66.62
75.54
18.10
Семен Довжик

британо-израильский блогер и публицист

Мнения
Семен Довжик
Мнения

Почему французские евреи к нам не едут

Париж. Фото: Serge Attal, Flash-90

Тема взаимоотношений государства Израиль и мировой еврейской диаспоры редко попадает в заголовки израильских СМИ. Как правило, о существовании еврейских общин ненадолго вспоминают либо в результате громких антисемитских инцидентов, либо вследствие очередной эзотерической программы правительства по поиску «потерянных колен Израиля». Если еще 15 лет назад практически в каждом израильском СМИ были корреспонденты, отвечающие за эту  тематику, на сегодняшний день представитель издания «Макор Ришон» Цвика Кляйн — единственный израильский корреспондент по вопросам еврейской диаспоры. Кляйн поделился своими соображениями о том, что отдаляет израильское общество от собратьев за океаном, кто виноват в том, что существенно сократилась алия из Франции,  и что ждет Сохнут после ухода Щаранского.

— Цвика, как получилось, что ты остался «последним из могикан», единственным израильским корреспондентам по вопросам еврейской диаспоры?

— Прежде всего, это результат кризиса в области медиа. У СМИ попросту нет финансовых возможностей содержать раздутые штаты, поэтому сокращают, кого только можно. Но основная причина, конечно же, в том, что израильское общество традиционно относится к теме взаимоотношений с еврейской диаспорой как к чему-то малозначимому.

Израильские СМИ «с удовольствием» рассказывают обо всех случаях антисемитизма, а также освещают волны большой алии. На этом все. Подсознательно работает старый сионистский принцип: мы здесь, а они там. Даже «Гаарец» стала меньше об этом писать. Таким образом, у большинства израильских журналистов нет ни понимания, ни знания жизни еврейских общин.

-Почему же тогда именно «Макор Ришон» считает нужным иметь корреспондента по вопросам еврейской диаспоры? 

-Я пришел работать в газету, когда издателем ещё был Шломо Бен-Цви. Он считал эту тему очень важной, поскольку сам репатриировался из Англии, был настоящим «международным евреем» — хорошо разбирался в теме. Сегодня издателем является Адельсон, который также придаёт большое значение этой теме.

— Сегодня сложно себе представить, что еще каких-то 15 лет назад  глава правительства Ариэль Шарон всерьез говорил о еще миллионе репатриантов в ближайшие 10 лет. Главы правительства, которые сменили Шарона на этом посту, больше не упоминают эту тему.

-Когда во времена Шарона собиралась межминистерская комиссия по вопросам диаспоры, Шарон единственный сам участвовал в заседаниях, остальные же министры предпочитали посылать присылали своих представителей. Шарон также постоянно интересовался темой гиюра, курсом гиюра «Натив» и т.д.

Если говорить цинично, забота о делах диаспоры не добавляет политикам голосов в день выборов. Хотя наше общество — это общество иммигрантов, но у нас столько всего происходит, что многие бывшие иммигранты давно уже не чувствуют себя таковыми. В Израиле каждый следующий день  отличается от предыдущего. Алия вообще далеко не самая «сексапильная» тема. А у политиков не хватает стратегического видения. Они думают лишь о том, что здесь и сейчас.

-Ты стал одним из самых известных в мире израильских журналистов, но не благодаря своим статьям, а после публикации видео, где разгуливаешь по проблемным районам Париже в кипе.

-Это было 3 года назад. После терактов в редакции журнала «Шарли Эбдо» и супермаркете «Гипер-Кашер» мы  думали, как интереснее подать эту тему, когда практически уже все аспекты были неоднократно освещены в СМИ. Так родилась идея пройтись в кипе по Парижу. Тогда еще  очень популярным стало видео в сети, когда девушка шла по Нью Йорку, и скрытая камера снимала  приставания мужчин, и мы решили скопировать этот прием. Снимали это видео в течение двух дней, в разных районах Парижа и его нескольких пригородах. Я ходил с видеооператором и охранником. Хотелось посмотреть, что происходит в проблемных районах Париже, а не только на Шанзелизе. Честно говоря, мы не ожидали подобного эффекта. Началась общественная дискуссия, могут ли евреи спокойно жить в Париже и в Европе в целом. Как журналисту мне крайне интересно, ведь подобный общественный резонанс во всем мире удается вызвать далеко не каждый день. Миллионы просмотров на YouTube.

