• Главная
  • Фонд
  • Новости
  • STMEGI TV
  • STMEGI Junior
  • Горские евреи
  • Иудаизм
  • Библиотека
  • Академия Джуури
  • Лица
  • Мнения
  • Проекты
  • Приложения
  • Переводчик
  • 64.37
    70.93
    18.33
    Ран Шимони

    обозреватель Haaretz

    Все публикации автора

    Мнения
    Ран Шимони
    Мнения

    Мессия Ганц

    Оказывается, многие в Израиле верят в пришествие Мессии. Верят, что у всего произошедшего была причина. Потеря пути левыми после убийства Рабина, переход в оппозицию, ассимиляция с правыми – все это зигзаги Мессии, страдания, которые люди должны вынести ради спасения.

    И что это за спасение? Бени Ганц. Прямо сейчас. До него был Габи Ашкенази, между ними – Юваль Дискин, иногда они были вместе втроем. Но всегда было ясно одно: у нас есть Мессия, и он придет. И, как казалось недавно, его приход уже близок. Еще несколько опросов – и он здесь.

    Согласно мессианской истории, спаситель Израиля – человек из плоти и крови, сын мужчины и женщины. Ему также приписывают некоторую медлительность. Может, он выжидает подходящего момента, но,  возможно, Мессии нужно время, чтобы понять собственное величие. В этом описании что-то похоже на Ганца. А какова роль людей в мессианской истории? Они должны верить. Только тогда придет Мессия. И Израиль искренне верит, молится, готовит почву – политические сделки, опросы и десятки статей под рубрикой «Мнения». Только пусть придет. Придет, когда он сам захочет. Нет в Израиле ни левых, ни правых. А главное, нет времени, По мере приближения выборов наступает пора спасения.

    По словам Маймонида, мессианство – это не фантазия, а возрождение царства, которое исчезло много веков назад. Это так же верно для общественного влечения к Ганцу: благородный и скромный бывший начальник генштаба появится на входе в кнессет, как голограмма великих деятелей нации…  Избиратели считают, что для возрождения царства не нужны ни его взгляды, ни его видение, ни даже полная вера в его способности. Нужно его присутствие, его существование, поэтому его партийная и идеологическая принадлежность крайне мало значат для тех, кто уже наградил его мандатами. Куда бы он ни шел, они последуют за ним; все, что он скажет – убедит.

    Народные избранники также понимают, что ближайшие месяцы будут лишь введением в другую историю. И они, конечно, хотят быть ее частью. За исключением Нетаниягу, все убеждены, что единственный способ подняться на вершину – схватить край плаща Ганца в надежде попасть в хорошее место. Ципи Ливни – во главе тех, кто ловит край плаща. На самом деле, она не очень хорошо знакома с Ганцем и даже обещала председателю своей партии никуда не уходить, но надо понять: электорат убегает. Она следует за электоратом, организуя опросы и объединяя силы, чтобы они произносили ее имя и имя Ганца на одном дыхании. Если люди услышат повторение одной и той же формулы «Ганц и Ливни» – может быть, они привыкнут к идее, и это проявится в день голосования.

    С годами Ганц может стать важным политическим деятелем и даже премьер-министром. Но ожидание его прихода свидетельствует, главным образом, о бессилии оппозиции, которая никогда не выглядела так жалко. Люди ищут не перемен, а спасения. И когда политическая игра становится такой поверхностной, такой одномерной, весьма сомнительно, является ли победа в ней достойной целью.

    Независимо от конечного результата, стоит вспомнить прежние дни: утрата идеологии, фетишизация победы, преданность мессианской идее. Не спрашивая почему, не спрашивая как, только – когда…

    Источник: Детали