• Главная
  • Фонд
  • Новости
  • STMEGI TV
  • STMEGI Junior
  • Горские евреи
  • Иудаизм
  • Библиотека
  • Академия Джуури
  • Лица
  • Мнения
  • Проекты
  • Приложения
  • Переводчик
  • 70.50
    79.22
    20.54
    Мнения
    Юрий Бочаров
    Мнения

    И судим был каждый по делам своим...

    В воскресенье, 24 мая, в окружном суде Иерусалима открылся процесс над премьер-министром Биньямином Нетаньяху. Впервые в истории государства действующий глава правительства оказывается подсудимым по обвинению в уголовных правонарушениях.

    Весь район вокруг здания суда на улице Салах ад-Дин был окружен полицейскими кордонами, телеканалы сообщают о «беспрецедентных» мерах безопасности. На небольшом пятачке, практически стенка на стену шли две противоположные демонстрации. Демонстрации в поддержку Нетаньяху противостояли митингующие с черными флагами и лозунгами противоположного содержания — в поддержку правоохранительной системы и борьбы с коррупцией в институтах власти. Полицейские разделили демонстрантов из противоборствующих лагерей во избежание физического насилия — накал страстей достиг пика. Обе стороны заявляют, что в эти дни «решается судьба израильской демократии».

    Перед открытием процесса у зала суда состоялась массовая демонстрация в поддержку премьер-министра. В ней приняли участие министры и активисты Ликуда. На демонстрацию поддержки прибыли активисты почти из 70 городов страны, почти треть из них была русскоязычными. Что было поразительно — в фойе суда смогли пройти подопечные дома престарелых для выживших в Катастрофе, которых охранники явно постеснялись задержать. Они лично приветствовали Нетаньяху, пожелали ему успехов и поблагодарили за его дела и заботу. Мне трудно вериться, что, как это пытаются представить политические недруги премьер-министра, это были «показательные» выступления, ведь люди, пережившие Холокост, имеют твёрдый характер и не кривят душой.

    После этой встречи Нетаньяху прошел в судебный зал со своим адвокатом в присутствии журналистов, которые жаждали только сенсации и «горячительных» фото премьер-министра на скамье подсудимых. Однако Нетаньяху не предоставил им такой возможности и продолжал стоять пока судебные приставы не удалили всех представителей СМИ из зала заседаний.

    Рядом с Нетаньяху стоял обвиняемый в попытке дачи ему взятки владелец «Едиот Ахронот» Нони Мозес. Лишь после того, как двери зала закрылись, Нетаньяху и Мозес сели — и телеканалы сообщили, что «исторический момент» наступил: премьер-министр Израиля впервые сел на скамью подсудимых. Больше их уже ничего не интересовало, как, кстати, и большинство граждан страны. Как оказалось, транслировавшаяся в прямом эфире передача из зала суда привлекла внимание лишь мизерного числа телезрителей.

    Судейскую коллегию возглавляет судья Ривка Фридман-Федельман, с ней вместе работают судьи Моше Бар-Ам и Одед Шахам. Обвинителем на процессе выступает заместитель государственного прокурора Лиат Бен-Ари. В связи с ограничениями, связанными с эпидемией коронавируса, на самом судебном процессе пока смогут присутствовать лишь судьи, обвиняемые, по одному адвокату от каждого обвиняемого и обвинитель. Остальные адвокаты, а также журналисты, могут следить за ходом заседания в отдельных залах, снабженных телеэкранами.

    Председатель суда Ривка Фридман-Федельман по очереди спросила каждого из обвиняемых, ознакомился ли он с обвинительным заключением и понял ли смысл предъявляемых ему обвинений. Нетаньяху поднялся перед судом и ответил утвердительно на оба вопроса.

    Главе правительства Биньямину Нетаньяху предъявлены обвинения по трем делам: «1000», «2000» и «4000». По всем трем премьер-министр обвиняется в обмане общественного доверия, по «делу 4000» — еще и во взяточничестве.

