| Гилель Фриш
Гилель Фриш

Барон Ротшильд, барон Гирш и израильский суверенитет

Барон Ротшильд, барон Гирш и израильский суверенитет

У первых сионистов было много воли и мало средств для достижения своих целей, но они изменили ход еврейской истории. Сегодня у Израиля есть средства, но есть ли у него воля?

В «Мечте барона Гирша», одном из самых острых и, вероятно, автобиографическом рассказе Исаака Башевиса Зингера, еврейский писатель приезжает в одну из еврейских сельскохозяйственных колоний в Аргентине, финансируемую сказочно богатым бароном Гиршем, чтобы прочесть на идише лекцию. И обнаруживает, что там слишком мало евреев, чтобы ее понять.

Действие происходит в начале 1950-х годов, всего через несколько десятилетий после того, как эта колония, вместе с другими, финансируемыми Гиршем, возникла в Аргентине, Соединенных Штатах и Канаде — в рамках одного из величайших личных благотворительных проектов, которые когда-либо предпринимались. В конце XIX века Гирш выделил на это сумму, эквивалентную сегодняшним 700 миллионам долларов.

Ни в одной из других колоний ситуация не была лучше. Историкам оставалось рассказать о крахе проекта. На обложке книги, опубликованной в 1995 году о наиболее успешных колониях Гирша в Соединенных Штатах, написано: «Большинство синагог исчезли и стали баптистскими церквями. Для туристов нет никаких указаний на то, что в округах Салем и Камберленд на юге Нью-Джерси когда-то были еврейские колонии».

Гирш сосредоточился на облегчении бедственного положения русских и польских евреев на американском континенте. А барон Эдмон Ротшильд, единственный еврей, который мог соперничать с Гиршем в богатстве, объединился с первыми сионистскими пионерами в создании Петах-Тиквы, Ришона-ле-Циона, Реховота и других поселений в Земле Израиля. Забавно, что это обошлось в четверть от затрат, которые понес в своих проектах Гирш.

Спустя сто лет разница очевидна. На автомагистралях в Нью-Джерси не видно никаких признаков еврейских поселений. Но на всех шоссе Израиля они, безусловно, очень хорошо видны. В Ришоне-ле-Ционе и Петах-Тикве проживает 750 тысяч человек, это более чем в три раза превышает сегодняшнее количество всех евреев в Аргентине — стране, которую барон Гирш считал «землей обетованной», наряду с США и Канадой. В Реховоте живет более 140 тысяч, и есть такие же яркие и всё еще развивающиеся, тоже поддерживаемые Ротшильдами «мошавот» — Зихрон-Яаков и Биньямина.

Единственный смысл усилиям барона Гирша придала его готовность в последние годы жизни объединиться с Ротшильдом для поддержки деревень Земли Израиля.

Действия двух баронов подтверждают главную историческую истину: возвращение на библейскую Землю Израиля — несомненно, самая успешная тенденция в современной еврейской истории. Особенно это видно при сравнении с конкурировавшими идеологическими проектами, такими как национально-культурная автономия Бунда, ассимиляционизм немецких евреев и участие евреев в русской революции, которые заканчивались концентрационными лагерями, газовыми печами, ГУЛАГом.

Сомнительно, что президент Трамп знает о двух еврейских баронах и судьбах их проектов, но израильтяне должны уважать историческую возможность, которую предоставляет его, как он сам говорит, видение.

В то время как барон Ротшильд финансировал зарождение поселений, именно суверенитет — создание Государства Израиль — позволил его деревням превратиться в мощные городские центры.

Было вложено множество сил в Маале-Адумим и Гиват-Зеев в районе Иерусалима, в Эфрат и другие яркие общины и образовательные учреждения в Гуш-Эционе, и, конечно же, в Ариэль и другие поселения на стратегически важных Западном берегу реки Иордан и холмах южного Хеврона.

Но чтобы гарантировать, что они вырастут в такие города, как Ришон-ле-Цион, Петах-Тиква и Реховот, требуется расширение суверенитета Израиля над этими территориями.

Отец сионизма Теодор Герцль (у которого были сложные отношения с обоими баронами) произнес потрясающие слова: «Если вы захотите, это не будет сказкой».

Для наших целей более уместно английское выражение where there’s a will there’s a way — «дорогу осилит идущий».

По сравнению с почти непреодолимыми препятствиями, с которыми столкнулось сионистское движение сто лет назад, граждане сильного израильского государства знают, что есть способ преодолеть издержки, которые повлечет за собой это решение. Возникает вопрос: хватит ли у них такой же воли, как у их сионистских предшественников, чтобы изменить ход еврейской истории.

Jewish News Syndicate

Похожие статьи