| Мелвин Липич
Мелвин Липич

Икота Уинстона Черчилля и еврейская Родина

Икота Уинстона Черчилля и еврейская Родина

Рассказывают, что привычки Черчилля к употреблению алкоголя влияли на его политическую деятельность, и причудливая история о произошедших около 100 лет назад событиях на Ближнем Востоке вписывается в эту картину мира.

...Недавнее предложение Израилю занять часть Западного берега в рамках мирной инициативы Трампа «Сделка века» встретило много критики. Однако критиков, безусловно, должно успокоить приостановление израильских действий в этом направлении ради исторических соглашений между Израилем и Объединенными Арабскими Эмиратами и Бахрейном. А с перспективой заключения новых соглашений с другими государствами Персидского залива открывается новая глава, знаменующая позитивное изменение отношений между Израилем и его арабскими соседями.

...В последние несколько месяцев в Америке и Европе городские памятники, кому-то напоминающие о колониализме и работорговле, подверглись сносу или серьезному осуждению, что вызвало широкие дебаты и переоценку памяти о великих исторических личностях.

...На менее трезвой ноте вспомним, что в Англии ограничительные меры из-за пандемии сделали недоступным многое, и в том числе любимое национальное удовольствие: пинта пива в пабе на уик-энд.

Эти три факта навели меня на воспоминание: историю о Британской империи, Уинстоне Черчилле и алкоголе.

Рассказов о пристрастии Уинстона Черчилля к алкоголю бесчисленное множество. Якобы он говорил королю Георгу VI: «Когда я был моложе, я взял за правило никогда не пить крепкие напитки перед обедом. Теперь мое правило – никогда не делать этого до завтрака». По рассказам, член парламента Бесси Брэддок как-то сказала Черчиллю: «Уинстон, вы пьяны, и более того, вы омерзительно пьяны». Романист Чарльз Перси Сноу утверждал: «Черчилль не может быть алкоголиком, потому что ни один алкоголик не сможет столько пить».

Необычную зигзагообразную форму восточной границы Трансиордании, ныне известной как Королевство Иордания, история приписывает Черчиллю, тогда – министру по делам колоний Великобритании, который после обеда был так пьян, что икнул во время рисования карты, создав таким образом границу, сейчас называемую «икотой Уинстона».

Исторический факт: в 1921 году Черчилль председательствовал на Ближневосточной конференции в Каире и Иерусалиме, результатом которой стало отделение Трансиордании от стран Британского мандата в Палестине. А то, почему Британия развернулась на этот курс, хорошо иллюстрирует последовательность событий.

Во время Первой мировой войны после переписки между шерифом Мекки Хусейном ибн Али аль-Хашими и британским дипломатом сэром Артуром Генри МакМагоном Хусейн согласился помочь Великобритании, организовав восстание против турок-османов в обмен на британскую поддержку арабской независимости. Сыновья Хусейна, эмиры Фейсал и Абдулла, успешно возглавили восстание. В 1920 году Фейсал стал королем Сирии. Но через несколько месяцев после начала правления он был свергнут французскими войсками и изгнан из Дамаска, в результате чего перед Британией оказалась в некоторой степени дилемма.

Решение было найдено: Фейсала в компенсацию за потерю сирийского трона Британия наделила Месопотамским королевством (Ираком), и назначила другого сына Хусейна, Абдуллу, губернатором Трансиордании.

large-detailed-political-and-administrative-map-of-jordan-with-relief-roads-railroads-and-major-cities-1991.jpgОднако водворить Абдуллу в Трансиорданию оказалось не так просто: эта территория входила в состав Британского мандата в Палестине, составленного, как известно, в 1920 году Лигой Наций на конференции в Сан-Ремо. Основная цель мандата заключалась в восстановлении еврейского национального очага в Палестине, а поскольку древние племена Израиля населяли обе стороны реки Иордан, сионисты ожидали, что национальный дом будет простираться далеко за пределы восточного берега реки в Трансиорданию.

К счастью для Великобритании, мандат еще не получил официального подтверждения, что дало возможность внести поправки в его содержание. Действительно, когда документ о мандате был окончательно одобрен Лигой Наций в 1922 году, то, к огорчению сионистского лидера Хаима Вейцмана, он содержал пересмотренный текст, позволявший Великобритании отделить Трансиорданию от еврейского национального очага.

«Англичане никогда не проводят черту, не размывая ее», – якобы сказал Черчилль много позже, в 1948 году.

Тем не менее, несмотря на то, что якобы в 1921 году Черчилль уже нарисовал «зигзаговидную» карту с «икотой Уинстона», границы Трансиордании тогда еще не были определены и оставались неопределенными до 1925 года. Их закрепление стало результатом переговоров между Великобританией и Абдель Азизом бен Абд ар-Рахманом, будущим основателем и первым королем Саудовской Аравии, а тогда – эмиром прилегающей территории Неджд. Трансиордания приобрела порт Акаба на Красном море в обмен на Вади-Сирхан, долину в Неджде, которая находится прямо внутри треугольного выступа восточной границы в Трансиорданию.

Так что рассказы об алкоголизме Черчилля явно преувеличены. Хотя он определенно любил выпить и имел способность без вреда потреблять большое количество алкоголя, это не влияло на его трезвые суждения и гениальную политику на протяжении всей его выдающейся карьеры. Хотя он сыграл главную роль в становлении Трансиордании как независимой страны, история об «икоте Уинстона», разумеется, вымысел.

«Я был воспитан и обучен проявлять крайнее презрение к пьяным», – писал Черчилль в мемуарах «Мои ранние годы».

Jerusalem Post, Перевод Марии Якубович

Похожие статьи