• Главная
  • Фонд
  • Новости
  • STMEGI TV
  • STMEGI Junior
  • Горские евреи
  • Иудаизм
  • Библиотека
  • Академия Джуури
  • Лица
  • Мнения
  • Проекты
  • Приложения
  • Переводчик
  • 71.68
    87.33
    22.18
    Мнения
    Гил Трой
    Мнения

    Реальная ханукальная история Натана Щаранского

    Хотите видеть больше еврейских новостей и видео? Подписывайтесь на наш канал в Телеграмм: Первый еврейский
    Реальная ханукальная история Натана Щаранского

    «Ханука - праздник свободы» - мы часто повторяем эти слова, но люди, родившиеся в свободном мире, так до конца и не могут понять их значение.

    По-настоящему я почувствовал, что значит быть свободным, только один раз: когда приезжал в Советский Союз на Песах, чтобы встретиться с отказниками.

    Когда после трех недель пребывания там, мы, наконец, миновали пограничный контроль и таможню - с нашими списками отказников и письмами от Эли Визеля, израильских властей и просоветских еврейских организаций - мы вздохнули немного легче. Но лишь когда лайнер Swissair взлетел, я ощутил себя легче, свободнее, слегка почувствовав вкус ада, который я оставлял позади.

    Я спросил своего соавтора Натана Щаранского, как он проводил Хануку во время девятилетнего пребывания в тюрьме.

    Он рассказал, что в «одиночке» или изоляторе праздновать было невозможно, но в колонии жизнь немного улучшилась. Однажды в декабре один из его друзей даже сделал для него ханукию из дерева, и они нашли несколько свечей.

    На шестую ночь Щаранский обнаружил, что охрана забрала его ханукию. Борясь за свои религиозные права, Натан объявил голодовку.

    В восьмой вечер Хануки Щаранского вызвали в кабинет начальника оперативной части лагеря, майора Осина. Зная о скорой инспекции лагеря, Осин пытался дружелюбно разговаривать с Натаном, пообещав, что больше помех для отправления его религиозных нужд не будет.

    «Ладно, - ответил Натан, - верните мне ханукию, и я прекращу голодовку».

    Осин отдавать ханукию не хотел, а Щаранскому не очень-то хотелось сразу возвращаться в холодный барак из натопленного майорского кабинета. Тогда он решил слукавить, предложив Осину компромисс: зажечь менору прямо здесь, в кабинете, тогда он прекратит голодовку и откажется от ханукии (праздник все равно заканчивался).

    На том и сошлись. Майор раздобыл одну большую свечу, разрезав ее на восемь маленьких. Желая подольше погреться, а заодно продлить этот фарс, Щаранский настоял, чтобы Осин молился вместе с ним, покрыв голову. Тот послушно надел свою офицерскую цигейковую ушанку, Щаранский – свою кепку зека.

    Зажигая свечи, Натан произнес свою обычную импровизированную молитву о воссоединении с женой Авиталь в Иерусалиме. Затем, посмотрев на внимательно слушающего Осина, добавил на иврите: «И пусть наступит день, когда все наши враги, которые сегодня планируют наше уничтожение, встанут перед нами, услышат наши молитвы и скажут: «Аминь».

    Майор Осин эхом ответил: «Аминь». Так они и стояли, смотрели на свечи, пока они не догорели.

    История Щаранского подтверждает неразрывную связь еврейского народа и религиозной традиции. Ведь невозможно рассказать историю Хануки без какой-либо религиозной составляющей, или отрицая неразрывную связь евреев с Землей Израиля.

    Как печально, что наши университеты так часто не поддерживают моральную ясность или открытые, критические исследования. И как расстраивает, когда культура отрицания крайне левых странным образом совпадает с запугивающим тоталитаризмом крайне правых.

    Важно, что сегодня среди нас есть настоящие борцы за свободу, которые знают, как важно отстаивать личную свободу, национальную идентичность и которые могут противостоять навязываемым нам ложным выборам.

    Перевод с Jerusalem Post Аснат Эстриной

    Хотите видеть больше еврейских новостей и видео? Подписывайтесь на наш канал в Телеграмм: Первый еврейский