    Напомним, что в рамках «дела 4000» расследовались контакты Нетаньяху с владельцем компании «Безек» и сайта Walla Шаулем Аловичем в 2012-2017 годах. По версии следствия, Нетаньяху получил позитивное освещение на сайте Walla в обмен на услуги Аловичу, общая стоимость которых оценивается почти в миллиард шекелей. Не хочется, конечно, комментировать данное заявление, но просматривается некая нелогичность: человек получил прибыль или доход в миллиард шекелей, а за это сделал несколько положительных публикаций? То есть выходит, что премьер-министр «дал» взятку на миллиард из госказны, чтобы сэкономить несколько десятков тысяч партийных денег, отведенных на его рекламу в СМИ? Не странно ли оцениваются действия премьер-министра, как-то не очень логично?

    «Дело 1000» было связано с получением семьей Нетаньяху незаконным путем подарков от бизнесменов на сумму в сотни тысяч шекелей. Здесь вообще, мне кажется, большинство в мире не понимает, в чем вопрос. К уважаемому человеку приходят гости и преподносят подарки, тем более, как оказывается, подавляющее большинство этих людей не только не имеет отношения к бизнесу и политике в Израиле, но и, являясь миллиардерами и филантропами, часто отстаивают и защищают позицию Израиля в мире.

    «Дело 2000» рассматривало контакты Нетаньяху с главой концерна «Едиот Ахронот» Арноном Мозесом. В обвинительном заключении Нетаньяху фигурирует как «обвиняемый №1». Обвиняемыми №2 и №3 являются бывшие владельцы контрольного пакета компании «Безек» и портала Walla, Шауль и Ирис Алович. Они являются фигурантами «дела 4000» и обвиняются в даче взятки, создании помех ходу судебной процедуры и оказании влияния на свидетелей во время следствия. Обвиняемым №4 является владелец концерна «Едиот Ахронорт» Арнон Мозес. Он обвиняется в обещании дать взятку и в предложении взятки премьер-министру. То есть они «думали» дать, но что? Как оказалось не деньги, а лишь положительное освещение его деятельности в своих СМИ. По этому поводу уже однозначно высказались американские юристы, заявившие, что если положительное освещение в СМИ является взяткой, то с демократией, да и выборным процессом покончено. Тем более что за закон о запрете бесплатных СМИ, продвигаемый Мозесом, проголосовало 49 депутатов, к ним у прокуратуры почему-то вопросов не возникло.

    При этом практически все понимают, что процесс, который открылся в окружном суде Иерусалима, — больше политический, чем уголовный. Мало кого в Израиле по-настоящему занимает поиск ответа на вопрос о том, нарушал ли закон премьер-министр Биньямин Нетаньяху. Каковы правила получения подарков политическими деятелями? О чем беседовали Биньямин Нетаньяху и Арнон Мозес? В чем состояли подлинные отношения семей Нетаньяху и Алович? Все это не только не главное. Эти вопросы являются лишь поводом для иной, главной дискуссии. Политической.

    Премьер-министр убежден, что он пал жертвой закулисного политического заговора — сговора коррумпированных правоохранительных органов с левыми СМИ. Перед тем как сесть на скамью подсудимых, Нетаньяху объявил, что все уголовные дела против него были сфабрикованы из-за того, что он «сильный правый премьер-министр», а не «какой-нибудь правый пудель».

    Не только Биньямин Нетаньяху приложил руку к тому, чтобы превратить суд в продолжение непрекращающегося политического процесса. Оппозиция, многие СМИ и те, кого принято называть элитой израильского общества, вынесли Нетаньяху обвинительный приговор еще до того, как открылось заседание суда. Готовность закрывать глаза на проблематичные методы получения улик против премьера (например, история Нира Хефеца), на спорные параграфы обвинительного заключения (не нужно быть профессором юриспруденции, чтобы удивиться, читая обвинения, выдвинутые Нетаньяху по «делу 2000»), на откровенное давление на юридического советника правительства (включая оскорбительные лозунги и преследование по дороге в синагогу в пятницу вечером) — все это свидетельствовало лишь об одном: c точки зрения тех, кто не хочет видеть Нетаньяху во главе правительства, факты, улики, свидетельства вторичны.

