Борис Колымагин

писатель, публицист

Все публикации автора

Мнения
Борис Колымагин
Мнения

Ссылка царя Давида

В конце марта с.г. в Иерусалиме демонтировали памятник царю Давиду – дар городу от российского Фонда святителя Николая. По всей видимости, мэрия устала бороться с ультраортодоксальными иудеями и сделала обратный ход, убрала скульптуру. Интересно, появится ли она когда-нибудь снова на стогнах Святого града?

Бронзовая фигура Псалмопевца простояла на Сионе, как раз напротив предполагаемой гробницы царя («Кевер Давид»), без малого 10 лет. И каждый год ей причиняли вред. Как-то раз даже нос «откусили». Так иудейские фундаменталисты ответили на российское новшество.

Оказывается, в Старом городе совершенно нет антропоморфных памятников: по канонам иудаизма и ислама их устанавливать нельзя. Местные православные верующие тоже памятники никогда не ставили. А католики воздвигали их на своих канонических территориях, то есть внутри монастырской и церковной ограды, а не в публичном месте.

И бывшему раввину горы Сион Мордехаю Гольдштейну пришлось изрядно попотеть, чтобы добиться разрешения на установку памятника. А почему, в самом деле, не попотеть, если российские филантропы помогли со строительством и реставрацией?

В принципе памятники в Иерусалиме ставить можно. И в новых кварталах они кое-где появляются. Главное, чтобы человек изображался абстрактно, в виде условных линий и сгустков материала. Вот и раввин Гольдштейн, ссылаясь на авторитеты, сказал, что если у царя не будет уха, ухо будет усечено, то такая конструкция имеет право на существование.

Скульптор Александр Демин послушал-послушал раввина и спрятал ухо за волосами. И так хитро спрятал, что можно подумать, что оно цело и невредимо. Наверное, поэтому иудейские фундаменталисты и отсекли нос. Чтобы уж точно неполный человек был.

И вскоре поднялась буря. Вернее, небольшое волнение. Представители нашего духовенства, приехавшие на открытие памятника, стали говорить о том, что налицо явное надругательство. Протоиерей Александр Шаргунов был категоричен: «Из одного и того же народа приходят Христос и Антихрист. «Если бы вы были дети Авраама, то дела Авраамовы делали бы». Если Давида предают поруганию, как поступили бы они с Сыном Давидовым?»

Обвинение в богохульстве – ни много ни мало. Но стоит ли из-за памятника метать громы и молнии? В православной традиции вообще не принято ставить скульптуры. И даже если они освящены, они автоматически не превращаются в каменные иконы. Ну, освящаем же мы автомобили, но не молимся на них.

Вообще все эти истории с установкой разными благотворительными фондами памятников во всех концах земли вызывают некоторый скепсис. Складывается впечатление, что за этим порой стоят элементарный финансовый интерес и желание заработать символический капитал. И ничего больше.

Конечно, с точки зрения светской этики фундаменталисты поступили плохо, как варвары. Но, с другой стороны, и россияне – «новые русские» могли проявить большую тактичность. А то многие из них думают, что весь вопрос в деньгах. И прут напролом, не считаясь со сложившимися представлениями, с гением места, с иерусалимским текстом во всем его объеме, в конце концов. Думают, что локальные традиции во времена глобализации можно игнорировать. Оказывается, не всегда можно. К тому же существуют традиции писаные и неписаные. Писаную традицию легко обойти с помощью словесных ухищрений Мордехая Гольдштейна. А вот неписаная сопротивляется, выпихивает инородный предмет из традиционного пространства.

Царь Давид с «откушенным» носом простоял в сакральном месте относительно недолго. Но все же кое-какой туристический капитал заработал. Нередко рядом с бронзовой арфой сидел какой-нибудь человек с гитарой и пел свои незамысловатые песни. А люди проходили мимо и фотографировали. Паломники (а сюда приходят и мусульмане, и христиане) с любопытством смотрели на изуродованный профиль и странные надписи на стене черной краской на иврите: «Это не царь Давид». И удивлялись: «Почему так?»

В культурной истории Святого града появился еще один нарратив, или, что, может быть, точнее, еще одна запятая. Рядом с входом в Сионскую горницу и усыпальницей царя Давида стоял памятник, созданный российским скульптором. И не беда, что его немного «подкорректировали». Туристический капитал его от этого только вырос.

Теперь, как утверждает мэрия, памятник с согласия всех сторон будет перенесен к парковке «Шульхан Давид» на пути к горе Сион. Будет ли при этом отреставрировано лицо? Трудно сказать. Лучше бы, наверное, не реставрировали – так у Давида будет больше шансов уцелеть. И, вернувшись из ссылки на новое место, побыть там еще какое-то время.

Источник: Независимая газета