• Главная
  • Фонд
  • Новости
  • STMEGI TV
  • STMEGI Junior
  • Горские евреи
  • Иудаизм
  • Библиотека
  • Академия Джуури
  • Лица
  • Мнения
  • Проекты
  • Приложения
  • Переводчик
  • 63.84
    70.70
    18.40
    Мнения
    Михаил Магид
    Мнения

    Кризис, созданный Трампом в Сирии, угрожает Израилю

    Многие люди пребывают в уверенности, что все мировые политические процессы кем-то контролируются. Каждый раз, когда происходят шокирующие события, люди говорят себе: «Видимо, таков был изначальный план». Так спокойнее. Но в большинстве случаев они ошибаются. Там, где видят хитроумно рассчитанные многоходовки, следовало бы поместить портрет Джокера и крупными буквами написать его слова: «Я что, похож на человека, у которого есть план?»

    Великий Насим Талеб, социальный мыслитель ливанского происхождения, чье мировоззрение сформировалось во многом благодаря хаотичной и чудовищной Гражданской войне в Ливане (1975-1990), хорошо показал в своих работах, что мир подобен улыбке Джокера. Иллюзия — считать, что всеми мировыми процессами управляет кто-то предсказуемый. Общество — слишком сложная и слабопредсказуемая система, в рамках которой влияют друг на друга сотни факторов. Но настают времена, когда непредсказуемость и хаотичность возрастают.

    Когда президент США Дональд Трамп принимал решение о выводе войск из Северной Сирии, он понятия не имел о том, что случится дальше. Он, конечно, знал о подготовке турецкого наступления, но не более того.

    Трамп сделал это для того, чтобы понравиться своим избирателям. Огромная часть рядовых американцев, как демократов, так и республиканцев, не хочет больше участия своей страны в войнах на Ближнем Востоке. Американцы устали. Свыше 10 тыс. убитых, 50 тыс. раненых и потраченные 6 трлн долларов (почти треть ВВП США) с 2001 г продемонстрировали всю безнадежность участия Америки в таких войнах. У страны нет для них ресурсов — ни финансовых, ни интеллектуальных, ни моральных. В Ираке после ухода американцев, уставших от партизанской войны, установилось господство партий шиитского большинства и стоящего за ними Ирана, построившего колоссальный стратегический коридор через зависимые от него страны (Ирак, Сирию и Ливан) к Средиземному морю. В Афганистане побеждают те самые партизаны-талибы, с которыми США вели войну почти 20 лет. Такого оглушительного поражения США не знали со времен Вьетнама. Вместе с тем, благодаря сланцевой революции, США больше не зависят от ближневосточной нефти. Значение Ближнего Востока в их глазах упало. Одновременно в Восточной Азии поднялся новый экономический и военный колосс — Китай, и интересы США выражаются сегодня в его сдерживании, а потому смещаются на Дальний Восток. Одним словом, Америке больше не до Ближнего Востока, максимум, ей нужен, по стратегическим соображениям, Персидский залив, через который проходит треть мирового экспорта нефти.

    Но, вероятно, Трамп не думал обо всем этом, когда принимал решение о выводе войск из Сирии. Он просто хотел, чтобы за него проголосовали.

    Решение Трампа означало, что он бросает союзные ему курдские милиции Северной Сирии (близкие Курдской рабочей партии, РПК) на произвол судьбы. Курды на протяжении нескольких лет воевали с ИГИЛ в составе международной коалиции, плечом к плечу с армией США. Отказ от военной поддержки своего ближайшего союзника имеет долговременные последствия. Каковы они?

    Решение Трампа уйти из Северной Сирии произвело нечто вроде взрыва. Возник политический вакуум, пустота. Туда немедленно ринулись силы региональных держав — Турции, РФ и ее союзников, асадо-иранцев. Каждый хочет взять побольше, стать сильнее. Ударные волны от этого взрыва могут многих коснуться.

    Турки вошли на север Сирии, чтобы расширить там зону своего влияния и одновременно вытеснить курдские формирования (милиции), связанные с РПК. Это движение уже несколько десятков лет ведет войну за автономию Турецкого Курдистана, а здесь ему удалось создать свои государственные структуры и милиции в Сирии, в районе турецкой границы. И Турция заявила, что отодвинет курдов на 30-40 км от своей границы, создаст там зону безопасности и заселит туда миллионы сирийских арабских беженцев.

    Курды немедленно заключили союз с асадо-иранскими силами и Россией. Проасадовские и российские соединения стали занимать курдские города Сирии, прежде всего на сирийско-турецкой границе, мешая турецким войскам в них войти. После воинственных заявлений Эрдогана возникла опаснейшая ситуация. Теперь каждой из сторон крайне сложно отступить. Это конфликт между Турцией и Россией, пытающихся разделить Сирию, и каким будет исход событий — никто не знает. Все заявления, что «так и планировалось Турцией изначально» — просто смешны.

    Но решение Трампа сдать курдов Турции следует рассматривать вместе с другим его решением: с отказом отомстить за иранский удар по Саудовской Аравии. 14 сентября рой иранских дронов и крылатых ракет разнес на куски крупнейшее саудовское нефтеперербатывающее предприятие, и есть все основания считать, что этот рой был выпущен с территории Ирана. Но и здесь американский президент отказался вступиться за Эр-Рияд — своего главного военного и политического союзника в Персидском заливе.

    Президент США продемонстрировал нежелание его страны вмешиваться в какие-либо вооруженные конфликты. Это означает, что США не станут больше (во всяком случае, пока Трамп сидит в Белом доме и пока сохраняется нынешний курс) предоставлять действенную вооруженную защиту своим главным союзникам — Японии, Южной Корее и Индии (которые опасаются растущей военной мощи Китая), странам Европы (какие бы угрозы над ними ни нависли). Это также значит, что США не станут защищать Израиль от иранского удара, аналогичного тому, что обрушился на саудовцев. Осознание этого слишком поздно пришло к израильским политикам.

    Если такая политика США продолжится, она будет иметь грандиозные последствия для планеты. Она означает независимый курс большинства крупных держав, наращивание ими военной мощи в целях самостоятельной борьбы с угрозами — подлинными или мнимыми. Это может привести, например, к ремилитаризации Японии и, как это ни покажется сегодня странным, Германии.

    Для Израиля это означает, что он остается один на один с иранской империей. Скорее всего, израильские военные будут использовать такое положение для того, чтобы эффективно лоббировать рост военных расходов. Израиль станет более интенсивно готовиться к войне на несколько фронтов, отражая удары с севера, со стороны шиитско-иранского пояса, и с юга, со стороны Сектора Газа, где группировки ХАМАС и «Исламский Джихад» находятся под влиянием Ирана. Это чем-то напоминает ситуацию перед Войной Судного дня (1973 г.), в которой Израиль воевал на два фронта, на севере и на юге.

    Сохранится ли сотрудничество США и Израиля в таких условиях? Да, ибо США нужен противовес иранской империи, нужны союзники. США будут продолжать экономическое и политическое партнерство с Израилем, поддерживать его в ООН, продавать ему новейшее оружие. Но на прямую военную поддержку США Израиль может больше не рассчитывать. И это не случайность, а продолжение политики Обамы, который так же сокращал военное присутствие США на Ближнем Востоке. Даже если следующая администрация скорректирует курс Трампа, и исправит то, что она считает его ошибками, этот вектор, вероятно, сохранится.