    Политическая оппозиция также не утруждает себя попытками скрыть порядки приоритетов. Обращение в БАГАЦ с требованием запретить Нетаньяху формировать правительство на основании того, что он является обвиняемым, было, по сути, попыткой убедить суд принять решение, противоречащее основному закону государства, который гласит, что глава правительства может оставаться на своем посту до вынесения окончательного вердикта. Говорить о власти закона, обращаясь в суд, чтобы получить вердикт, закону противоречащий, называется «жить по понятиям».

    По делу в суд вызваны более 300 свидетелей обвинения. Число свидетелей защиты неизвестно, однако ожидается, что их также будет не менее 300. В начале августа судебная система отправляется на каникулы до завершения осенних праздников, и, учитывая утверждения адвокатов, согласно которым им требуется время, чтобы завершить ознакомление с материалами дел, ожидается, что судебный процесс не возобновится ранее октября 2020 года. По мнению специалистов, без достижения досудебной сделки процесс займет не менее двух лет. После этого, при любом результате, следует ожидать подачу апелляций.

    Так что страну ожидает почти три года судебно-политического процесса, который повлияет на весь ход общественной дискуссии в Израиле. Возможно, это приведет к тому, что израильтяне начнут больше задумываться о том, в каком государстве они живут, что такое израильская демократия и какой они хотят ее видеть, и оставят в стороне набивший оскомину и ни к чему не ведущий спор о внешней политике. Возможно, это и к лучшему.

    Однако, если сохранится нынешнее положение дел и суд дойдет до конца, то вполне возможно, что шансы на оправдательный приговор по всем трем делам невысоки. Как сообщалось ранее, один из опытнейших адвокатов в самом начале процесса советовал Нетаньяху рассмотреть вариант о сделке с прокуратурой и признанием части вины. Однако Нетаньяху всегда отвергал подобную идею, и не только потому, что уверен в своей невинности. Возможно, и потому, что мы живем на Ближнем Востоке и по его законам. А если ты первый предложил сделку, то значит ты слабый, а если ты слабый, значит, тебя можно додавить и до большего. Тут как в игре — кто первый моргнет (как я понимаю, это будет не Нетаньяху).

    Возможно, понимая, что шансы на победу в суде невысоки, глава правительства приложит все усилия к тому, чтобы добиться победы на общественном поле. В политических кругах убеждены, что выборы в Кнессет 24-го созыва состоятся самое позднее через полтора года. Это будет еще одна попытка премьер-министра сделать народное волеизъявление аргументом защиты в судебном процессе.

    Можно бесконечно называть себя сторонниками демократии, европейского выбора, противниками преступной власти, сторонниками законности и права, но когда слова остаются обычной демагогией, хочется уже не демократии, а результата. Именно с этой позиции я бы и хотел подойти к делам нашего премьер-министра. Потому что результат его действий, направленный на благо страны, превосходит все предыдущие показатели как в экономике, так и в социальной сфере. Судят же его, а вернее пытаются отстранить от власти, за поступки, несоизмеримые с тяжестью обвинения, а главное — с нескрываемой целью провести в жизнь свой лозунг «Только не Биби».

    Кстати, и народ «судит» Нетаньяху регулярно, своим судом, избирая его уже 11 лет подряд на пост главы государства, при всех прочих делах оказывая ему доверие. Так неужели голоса 1,35 миллиона человек, поддержавших Ликуд и Нетаньяху, а вместе со всеми партиями, входящими в его блок, это более 2,4 миллионов избирателей , что составляет абсолютное большинство в 51%, могут быть менее значимыми чем решение нескольких судей. Тогда зачем нам демократия, если народ не имеет права голоса? Для чего нам выборы? Для вида, чтоб потом десяток людей в мантии могли отменить их решение? И не надо говорить, что закон превыше всего. Мы ведь прекрасно помним старую русскую пословицу: «Закон что дышло, куда повернул, туда и вышло»! И многие из нас сталкивались с этим дышлом на собственном опыте. Так разве сегодня нам не ясно, что это «дышло» пытаются вновь повернуть против нас?