• Главная
  • Фонд
  • Новости
  • STMEGI TV
  • STMEGI Junior
  • Горские евреи
  • Иудаизм
  • Библиотека
  • Академия Джуури
  • Лица
  • Мнения
  • Проекты
  • Приложения
  • Переводчик
  • 72.33
    86.33
    22.19
    Итан Эйзен Итан Эйзен

    Лицензированный клинический психолог, практикующий в Иерусалиме и Бейт-Шемеше. Он читает лекции по психологии, психическому здоровью и Галахе, а также является автором готовящейся к выходу книги «Талмуд о разуме: опыт хазаля и практической психологии для улучшения жизни». Он также является одним из соавтором еженедельного подкаста о проблемах психического здоровья.

    Все публикации автора

    Мнения
    Итан Эйзен
    Мнения

    Простите, но я здесь живу

    Хотите видеть больше еврейских новостей и видео? Подписывайтесь на наш канал в Телеграмм: Первый еврейский
    Простите, но я здесь живу

    Давайте сразу проясним - я не страдаю. Я, моя жена и четверо детей - среди сотен израильтян, которые хотят, но не могут вернуться домой из-за закрытия аэропорта по решению правительства. Но этот текст не о том, насколько нам сейчас сложно.

    Моей семье повезло: у нас есть близкие, которые будут только рады, чтобы мы оставались с ними сколько бы это не длилось, мы по-прежнему можем оплачивать наши счета, а нашим детям удается успевать по учебе. Этот пост - мои размышления о могуществе нашего правительства, которое может просто взять и закрыть границы государства для своих граждан на несколько недель.

    В качестве фона: после того, как мы с женой получили вторую дозу вакцины, нам выпала честь перевезти нашу семью в Соединенные Штаты. Часть поездки включала отдых с кузенами, которых, как и весь остальной мир, мы давно не видели. Мы также были рады провести некоторое время с 94-летней бабушкой моей жены, которая недавно завершила цикл вакцинации. Мы легально купили билеты, мы не позволяли нашим детям ходить в школу почти две недели перед поездкой (и не зря – оба класса были помещены в карантин именно в ту неделю, когда наши дети оставались дома); и мы разместились в США так, чтобы максимально обезопасить в сложившихся обстоятельствах нашу поездку от коронавируса.

    Мы понимали, что выезд из Израиля сопряжен с определенным риском. Если у кого-то в нашей семье окажется положительный результат на COVID-19, может потребоваться некоторое время, чтобы вернуться домой.

    Риском же, которого мы совсем не ожидали, было решение правительства Израиля закрыть на несколько недель все авиаперелеты. Я обычно считаю себя чем-то вроде ястреба в борьбе с коронавирусом, с энтузиазмом поддерживающего все методы социального дистанцирования для себя и своей семьи. Я знаю, что я строг, потому что окольными путями вдруг обнаружил, что в семейном кругу получил прозвище «надзиратель». Я также в значительной степени поддерживал ограничительные меры государственной политики, направленные на сдерживание распространения вируса - конечно, не все они были эффективными, но некоторые неудачи были понятны, учитывая постоянно меняющиеся реалии.

    Эта моя добрая воля к запрету на поездки была быстро омрачена возмущением по поводу того, что происходило в Израиле. Хотя мне запрещено возвращаться домой - несмотря на то, что у меня за плечами две вакцинации, отрицательные тесты на коронавирус, а в голове - эффективный план карантина, когда мы вернемся - Израиль как страна, сделала все возможное, чтобы противостоять любому улучшению ситуации с COVID-19. Заседания правительства по поводу изоляции откладывались, на похороны ультраортодоксальных раввинов собирались многотысячные толпы, протесты «левых» были столь же масштабными и плотными, а соблюдение существующих правил в отношении борьбы с распространением вируса было слабым и непоследовательным.

    И разве вы не знаете, что, несмотря на недели изоляции, бесчисленные предприятия, которые закрываются и разрушаются без возможности восстановления, сидящих дома, вместо того, чтобы ходить в школу, детей, и попытки миллионов законопослушных и осторожных граждан делать все возможное, чтобы пройти вакцинацию, - уровень инфицирования остается высоким и ведущим к продлению локдауна и закрытию границ.

    Я даже могу согласиться с тем, что возможны столь экстремальные обстоятельства, что мое право вернуться в собственный дом или право предпринимателей на управление своим бизнесом, чтобы прокормить свои семьи, будет приостановлено. Но возникает вопрос, поравдывают ли эти меры борьба с британским, южноафриканским или любым другим штаммом коронавируса, либо же «аргумент» о том, что больницы находятся на грани краха.

