64.61
72.32
17.93
Культура
Мария Якубович

Музыкально-историческое расследование: «Прощание славянки» имеет еврейские корни?

В интернете, особенно на еврейских страницах блог-платформы «Живой Журнал» (ЖЖ), ходят заметки с рефреном: «7 ноября 1941 года красноармейцы уходили с Красной площади на фронт под хасидские мелодии». А марш, вроде бы основанный на этих мелодиях, также послужил и музыкальной основой для израильской патриотической песни...

Друг прислал мне подборку – имена еврейских капельмейстеров, написавших знаковые русские песни: Семён Чернецкий, Макс Кюсс... Я заинтересовалась и «полезла в интернеты». Например, капельмейстер 26-го Восточно-Сибирского стрелкового полка Евгений Дрейзин – автор вальса «Березка», изданного в 1912 году Яковом Богорадом. А сам Богорад? 

И тут началось самое интересное. Богораду приписывают авторство двух знаменитейших военных маршей.

Яков Иосифович Богорад родился в 1879 году в семье гомельского меламеда, окончил Варшавскую консерваторию. Служил капельмейстером в Симферополе, в 51-м пехотном Литовском полку – впоследствии Литовском Его Императорского Высочества Наследника Цесаревича (шефом стал маленький цесаревич Алексей Николаевич).

Выйдя в отставку, Богорад открыл популярное издательство – «Бюро инструментовки пьес Я.И. Богорада», выпускавшее ноты для духовых оркестров.

Богорад.jpg

Яков Богорад 

В сети пишут: «В 1904 году Богорад написал два полковых военных марша для своего полка, расквартированного в Симферополе, – «Тоска по Родине» (встречный), и «Прощание славянки» (прощальный). «Тоску по Родине» Богорад ради осуществления своих карьерных исканий легко подарил: издал его под именем двух важных для устройства его дел симферопольцев Трифоновых, один из которых был полицмейстером, а второй – интендантом 51-го Литовского полка».

На самом деле в 1904 году Богорад уже был в отставке, и ему не нужно было заручаться содействием полкового интенданта (откуда взялась версия о двоих – неизвестно). Тем более что инициалы обоих не совпадают с указанными на нотах.

 тоска по родине 1.jpg

Позже марш приписывался десятку других авторов. Даже американскому клезмерскому скрипачу Вольфу Костаковскому: почему-то названный вальсом марш мы видим в американском издании «Еврейская свадебная музыка».

 Костаковский.jpg

Но, во-первых, духовик Богорад издал (и переиздал еще семь раз!) фортепианную обработку, что странно. А во-вторых, в 1928 году он выпустил большой каталог написанных им и инструментованных для духового оркестра пятидесяти пьес и маршей. «Тоски по Родине» там нет. Вопрос остается открытым.

Не менее детективная история и с маршем «Прощание славянки».

Считается, что военный дирижер и композитор, полковник Василий Иванович Агапкин написал «Прощание» по случаю отправления русских добровольцев на первую Балканскую войну в 1912 году. И именно он в 1941-м на военном параде в Москве дирижировал оркестром, который, по легенде, играл «Прощание» – хотя это не подтверждается ни списком музыкальных произведений парада, ни видеозаписью.

 PC190272.JPG

Но в пользу авторства Богорада приводятся доводы: оба марша похожи, и похожа на правду версия об их парности; 51-й полк стоял на речке Славянке; Агапкин прожил жизнь как дирижер и аранжировщик, но никак не композитор. И очень зыбкое допущение – якобы Богорад использовал темы песен из Агады – «Хад Гадья» и «Лешоно», оркестровал их, сменил синагогальную тональность Ми бемоль минор на Фа минор, а литургический размер 3/8 на маршевые 2/4. 

Я прекрасно знаю все три произведения. В них нет ничего общего. Историк Василий Когаловский спросил об этом двух серьезных еврейских музыкантов, которых я тоже имею честь хорошо знать.

Исследователь и исполнитель клезмерской музыки Дмитрий Слепович (США) рассказал, что «тема, интонационно близкая «Прощанию славянки» на музыку Агапкина», содержится в одном из фрейлехсов кларнетиста Нафтуле Брандвейна. Но Брандвейн написал эту мелодию а начале 1920-х, спустя много лет после «Прощания».