Наше видео даже удостоилось целого ряда пародий.  Были и те, кто критиковали меня за то, что я намеренно пошел в районы, наиболее густонаселенные мусульманами. Но надо помнить, что эти самые мусульмане могут спокойно гулять в любом месте Европы.

-Во Франции нападения на евреев происходят вот уже 15 лет, в Британии статистика антисемитизма увеличивается из года в год, в Мальмё (Швеция) евреи вообще боятся выходить на улицы. Но тем не менее, евреи Европы не собирают чемоданы и и не переезжают в Израиль поголовно. Почему?

-Большинство откликов израильтян на мои статьи о происходящем в диаспоре именно в этом ключе: давайте репатриируйтесь, что вы там до сих пор делаете? Как журналист, я могу в этом признаться: СМИ любят сгущать краски. Ты можешь меня спросить: как ты живешь в Иерусалиме, там же так опасно! Неужели тебе не страшно отправлять твоих детей в школу? На самом деле реальность намного более многообразна. Вторая причина – эмиграция — это очень сложный процесс, он занимает годы. Третий фактор: люди привыкают к антисемитизму. К тому же ситуация  в Европе не везде одинакова. И еще – из Франции за последние годы репатриировалось несколько десятков тысяч. У кого-то не получилось интегрироваться, кто-то недоволен своей жизнью в Израиле, обо всем этом они рассказывают своим родственникам, которые остались там. Многие продолжают работать в Париже и приезжают в Израиль лишь на выходные. У многих после избрания Макрона появилась иллюзия, что прекратится антисемитизм и будут улучшения в экономике.

-Кто в Израиле несет ответственность за связь с еврейской диаспорой и репатриацию?

-С одной стороны, существуют и Еврейское Агентство «Сохнут», и министерство алии, которые как бы несут за это ответственность. Вместе с этим,  Натан Щаранский сразу после вступления в должность главы «Сохнута», обьявил, что отныне «Сохнут» фокусируется на усилении еврейского самосознания, и репатриация больше не является основной целью деятельности Еврейского Агентства. Появились и полу-частные организации,  в Северной Америке это «Нефеш бе-нефеш», в Восточной Европе работает «Фонд Дружбы» Иехиеля Экштейна, они помогают репатриантам, нуждающимся в социальной помощи.

-То есть репатриация была приватизирована? Если у меня, как частного лица, есть достаточно средств, я могу создать собственную организацию, которая будет привозить репатриантов в Израиль?

— Формально это должно быть урегулировано с правительством, ведь на каждого репатрианта нужно получить все необходимые документы и т.п. Но факт в том, что Фонд Дружбы репатриирует людей,  минуя «Сохнут».

-Два последних министра абсорбции — Зеэв Элькин и Софа Ландвер — репатрианты. Натан Щаранский – репатриант. Один из ключевых израильских министров Авигдор Либерман — репатриант. Наличие репатриантов в правительстве способствует алие?

-Возможно, это и способствует алие из стран бывшего СССР, но совершенно не помогает приезжающим из других стран. Партия «НДИ», ровно как и ортодоксы, заботится в основном о своих. Есть существенная дискриминация репатриантов из стран Запада как в плане бюджета, так и в плане различных программ. Основные средства направляются на нужды «русских», а остальным достаются лишь крохи. Для примера: сравните, хотя бы, количество сотрудников министерства абсорбции, владеющих русским и другими языками.

