59.63
70.36
16.97
Культура

От халы до халапеньо – кулинарное наследие латиноамериканских евреев

Фото: Tablet Magazine/Shutterstock

Вместо того чтобы создать собственную кухню, евреи сделали кошерными кухни других стран.

Сьюзан Шмидт выросла в Мексике, где всей семьей они любили поесть тамале, тостадос и свежеприготовленную сальсу. Иногда они с мамой заходили поесть тако. Но в отличие от большинства других мексиканцев, по воскресеньям Шмидт ела гуляш, куриный паприкаш, палачинту и другие венгерские блюда, которые ей готовила бабушка. В своем блоге Challa-peño Шмидт, сейчас проживающая в Лос-Анджелесе, делится рецептами и анекдотами из своей жизни – жизни мексиканского еврея.

«В каждом блюде – воспоминания предков и надежда на будущее»

Ее история – одна из многих. По данным Американо-еврейского ежегодника за 2002 год, около 500 000 евреев живут в Латинской Америке. 

В основном общины находятся в Аргентине, Мексике и Бразилии, но еврейское население можно найти практически во всех странах Центральной и Южной Америки. Хоть и существует множество книг о еврейской кухне, но найти книгу о еврейской пище из Коста-Рики по-прежнему трудно. Было бы очень любопытно узнать, что пуэрториканские евреи едят в шабат или в любимый евреями Панамы праздник Рош ха-Шана.

14 сентября эта тема станет основной на предстоящей встрече в музее еврейского наследия в Нью-Йорке. Дискуссия на тему «Изучение латиноамериканской еврейской кухни» затронет забытые аспекты культуры еврейской еды.

Как сказал Коэн, одной из причин того, что латиноамериканская еврейская еда недооценена, стала трудность в определении, что же это такое. Когда говорят о кухне ашкенази, чувствуется всеохватывающее единство. Но существуют отличия в приготовлении пищи даже у польских, венгерских и немецких евреев. Выяснилось, что традиционное приготовление еды в основном охватывает все главные правила. А в Латинской Америке всё не так. «Мы не говорим о какой-то монолитной кухне. Каждая страна имеет свои уникальные традиции».

Различия существуют даже в пределах одной страны. «Я считаю, что еврейская община слишком разнообразна, чтобы появились какие-то сильные кулинарные традиции», – говорит Миша Клеин, профессор Университета штата Оклахома и член Ассоциации иудаики Латинской Америки.

Первые евреи, прибывшие в страны Латинской Америки, были обращенными, или крипто-еврейскими беженцами. Такие общины можно отследить до сих пор. Например, христианские семьи, которые в течение многих столетий избегали свинины и зажигали сечи в пятницу вечером, не имея четкого объяснения этим обычаям. «Теперь они либо полностью ассимилировались, либо были искоренены, – сказал Коэн. – К сожалению, не так уж много упоминаний сохранилось по части кухни».

Новые еврейские иммигранты поддерживали традиции в приготовлении еды. «Они сохранили свои традиции практически нетронутыми», – сказала бразильянка Летиция Морейнос, повар из Коннектикута, участвующая в дискуссии.

Другая участница дискуссии Рут Бехар, антрополог и писатель, полюбила копченую рыбу и яблоки в сметане по рецепту деда. В то же время ей нравились артишоки и помидоры, фаршированные рисом и кедровыми орехами, и пахлава по рецепту бабушки.

Единственная привычка, связывающая питание всех еврейских общин из разных стран – отвращение к свинине.

По мнению Клеина, вместо того чтобы создать собственную кухню, «еврейская традиция сделала кошерными кухни других стран». Показательный пример: в Буэнос-Айресе находится единственный в мире кошерный «Макдоналдс» за пределами Израиля.

За последние десятилетия сменились поколения иммигрантов, и кулинария в стиле фьюжн распространилась по всей Латинской Америке. Большинство рецептов смешивают традиционные еврейские рецепты с такими ингредиентами, как тамаринд и чили.

Блог Шмидт предлагает множество красочных примеров таких блюд.

Морейнос Шварц уверена, что в Бразилии «феномен слияния не за горами». Это неизбежный культурный обмен, происходящий между еврейскими и бразильскими женщинами, которых нанимают в качестве прислуги.

В целом все эти кулинарные изыскания не складываются в какую-то единую кухню, хотя, возможно, со временем что-то подобное и появится. В конце концов, производство продуктов питания – один из важнейших аспектов личной идентичности и служит связующим звеном общества. «Еда сохраняет воспоминания, – сказал Бехар. – Каждое блюдо рассказывает историю диаспоры, о ее борьбе, пересечении границ, и в каждом блюде – воспоминания предков и надежда на будущее».

Автор: Leah Koenig

Источник: Tablet



Комментарии