66.92
76.08
17.88
Мнения
Давид Мааян-Черноглаз
Мнения

Дискуссия завершена, спор продолжается

Тема Основного (конституционного) закона о национальном характере государства, представленная в письме группы узников Сиона, оказалась важной и интересной многим читателям «МЗ». Показателем стали полторы тысячи обращений к тексту письма (а с учетом рассылки и перепостов – более двух тысяч) и свыше сорока комментариев.

Абсолютное большинство откликнувшихся в «МЗ» и в частных письмах одобряют Закон и поддерживают авторов письма. Среди них – узники Сиона Натан Альтман, Симон Шнирман, Роальд Зеличенок, Иосиф Бегун; активисты алии в СССР Виктор Фульмахт, Лев Эльберт, Юлия Систер, Ари Вольвовский, Борис Локшин, Зеэв Ицхар (Кнопов); Анна Хирам-Богуславская – вдова узника Сиона Виктора Богуславского, моего друга, и Лида Подольская – вдова узника Сиона Баруха Подольского, известного многим популяризатора иврита; уважаемые Миша Шаули и Лили Баазова; поэт Борис Камянов и профессор Мирон Амусья; Залман Котляр, Марк Гинзбург, Барух Кли, Лев Гринбаум, Наталья Голованова, Лена, Игорь, Сусана, Лина; Владимир из Хабаровска и Виктор Штильбанс из США. Если кого-то пропустил, то не по злобе сердца. Всем им – наша признательность за поддержку и солидарность. Очень возможно, что ваше гражданское неравнодушие потребуются и в дальнейшем. 

Поддержка не была единодушной, слава Богу, мы не в Советском Союзе, и на критических выступлениях следует остановиться подробнее, дабы если и не переубедить оппонента, то еще раз объяснить нашу позицию. 

Встречается мнение, что если уж 70 лет мы жили без подобного закона, то можем жить без него и дальше. Действительно, первые 20-30 лет никто не высказывал сомнения в том, что Израиль – он и есть еврейское государство. В Декларации независимости, которую некоторые пытаются противопоставить Закону, новое государство недвусмысленно определено как "Медина шель ам исраэль", государство народа Израиля, еврейского народа. Со временем эта формула оказалась затерта и смазана, и частично потеряла первоначальное значение. В общественном дискурсе чем дальше, тем больше стали появляться утверждения, что слова гимна ("нефеш йехуди" - еврейская душа) подходят не всем, что национальные символы не соответствуют тому, что принято в мире (нет ни крестов, ни полумесяцев), что в качестве национальных языков следует признать и другие (например русский), что Иерусалим должен стать столицей двух государств, а страна – "государством всех граждан". 

Практический смысл Закона в том, что он пресекает подобные поползновения и ограничивает произвол БАГАЦа в толковании законов (это ответ г-ну Левиеву). А.Диамант считает ортодоксальные еврейские партии главными инициаторами Закона. В этом проявилась его неосведомленность, ибо харедим последними сняли свои возражения. В тексте Закона отсутствует признание иудаизма государственной религией, что, разумеется, не случайно. Кстати, только невежеством можно объяснить утверждение Диаманта, что места в домах престарелых якобы распределяет зам. министра здравоохранения Лицман. 

Другая распространенная претензия критиков Закона – в отсутствии в нем слова «равенство». Утверждение абсурдное, ибо смысл Закона в том, что это государство еврейского народа и никакого другого. Никакой другой народ не имеет в нем НАЦИОНАЛЬНЫХ прав. При этом ИНДИВИДУАЛЬНЫЕ права граждан никак не ущемляются. И если уж кому-то охота поговорить о гражданских правах, укажем ему, что нет прав без обязанностей. 

Не вижу ничего предосудительного в том, что узник Сиона Щаранский до недавнего времени стоял во главе Еврейского агентства и таким образом является "профессиональным сионистом". Однако ни один из подписантов таковым не является и работал в Израиле в соответствии со своим образованием и профессией - инженерами, журналистом, преподавателем, фермером. 

Г-н Заславский, очевидно, хотел нас унизить и не преуспел в этом. Вообще, наш фигурант не смог удержаться на обсуждении предложенной темы и перешел в свободный полет фантазии, на что и указал ему один из читателей. 

Особо следует остановиться на характерном утверждении некоего Ю.К. (Кац?). "Алия из СССР диссидентам и отказникам не должна ничего ровным счетом. Это знают и понимают все, и не надо врать и делать из людей, боровшихся за свои личные права, национальных героев. Человек не должен ничего ни нации, ни народу, ни земле, ни истории, ни идеологии, ни цивилизации." 

В какой мере еврейская активность повлияла на вынужденное решение советских властей допустить ограниченную алию, тема интересная и мало разработанная, достойная специального обсуждения. Мое частное мнение, что работа активистов алии сыграла решающую роль в алие 70ых годов, и опосредованную, косвенную, – в алие 90-х. 

Оставим на совести Ю.К. утверждение, что никакой борьбы за алию не было, а были лишь люди, добивавшиеся своих личных целей. Были и такие, но они обычно сидели тихо, максимум - искали влиятельных заступников на Западе и поехали они мимо Израиля. Те, кто преподавали иврит и историю еврейского народа, печатали и распространяли самиздат, организовывали семинары по еврейской тематике, коллективные письма протеста и т.п., ничего кроме лагерного срока получить от советской власти не могли. Чувство благодарности кому-либо и за что-либо – сантимент не обязательный и глубоко личный, не всякому данный. Декларация Ю.К. об отсутствии моральных обязанностей – свидетельство его убожества и отсутствия совести. От такого берегите карманы. 

Мой ответ участникам дискуссии затянулся, пора заканчивать. Всем читателям спасибо за внимание, а комментаторам – спасибо вдвойне.

Источник: Мы здесь