• Главная
  • Фонд
  • Новости
  • STMEGI TV
  • STMEGI Junior
  • Горские евреи
  • Иудаизм
  • Библиотека
  • Академия Джуури
  • Лица
  • Мнения
  • Проекты
  • Приложения
  • Переводчик
  • 71.34
    80.56
    20.89
    Олег Шиндлер

    директор компании Schindler Consulting (Канада), бакалавр политологии Бар-Иланского университета

    Мнения
    Олег Шиндлер
    Мнения

    Может ли Израиль перейти к двухпартийной системе?

    Для того, чтобы политическая система была эффективной, необходимо наличие механизмов, гарантирующих ее работоспособность. Именно такого механизма израильской избирательной системе и не хватает.

    На что похожа сегодняшняя «стабильность» политической ситуации в Израиле? Можно вспомнить Бельгию, которая жила без правительства 589 дней с 2008 по 2010 год. Или Испанию 2016 года, где правительство не могли сформировать в течение десяти месяцев. Проводить параллели с Ираком или Сомали не хочется, чтобы не плакать.

    Правительство меньшинства – то, к чему сейчас пришли в Канаде. Здесь либералы, победив на выборах в октябре 2019 года, теперь должны заручаться поддержкой других партий при принятии буквально каждого закона, и договариваться с оппонентами по каждому отдельному вопросу. Такой подход едва ли окажется эффективным в Израиле.

    В нынешней системе надо что-то менять. В теории смена системы выборов и формирования кабинета возможна, если две крупнейшие партии договорятся о ней после выборов. Их мандатов хватит, чтобы провести соответствующие законы.

    Избирательная реформа: закон о «техническом правительстве»

    Такой реформой мог бы стать закон о «техническом правительстве», который гласит: при невозможности создать коалицию при повторных выборах (т.е. вторых по счету) избирательная комиссия (или президент, или БАГАЦ – депутатам стоит обсудить, какой вариант лучше подходит) может передать право сформировать «техническое правительство» с 61 мандатом, сроком на два года, той партии, которая набрала наибольшее число мандатов на повторных выборах. Оставшиеся 59 мест в Кнессете разделятся между всеми прошедшими электоральный барьер партиями в пропорции, соответствующей голосам, которые они получили.

    Иными словами – победитель получает все. Ему (в израильских реалиях это «Ликуд» или «Кахоль-лаван») достанется 61 мандат, вне зависимости от реального числа голосов. Это позволит ему гарантированно сформировать кабинет.

    Альтернативным вариантом для наделения «технического правительства» мандатом народного доверия может стать проведение второго тура повторных выборов - но уже между двумя партиями, занявшими первое и второе места по числу  голосов. И тогда избиратель вынужден будет выбрать сторону между «только Биби» и «только не Биби», чтобы завершить этот выборный марафон, не доводя его до превращения в фарс. С тем, чтобы победителю снова «присудили» 61 мандат, а остальные 59 раздали малым партиям, сохранив принцип представительства.

    Преимущества новой системы

    В результате подобной реформы у страны появляется механизм выхода из перманентных кризисов с перевыборами. Следует напомнить, что за последние 20 с лишним лет ни одно «лоскутное» правительство Израиля не досидело до конца свой срок.

    Второй положительный момент — уменьшение политического веса малых секторальных партий. Долой секторальный диктат мелких интересантов! Заодно подобная система станет дополнительным стимулом для мелких политсил к объединению в средние и крупные политические блоки (с учетом к тому же высокого избирательного ценза).

    Третий плюс — это отличный стимул для больших партий договорится уже после первого тура с возможными партнерами по коалиции, чтобы не рисковать потерять «все» на два года. На чаше весов окажется рациональное предположение из теории игр, согласно которому договорится более безопасно (win-win), чем потерять все в игре с нулевой суммой. Это также приведет к повышению ответственности и серьезности в ведении коалиционных переговоров со стороны второй партии. Ведь, не пойдя на компромисс, можно на два года остаться ни с чем.

    Таким образом, политическое устройство получит дополнительный фактор в систему сдержек и противовесов, а страна – механизм выхода из тупика. Но с ограничением на два года, чтобы не вручать слишком большой власти одной политической силе на больший срок, без явного и однозначного мандата населения на выполнение именно ее программы.

    Финансово, даже заранее планируемые расходы на выборы раз в два года могут оказаться меньшими, чем теоретически неограниченное количество «незапланированных» перевыборов.

    Если же через два года политическая сила, получившая страну практически в неограниченное правление, не отчитается об успехе – она уже не сможет свалить ответственность на плохих партнеров по коалиции. «Техническое правительство» несет всю полноту ответственности за свои действия, так что в случае неудачи на следующих выборах эту партию свои же избиратели попросту «уберут» со сцены. Быть может, понимание этого заставит и многих депутатов кнессета ответственнее относится к своей работе?

    Быть первым – всегда рискованно

    Принцип «все или ничего» действует в разных странах, но в основном в рамках мажоритарной системы выборов в округах. Например, Канада, поделенная на округа, делегирует в парламент кандидата от этого округа, победившего в нем. Поэтому, скажем, бывший министр внутренней безопасности Ральф Гуддейл не попал в парламент, так как проиграл в своем округе - хотя в масштабах всей страны имел один из самых хороших рейтингов.

    Суть предложения – в том, чтобы экстраполировать эту же модель на выборы в парламент, заменив одного члена парламента - всем парламентом с 50 процентами + 1 мандатом. В некоторых мажоритарных системах существует еще и специальный процентный ценз – минимум, который нужно получить, чтобы считаться победителем.

    Так или иначе, в Израиле подобная система смогла бы создать условия для «двухпартийной системы», о которой многие давно говорят – без ущемления прав любых прочих партий и групп. Поскольку большинство израильтян все же придерживаются более умеренных взглядов, логично предположить, что судьба «технического правительства» всегда будет разыгрываться между условными правоцентристским «Ликудом» и левоцентристским «Кахоль-лаван». Соответственно, особо переживать о возможности прихода к власти радикалов с обоих флангов политического спектра при новой системе тоже не приходится.

    Конечно, это сложно. Но сложные времена требуют смелых решений.

    Детали