• Главная
  • Фонд
  • Новости
  • STMEGI TV
  • STMEGI Junior
  • Горские евреи
  • Иудаизм
  • Библиотека
  • Академия Джуури
  • Лица
  • Мнения
  • Проекты
  • Приложения
  • Переводчик
  • 77.73
    85.74
    21.83
    Мнения
    Роберт Тивьяев
    Мнения

    Отдайте Тору лучшим…

    Все, кто говорит что мы живем в еврейском-демократическом государстве, мягко говоря, лукавят. У нас этакий симбиоз еврейско-религиозно-демократического государства.

    Как все это связалось воедино и как это влияет на нас?

    В последние недели по стране прокатывается безумная волна антирепатриантских выходок, сопровождающихся очернением миллиона русскоязычных граждан и повальным обвинением их в "антисемитизме". Нападения на репатриантов, объявления их "гоями" и "коммунистами", свастики с оскорблениями, обвинения в подделке документов, все это терпеть больше нельзя.

    Группа людей монополизировала иудаизм и фактически узурпировала не только функцию удовлетворения религиозной потребности у населения, но и взяла в свои руки право решать, кто еврей, а кто нет, основываясь не на документах или научных данных, а на собственных, иногда откровенно расистских предубеждениях или политических интересах.

    В такой ситуации необходимо правильно оценить ситуацию и отделить реальность от пропагандистских лозунгов.

    Ситуация, на самом деле очень простая. Объясню ее на примере.

    У нас в городе, в стране исхода,  был раввин. Человек с большой буквы. Раввин с большой буквы. Он учил нас, что значит быть евреями. Благодаря ему мы знали и отмечали праздники, хранили традиции, стремились привить их и детям. Он приводил нас к религии наших предков без давления, без унижений, руководствуясь любовью и своими обширными познаниями нашей истории, религии и традиций.

    Государство, естественно, ему не платило. Платили люди, для которых он был носителем знания, проводником к вере и к собственным корням. Он был кристально чистым Человеком. Иначе он бы не мог быть раввином - ведь раввин, по определению, это тот, кто указывает путь к еврейству, к вере. Если такой человек совершает преступление, нарушает те самые заповеди, о которых учит других - он перестает быть раввином. Люди, источник его авторитета, перестают ему верить.

    Небольшая параллель: если адвокат совершает преступление - обманывает своего клиента, интересы которого он должен отстаивать, - он лишается лицензии. Если врач, который дает клятву Гиппократа, неправильно лечит пациента, чем приводит к его, не дай Бог, смерти - он лишается лицензии. Если полицейский, призванный защищать нас, совершает преступление, он перестает быть полицейским. Если учитель, не дай Бог, насилует ребенка - к детям его больше не допустят...

    Что происходит в ситуации с раввинами? Теми, кто должен, по определению, быть учителями, духовными наставниками, символами иудаизма? Давайте взглянем на события последних недель.

    Арестованный раввин Берланд: насиловал женщин, бежал, был депортирован, отсидел, вновь занялся преступной деятельностью, подозревается в отмывании денег, обмане тяжело больных людей. Он почему-то остается раввином. Авторитетом. Понятно, вы скажете, что это дело общины и общине решать кого она определяет себе в раввины.

    Еще один раввин задержан по подозрению в насильном удержании около 50 женщин вместе с детьми. Еще одна раббанит все еще не депортирована в Австралию, где ее ждет суд за 73 случая педофилии. Еще одна раббанит подозревается в содействии похищению ребенка у психически нездоровой женщины. Раввин из управления тюрем подозревается во взяточничестве… Раввины "Иерусалимского крыла" ("Пелег Йерушальми") подстрекают молодежь к насилию в отношении полиции. И если бы речь не шла о евреях, то я бы сказал, что речь идет о сектантах…

    И поверх всего этого один из двух главных раввинов огульно называет нас неевреями, а другой раввин заявляет, что почти все прошедшие гиюр русскоязычные репатрианты – "жульничают".

    И все это - раввины.

    Кого при этом "исключают из евреев" - преступников? Нет, что вы. Наблюдатель за кашрутом, человек, чья должность нуждается, по правде говоря, в тщательном изучении и стандартизации продукции, по исключительно расистским причинам объявляет неевреем репатрианта из бывшего СССР - без каких-либо явных оснований. По внешнему виду, по запаху или по акценту - непонятно. Человек пережил кошмарные две недели, получил моральную травму. Его работа ограничена, он потерял в зарплате и должен тратиться на адвоката - все это только потому, что неизвестно кто внезапно узурпировал право решать, кто у нас в государстве еврей.

    Думаете, он такой один? Сколько из нас, собираясь в Израиль, надеялись жить в стране, где нас не будут унижать по национальному признаку? И сколько из нас столкнулись с ситуацией, что вместо "пархатый жид" нас стали обзывать "вонючими русскими"?

    Но вернемся к адвокатам, врачам и преподавателям. Они необходимы нам. Как и раввины. Но мы не пойдем к плохому врачу или к плохому адвокату, а детей не отправим к плохому учителю. Более того, система нашего общества не оставит их на работе.

    А что делать с раввинами и инспекторами по кашруту? У нас нет никакой системы контроля за их качеством. В случае с инспекторами по кашруту, например, только треть из них, согласно отчету госконтролера (!), имеет официальные разрешения от главного раввината. Остальные "работают"  без разрешения, без контроля, часто и без образования.

    Пойдем дальше: число адвокатов, которые нужны обществу - ограничено. Если на 3000 мест будет 10000 юристов, то 7000 будут делать что? Правильно, переквалифицируются. Такая же ситуация будет с представителями любой другой профессии. Причем за учебу для получения профессии платят они сами. А рынок выбирает лучших. Остальные - работают по другой профессии, а диплом держат на стеночке на память.

    И тут встает вопрос. А сколько нам, обществу, нужно раввинов? Инспекторов кашрута? Давайте посчитаем и создадим систему отбора лучших. Как есть лучшие математики, физики, химики, юристы, врачи и т. д.

    Мы не имеем ни малейшего понятия о том, какова результативность учебы в йешивах всех 150 тысяч молодых людей, за учебу которых мы платим. Нет никакого внешнего контроля за тем, какие у них оценки, по каким критериям, например, они становятся инспекторами кашрута или раввинами. Все внутри, все скрыто от нас. Кроме конечных последствий, про которые я писал выше…

    Я согласен, изучение Торы необходимо. Но оно должно быть результативным не в плане количества учащихся. И не должно быть бременем на плечах налогоплательщиков. Давайте изменим систему, вернемся к прошлым временам, когда общины сами платили за "талмидим хахамим". Когда в йешивы шли лучшие мыслители, а не кто попало. Я не против, чтобы мы платили за эту учебу. Я даже желаю, чтобы блестящий мыслитель, исследователь нашей традиции, получал стипендию. За счет тех, кто просиживает в йешиве штаны, а потом определяет еврейство на глазок.

    Я за то  чтобы инспекторы кашрута избирались на конкурсной основе, и имели хоть какое то образование, ведь чтобы стать инспектором кашрута  необязательно даже в йешиве учиться.

    Я хочу, чтобы слову “раввин” было возвращено то былое значение - учителя, того, кто ведет к знанию, того кто хранит веру и традицию.

    9 канал