-Ты обвиняешь Софу Ландвер в провале репатриации из Франции?

-Софа Ландвер однозначно в ответе за то, что цифры приезжающих из Франции существенно сократились. В свое время было немало программ для репатриантов из Франции, были идеи как привлечь людей в Израиль —  практически ничего из этого не было претворено в жизнь. Вы только представьте себе – в министерстве абсорбции нет даже штатного сотрудника, координирующего французское направление, для этой цели министерство привлекло стороннего консультанта. Франция все последние годы лидировала по количеству репатриантов, а в министерстве абсорбции нет человека, который разбирается в этой теме, знает французскую еврейскую общину и может с ней контактировать. Французским репатриантам предлагают программы, изначально ориентированные на репатриантов из стран бывшего СССР и Эфиопии.

-Вы стали единственным журналистом, написавшим о репатриации из… Бразилии! Что должно заставить людей уехать из Бразилии?

-В последние годы действительно наблюдается  рост репатриации из Бразилии. Экономическая ситуация там не самая лучшая, ситуация с преступностью тоже далеко не идеальная. С другой стороны, в Бразилии исторически существуют очень сильные молодежные движения и сионистские организации, уровень еврейского и сионистского образования там один из лучших в мире. И когда молодые еврейские ребята и девушки смотрят вокруг себя и задают вопрос: где я вижу свое будущее и будущее своих детей, то Израиль для них — это абсолютно естественный выбор. Конечно, это не волна алии из СССР 90-го года, но для Бразилии рост весьма существенный.

-Наконец, коснемся репатриации из России и стран СНГ. Какие тенденции там?

-Последние годы я много писал о происходящем на Востоке Украины, и несколько раз там побывал. Нужно видеть это своими глазами, когда в самом сердце Европы люди бегут от войны, оставляя позади разгромленные дома. Фонд Дружбы привозил оттуда самолеты, забитые репатриантами. Что касается России, большое количество состоятельных людей репатриируются в Израиль благодаря налоговым послаблением. Кроме того, удивительно успешным оказался проект «Маса», большая часть его участников из стран СНГ принимают решение остаться в Израиле. Это однозначный успех.

Мне очень интересна тема русскоязычной диаспоры, русских евреев, разбросанных по всему миру. Благодаря движению Limmud FSU, а также благотворительному фонду «Генезис», эта тема становится все более популярной. Тот факт, что только в США проживает около миллиона русскоязычных евреев, кажется мне исключительно интересным.

-Почему никогда не публикуется статистика относительно уезжающих из Израиля?

— Такой статистики попросту нет, есть лишь различные предположения. Если человек, репатриировавшийся из Франции, вернулся обратно, но периодически посещает Израиль, ни одна система не может отследить его отъезд. Не думаю, что в этом есть какой-то умысел, хотя может быть я и наивен. Я, как и многие журналисты, пытался узнать, сколько евреев покинули Францию и переехали в другие страны, не в Израиль. Но такой статистики попросту нет, потому что их нигде не регистрируют как евреев.  Никакой конспирации.

-В еврейской англоязычной прессе идет интенсивное обсуждение темы преемника Щаранского на посту главы «Сохнута», а вот в прессе на иврите эта тема практически не упоминается. Как такое может быть?

— Это прежде говорит о состоянии, в котором находится «Сохнут». Эта организация практически перестала быть релевантной в Израиле. «Сохнуту» очень повезло, что такой легендарный человек, как Щаранский, возглавлял эту организацию на протяжении нескольких лет. Фигуры, равной Щаранскому по значимости в еврейском мире, в Израиле попросту нет.  А «Сохнут» — это архаичная и очень витиеватая структура. Уже долгие годы раздаются голоса, призывающие ликвидировать эту организацию и создать новую, актуальную структуру, деполитизированную, которая будет заниматься исключительно связями с еврейской диаспорой. И это говорят мне люди, занимающие руководящие посты в самых влиятельных еврейских организациях.

Источник: Релевант