| Лев Мадорский
Лев Мадорский

Какое зло меньше, или Спор о Короне

Какое зло меньше, или Спор о Короне

В нашем дачном кооперативе (Германия), примерно, 150 участков. Порядок в подавляющем большинстве участков (мой в это большинство, к сожалению, не входит) идеальный. Другими словами, немецкий. Травинка к травинке. Цветочек к цветочку. Всё ухожено, приглажено, так и хочется сказать, вылизано.

В кооперативе кроме меня двое русскоязычных. Александр и Максим. Александр — немец, приехавший из Казахстана. Максим — еврей. Из Киева. Мы знакомы. Александр (62) в прошлом инженер. В Германии — владелец небольшого кафе в центре города. Максим (67) — программист. Недавно вышел на пенсию. Иногда заходим друг к другу. Чаще всего по субботам. Тем более что есть общее увлечение — шахматы. Двое играют, третий на победителя. В то субботнее утро я оказался третьим и решил пока приятели играли, нарушая еврейские запреты, покосить траву: «Когда кончите, позовите».

Было солнечно, но не жарко. Обдувал лёгкий ветерок. Пели птички. Ворковал голубь, повторяя жалобно и мелодично что-то вроде «Ну, пожалуйста. Ну, пожалуйста». Идиллия. Мысли лениво перепрыгивали с одного на другое. Что подарить внучке, которой послезавтра исполняется 14-ть? Удастся ли провести концерт класса из-за коронавирусных запретов? Смогу ли я в декабре из-за тех же запретов во время зимних каникул поехать в Израиль?

Неожиданно идиллию нарушили громкие, взволнованные голоса. Разговаривали, похоже, спорили, шахматисты. Я выключил косилку и подошёл ближе.

— Лёва, послушай какую ахинею он несёт, — сказал, почти выкрикнул Максим.

— Никакую не ахинею. Просто ты, Макс, извини, зомбирован всей этой пропагандистской чушью и не можешь трезво взглянуть на происходящее. Повторяю ещё раз. Для непонятливых. Пандемия — фуфло. Пустышка. Её гонят день и ночь по ящику для таких как ты легковерных. Кому это выгодно — вот в чём вопрос.

— Ага. Пустышка. Для легковерных. А более 800 тысяч отдавших концы от этой пустышки тоже фуфло? Сколько нужно трупов в день, чтобы ты поверил, что всё это страшно и по настоящему?

— Хорошо. С цифрами никто не спорит. А ты знаешь сколько человек в мире умирает в год от пневмонии без всякого корона-шморонавируса? От 1,5 до 2 млн А от автомобильных аварий? Не знаешь? Я специально посмотрел — 1,35 млн Так ты что предлагаешь пересесть на велосипед? От рака тоже умирают ежегодно миллионы. От сердечных заболеваний (ты не поверишь) 18 млн в год. А ты знаешь сколько миллионов умерло от сердечного приступа, так как пререкрыли бизнес и они обанкротились, или на грани банкротства? Как я, например. Этого никто не подсчитывал.

) Ну, Саша, ты, слава богу, жив и здоров и как-нибудь переживёшь смутное время. Лучше затянуть пояса, чем вознестись на небеса. Вот я даже заговорил стихами. Давай не забывать, что у заболевшего коронавирусом все болезни, в том числе, сердечные, обостряются. Не исключено, что у какой-то части сердечников из 18 млн инфаркт подстегнула именно корона. Так тоже может быть. Да, нам приходится выбирать из двух зол меньше.

— Значит ты, Макс, считаешь, что падение экономики, масовые банкротства и обнищание населения это меньшее зло. Странное представление. Я купил квартиру и выплачиваю кредит банку. Моё банкротство означает, что семья окажется на улице. Это, по твоему, меньшее зло?

— Ну, не преувеличивай. В Германиии никто на улице не оказывается. Бомжи есть, конечно, но они такой вид жизни выбирают добровольно. Попроси у банка отсрочку.

— Думаешь я не просил. Ещё как просил. Не дают. «У нас, говорят, тоже проблемы. Все снимают деньги и многие, как Вы, просят отсрочки». Да дело не только в бизнесе и квартирных проблемах. А образование? Онлайновское обучение? Это не учёба, а профанация. Я видел как внучка-третьеклассница во время, так называемых, уроков смотрит мультик по телефону. Зачем это было делать, если дети болеют редко, а если заболевают, то в лёгкой форме?

— Но носителями являются. И других, в том числе, тебя, заразить могут. А ты, не дай бог, конечно, лёгкой формой можешь не отделаться.

Здесь спор, вроде бы, зашёл, выражаясь шахматным языком в цугцванг, когда все аргументы сторон исчерпаны, и спорщики обратили внимание на меня:

— Лёва, — сказал Максим, — а ты что молчишь как партизан. Скажи, наконец. Ты за кого, за коммунистов или за большевиков?

Я из числа сомневающихся и мне ближе позиция Александра, но, учитывая мою медицинскую безграмотность, ни к одной из спорящих сторон примкнуть не решился. Тем более, что мне почти ежедневно присылают мнения врачей и журналистов одни из которых (большинство) на стороне Максима, другие Александра.

Возможно, на меня влияет и тот факт, что в Брауншвейге (Германия), где живу, с марта по август из 230 тысяч всего 300-400 инфицированных (0,1%), а смертельных случев от короны — единицы. Вместе с тем, переход на онлайновское обучение, практически, лишил меня работы: учить детей музыке на расстоянии, действительно, полная профанация. Поэтому я, как Василий Иванович, ушёл от ответа: «Я, Петька, за Третий Интернационал» и, взглянув на доску, перевёл разговор на другую тему. «Не знаю как в споре, Макс, но в партии тебе надо сдаваться. Положение безвыходное». Максим подумал и согласился. Мы начали играть с Александром. Спор остался незаконченным…

Мастерская

Похожие статьи