Мнения
Рафаэль Рамм
Мнения

Сколько стоит рупор

Мы родились и выросли в стране, где все известия были в «Известиях», а правда – в «Правде». В стране, где партийная пресса выполняла ту же функцию, что и туалетный работник – подчищала. В стране, где партийные органы не отставали по степени важности от внутренних органов.

Теперь мы живем в стране, где тоже была и есть партийная пресса, разве что не центральная. Леворадикальная «Аль ха-мишмар» («На посту»), национально-религиозная «Хацофэ» («Дозорный»), ультраортодоксальная «Ха-Модия» («Вестник») – все они обслуживали свои секторы. И даже профсоюзная газета «Давар» («Слово») не претендовала на то, чтобы охмурять все население ежедневной пропагандистской бомбежкой. Тем более, что ее многолетним главным редактором была блистательная Хана Земер (первая и последняя женщина на таком посту): она не пресмыкалась перед властями, а они боялись ее острого ума и пера. Поэтому можно сказать, что у Рабочей партии, бессменно правившей страной почти тридцать лет, не было своего партийного органа в советском смысле слова.

Не было его и у правого лагеря: последний демократ на премьерском посту Менахем Бегин был категорически против партийного рупора, так что ни у «Херута», ни у «Ликуда» такового не имелось. Но положение сразу изменилось, когда во главе «Ликуда» встал Биньямин Нетаниягу, для которого появление партийного органа было вопросом времени и денег. Деньги дал американо-еврейский миллиардер Шелдон Эдельсон, который не только сделал их на строительстве казино, но и превратил в казино как американскую, так и израильскую политику. Две его ставки были особенно успешными: в Израиле он поставил на Нетаниягу, в Америке – на Трампа.

Именно Эдельсон дал Биби Нетаниягу искомую газету «Исраэль ха-йом» («Израиль сегодня»), которую в народе быстро окрестили «Бибитон» (от ивр. «итон», газета), поскольку она была задумана, как личный и партийный рупор. С этой задачей бесплатная ежедневная газета успешно справляется уже десять лет, расправившись со всеми конкурентами, которые не поняли главного в новой бизнес-модели: газета больше не покупается – она продается. Кому? Всем, кто платит и заказывает музыку.

Поэтому до прошлого года главным редактором «Исраэль ха-йом» был Амос Регев, сделавший только одну фатальную ошибку: он отказался от ежедневной публикации фотографий Сары Нетаниягу. Его сменил на посту Боаз Бисмут, успевший до этого побывать послом Израиля в Мавритании, что помогло ему проложить дорогу в коридоры власти. А теперь в газете появится еще один посол – Дрор Айдер, который воспевал и защищал Нетаниягу настолько успешно, что получил от него назначение на пост израильского посла в Италии.

Как поведала в «ХаАрец» Ноа Ландау, «в 2012 году появилось сообщение, что у Дрора Айдера был подписан договор с министерством главы правительства в то время, как он работал ведущим публицистом в «Исраэль ха-йом». По этому договору он получал 50 тысяч шекелей «за написание речей и лекций». В то время Айдер писал речи и лекции для тогдашнего министра стратегического планирования Моше Яалона, чье министерство считалось составной частью министерства главы правительства».

Теперь же Айдер вознагражден за верную службу посольской должностью, которая на несколько лет лишит его возможности ежедневно рассказывать израильтянам о солнцеподобном отце народа, которого травят завистливые пигмеи и прочая «левая сволочь».

Итак, возвращаясь к партийной прессе и ее туалетной функции: «Исраэль ха-йом» вместе с баснописцем Айдером только и делает, что подчищает за правительством и его главой, сменив правду на кривду. Но и кривое зеркало остается зеркалом: в газете «Израиль сегодня», как ни в чем другом, отражается Израиль сегодня.