Петербургский музыкант и музыковед Евгений Хаздан считает так: у военных маршей – своя специфика, и что бы ни предшествовало «Прощанию славянки», еврейского в марше ничего не осталось. 

Так что версия про уход на фронт под хасидские мелодии не выдерживает критики по всем параметрам, увы. 

Но что бы ни было на самом деле, Яков Богорад дал прекрасную путевку в жизнь этим двум маршам. Все это время к ним писались слова. Их пели на разных языках и в разных странах. Послушайте интересное исполение – Королевским военным оркестром Норвегии.


 На слова Романа Шлезака под названием «Rozszumiały się wierzby płaczące» («Расшумелись ивы плакучие») марш стал гимном партизанского движения Второй мировой войны в Польше – Армии Крайовой.

Ивритская версия «Прощания славянки» – «Меж границ», о нелегальной репатриации 1933—1948 годов, написана Хаимом Хефером во время операции созданного им вместе с бойцами Пальмаха специального подразделения Алия Бет. Они держали коридор через границу с Ливаном, чтобы в беззвездные ночи доставлять иммигрантов в Израиль.

В своей книге «Хаим Хефер рассказывает и поет: избранные песни и то, что стоит за ними» (Zmora-Bitan Publishing, 2004), Хефер вспоминал: «Песню «Меж границ» я принес в 1944 году на состоявшийся в Мааян-Хароде секретный съезд Пальмаха. Наши песни писались в странных местах. Это была операция, которая по приказу Бен-Гуриона началась немного южнее Беэр-Шевы, достигла Эль-Ариша на Синае и вернулась к границам Мандата. Мы искали в Беэр-Шеве тихое место. В городе было шумно – танки, бронемашины, грузовики, крики. Наконец мы его нашли: на английском кладбище павших в Первой мировой войне. Мы сели на могильный камень и написали. Русская мелодия была уже готова».

О самой операции Хефер пишет в другой своей книге, «Семья Пальмах / Сборник стихов и песен» (под редакцией Хаима Гури и Хаима Хефера, Yedioth Ahronoth Press, 1977): «Десять человек пересекают сирийскую или ливанскую границу каждую ночь и приводят евреев – мужчин, женщин, стариков и детей – по пути в горы Палестины, в Аелет Хашахар, Кфар-Гилади, Дафну или Хулат. Доедайте хлеб, допивайте чай, отправляйтесь на тропу, следопыты. Отправляемся. Не слышно шагов, только стук сердца. Прибываем на место встречи и залегаем. Очередная партия беженцев прибывает в нанятом грузовике, с уцелевшими вещами и последними деньгами, спрятанными в детских подгузниках и тряпье. Они молча рассредотачиваются во тьме поля и мы ведем их вверх по горе. Кто-то шепотом произносит «Шма Исроэль». Через два или три километра начинаются вздохи усталых людей и плач детей. Что нам делать? Поднимаем людей на руки, кладем сахар в ротики детей и идем дальше ...Теперь уже допустимо обнародовать, что тайные сухопутные маршруты из Сирии, Ливана, Ирака, Турции и Персии помогли спасти два десятка тысяч евреев».

Видео сопровождается фотографией «Кампания С, пионеры Пальмаха во время похода», 1943. Фотогалерея Пальмаха.


Между гор и границ,

По бездорожью в темной ночи

Идут без остановок наши братья.

Так наш народ восходит на Родину.

 

Слабым и малым

Мы откроем врата Родины

Для малого и для старого

Мы стоим здесь как щит.

 

...Не плачь, не грусти –

Обопрись на мою руку.

Придёт час мести и расплаты

Тому, кто закрыл эти врата.

                   Перевод Алекса Шульмана

...А сам Яков Богорад, капельмейстер, композитор, педагог и издатель, в числе прочих евреев Симферополя был расстрелян немецкими оккупантами 12 или 13 декабря 1941 года, в противотанковом рву на 11-м километре Феодосийского шоссе.

Мария Якубович

Комментарии