    Как способ для простоты понимания, вот вам такая игра:   

    «Если ситуация в Израиле настолько ужасная, то…»

    Как бы вы закончили это предложение? Выберите из нескольких вариантов.

    1.    … Еженедельные акции протеста с участием тысяч людей следовало прекратить несколько месяцев назад.

    2.    … Полиции не следует разводить руками перед массовыми похоронными процессиями в ультраортодоксальных общинах.

    3.    … Соблюдение закона в горячих точках должно быть выше.

    … Заседания кабинета министров не должны превращаться в пассивно-агрессивную конфронтацию и тонкие колкости по поводу походов в парикмахерскую.

    На момент написания этой статьи после двух недель запрета на въезд в мой собственный дом, правительство выпустило ряд правил, позволяющих гражданам возвращаться. Ирония заключается в том, что, хотя запрет снят, коммерческим рейсы в страну правительством еще не разрешены. Однако, как только эта небольшая деталь будет проработана, в соответствии с требованиями правительства теоретически оставшиеся за границей израильтяне смогут вернуться, но власти при этом потребуют от нас обязательного карантина в оплачиваемых государством отелях. По неофициальным данным, исключение из этих правил может предоставить специальная комиссия в аэропорту.

    На практике же, для такой семьи, как моя, все это делает невозможным возвращение домой в обозримом будущем. Понятно, что в этих отелях действует правило: гостям не разрешается покидать свои номера в течение 10-14 дней, пока они находятся на карантине. Как родители, мы должны спросить себя, справедливо ли по отношению к нашим четырем детям в возрасте от 5 до 13 лет (и один из них с диагнозом СДВГ (синдром дефицита внимания и гиперактивности)) будет держать их в одном номере отеля хотя бы полторы недели. Запирание здоровых маленьких детей в одной комнате на этот период при нормальных обстоятельствах было бы буквально расценено как жестокое обращение с детьми, и обязательно привлекло бы внимание органов опеки.

    Как семья, ранее мы успешно сидели на карантине. Мы прекрасно заказываем доставку продуктов на дом, практикуем различные упражнения с семейными танцевальными соревнованиями, школьные задания выполняются на нескольких компьютерах по всему дому, и, конечно же, обязательные несколько истерик в день как у детей, так и у родителей. Эти карантины были сложными, но вполне выполнимыми. Но ограничивать четверых детей в одноместном номере в отеле неразумно и бесчеловечно.

    Так к чему я клоню? Несмотря на упорную непоследовательность, некомпетентность и несостоятельность правительства, остается одна вещь -это его способность устанавливать все большую и большую власть над гражданами страны. Они пытаются решить проблемы с помощью прямолинейных молотоподобных методов, тогда как эффективнее их было бы решить с помощью гибких инструментов, выделяя исключения из лабиринта постоянно меняющейся бюрократии. 

    Трудно представить себе более фундаментальное право человека, чем право на возвращение в свой дом. И вот уже несколько недель правительство вмешивается в это право людей, которые представляют минимальный риск, даже когда они отказываются применять меры, способные уменьшить распространение вируса в условиях, которые угрожают обществу гораздо большим риском.

    Мы видим власть, где личные свободы, которые совпадают с политическими интересами функционеров, яростно защищаются, но те же свободы, которые не служат их политическим интересам, могут быть проигнорированы по прихоти. Где, как писал бывший депутат Дов Липман, молодая женщина, застрявшая в течение нескольких дней в терминале иностранного аэропорта, должна умолять безликого бюрократа дать ей право вернуться домой. То, что это кажется сегодня нормальным и приемлемым, еще недавно казалось невероятным.

    Повторюсь, на личном уровне я не страдаю. У моей семьи есть место для проживания, хорошая еда, замечательные люди, с которыми можно провести время, и нет неотложных дел, на которые это закрытие серьезно повлияло. И я также отдаю себе отчет в том, что эта конкретная проблема затрагивает такое небольшое число людей, что она даже не является проблеском на радаре беспокойства по поводу предстоящих выборов. Но поскольку Израиль, мы надеемся, начинает выходить из кошмара коронавируса, мы должны размышлять и поощрять то, что сработало, и искать способы изменить то, что не сработало. И, проще говоря, это не сработало.

    Перевод с Times of Israel Маргариты Марьяновской.

    Хотите видеть больше еврейских новостей и видео? Подписывайтесь на наш канал в Телеграмм: Первый еврейский