будет меняться его политика?

    Во-первых, необходимо признать, что внешняя политика Нетаньяху зашла в тупик. Биньямин Нетаньяху все поставил на Трампа. Он даже отказался принять американских конгрессменов-демократов, поссорившихся с Трампом, и тем самым ухудшил свои отношения с Демократической партией, за которую традиционно голосует большинство американских евреев. Нетаньяху был готов пойти на все ради Трампа. Но если он рассчитывал руками Трампа расправиться с иранской империей, то он просчитался. Эгоцентричный и чуткий к настроениям своего электората, Трамп теперь делает осторожные шаги в противоположном направлении — в сторону сделки с Тегераном. Несомненно, неудача Нетаньяху еще больше подорвет политические позиции главы Ликуда: Акела снова промахнулся.

    Во-вторых, до недавнего времени Нетаньяху действовал довольно напористо, атакуя иранские ракетные объекты и силы шиитских милиций, связанные с Тегераном, в Сирии, Ираке и Ливане. Это расширение географии израильско-иранского конфликта подвело обе страны к опасной черте. «Хезболла» в Ливане провела ракетный обстрел израильских позиций. Ряд про-иранских милиций в Ираке объявили о том, что в случае повторения израильских бомбежек, они атакуют американские силы, развернутые в этой стране. Но если раньше Нетаньяху мог надеяться на то, что доверенные лица Ирана, будь то шейх Хасан Насралла, лидер ливанской «Хезболлы» (одной из самых эффективных армий в регионе) или Абу Махди Аль Мухандис - руководитель про-иранских шиитских бригад Катаиб "Хезболла" в Ираке, способны такими своими заявлениями и действиями только раззадорить американцев и вызвать на себя и на своих иранских спонсоров огонь ВВС США, то сегодня положение изменилось.

    Теперь Израиль, с Нетаньяху или без, будет, скорее всего, действовать осторожнее. Перспектива тяжелой войны с Ираном, окружившим Израиль ракетным поясом, включающим сотни тысяч ракет и даже высокоточные крылатые ракеты, способные наносить удары по аэропортам, крупнейшим заводам и военным базам - это перспектива, в которой население Израиля не заинтересовано. Американские ВВС в случае такой войны Израиль, вероятнее всего, не поддержат. После отставки Болтона это сделалось очевидно.