• Главная
  • Фонд
  • Новости
  • STMEGI TV
  • STMEGI Junior
  • Горские евреи
  • Иудаизм
  • Библиотека
  • Академия Джуури
  • Лица
  • Мнения
  • Проекты
  • Приложения
  • Переводчик
  • 63.69
    68.78
    18.58
    Мнения
    Юрий Бочаров
    Мнения

    Как Кнессет криминал от лоббирования отделял

    Хаим Кац в центре, за ним стоит Авихай Мандельблит

    Скандал вокруг создания комиссии по решению вопроса о депутатском иммунитете Биньямина Нетаньяху завершился «проигрышем» последнего в связи с отсутствием большинства и гарантированным отказом в получении депутатской неприкосновенности. В итоге обвинительное заключение против премьер-министра было немедленно представлено в окружной суд в Иерусалиме. В связи с чем, как уже не раз отмечалось за последний год, на ближайших выборах в Кнессет, снова впервые в истории Израиля, премьер-министр, лидер партии будет баллотироваться в статусе обвиняемого. И хотя сами судебные слушания начнутся уже после выборов, сам этот факт уже дает немала аргументов противникам партии «Ликуд».

    На фоне скандала вокруг защиты от уголовных преследований Биньямина Нетаньяху, созданная комиссия по решения вопросов о депутатском иммунитете также должна была рассмотреть и вопрос бывшего министра труда и соцобеспечения Хаима Каца («Ликуд»).

    Несколько месяцев назад юридический советник правительства Авихай Мандельблит известил министра труда и соцобеспечения Хаима Каца о том, что он предстанет перед судом по обвинению в мошенничестве и обмане общественного доверия. В связи с чем последний, как того требует закон, был вынужден оказаться от министерского поста.

    Согласно готовящемуся обвинительному заключению, Кац продвигал в Кнессете законопроект, который должен был помочь его другу, финансисту Мордехаю Бен-Ари. Финансист более пяти лет фактически работал личным инвестиционным брокером депутата, а затем министра Хаима Каца и управлял всеми его сбережениями, принеся политику миллионные барыши, — в том числе путем «слива» инсайдерской информации, к которой он имел доступ по работе в компании «Аквиталь». И хотя напрямую финансист не получал за свой труд ни зарплаты, ни комиссионных, которые обычно выплачиваются таким посредникам, его «гонорарами» являлись выгодные компании «Аквиталь» решения государственных органов, принятие которых обеспечивал влиятельный депутат Кац, до назначения на министерский пост, возглавлявший комиссию Кнессета по труду и социальному обеспечению.

    В итоге, после подачи обвинительного заключения Хаим Кац также обратился к парламенту с просьбой о предоставлении ему депутатской неприкосновенности, и, также, как и Биньямин Нетаньяху, надеялся, что данная комиссия будет создана нескоро. Однако после того, как оппозиция получила большинство и была создана комиссия, предполагалось, что это также приведет к лишению Каца депутатской неприкосновенности. Ведь тогда у оппозиции появлялся еще один козырь против партии «Ликуд», в составе которой баллотировались сразу два ее лидера (Хаим Кац является председателем центра «Ликуда»), обвиняемые в уголовных преступлениях.

    Однако, как не странно, заседание комиссии пошло совсем по другому сценарию. И хотя юридический советник правительства Авихай Мандельблит призвал депутатов не давать Кацу иммунитета от судебного преследования, так как он действовал в ситуации «вопиющего конфликта интересов», что трактуется законом как коррупция, большинство депутатов заявили, что не понимают, что предосудительного сделал их коллега, когда привлек к разработке законопроекта друга-финансиста, которому законодательная инициатива сулила немалые выгоды, — и умолчал как о дружеских связях, так и о материальной заинтересованности своего консультанта.

    Члены комиссии начали требовать, чтобы юридический советник разъяснил им, где проходит грань между легитимным и криминальным в их парламентской работе. Если депутат инициирует законопроект, от которого в чем-то выигрывают его близкие и друзья, — ему грозит уголовное дело?

    То обстоятельство, что друг Хаима Каца, выступивший инициатором поправки в закон, долгие годы бесплатно управлял финансовыми активами депутата и принес ему миллионы шекелей прибыли, депутаты сочли несущественным — ведь обвинения в получении взяток бывшему министру не предъявили (как пояснил Мандельблит, именно потому, что адвокаты Каца доказали на слушаниях его близкую дружбу с финансистом).

    В итоге Хаим Кац нашел сочувствие у депутатов. В его защиту выступили не только представителя родного «Ликуда» и его партнеры по право-религиозному блоку, но даже видные деятели оппозиционного лагеря, такие как Тамар Зандберг («Мерец») , а также члены НДИ и части «Кахоль Лаван».

    Адвокаты Хаима Каца требовали для него полного иммунитета, так как уголовные обвинения предъявляются депутату в связи с его парламентской работой. Кац настаивал, что принятая по инициативе друга-финансиста поправка в Закон о ценных бумагах была нужна и полезна не только другу, но и всему израильскому обществу: она защищает права миноритарных акционеров и держателей корпоративных облигаций при банкротстве корпорации.

    В итоге парламентская комиссия Кнессета утвердила прошение бывшего министра Хаима Каца о предоставлении ему депутатской неприкосновенности. После бурного 10-часового заседания 16 членов комиссии проголосовали «за», 10 «против», четверо воздержались.

    Иммунитет, о котором просил и который получил Кац, — это неприкосновенность, которая сохранится у него и после нынешней парламентской каденции. Теперь вопрос будет решаться на пленарном заседании Кнессета и, вероятнее всего, затем в Высшем суде справедливости, но скорее всего Хаим Кац вышел победителем из этого дела, так как система лоббирования интересов различного рода магнатов и финансовых структур очень развита в Кнессете и приносит порой депутатам вполне ощутимые удовлетворения за их законодательные инициативы.