63.74
72.79
17.76
Ариэль Пикар

директор  Института современной еврейской мысли «Когод»

Мнения
Ариэль Пикар
Мнения

Мудрость безумной многопартийности Израиля

Израильская политика выглядит сейчас как большой балаган. За последние несколько недель были основаны три новых партии, а одна из них выгнала бывшего партнера. Будут ещё новости. Можно ожидать больше негатива, если до проведения национальных выборов 9 апреля. премьер-министру Биньямину Нетаньяху будет предъявлено обвинение.

Последние опросы показывают, что в новый Кнессет попадут от 12 до 14 партий, многие из которых получат не более четырех мест. Но можно ожидать, что эти предварительные результаты изменятся. Опросы значительно расходятся в своих показателях, и, конечно же, впереди еще много политических сюрпризов.

Для британцев и особенно для американцев, которые привыкли к двухпартийной системе, эта нестабильная ситуация может показаться слабостью израильской демократии, но на самом деле это признак силы. Как говорят в мире технологий, политическое состояние Израиля — это особенность, а не дефект.

Почему так? Игрой в «музыкальные стулья», со вскакивающими с мест и выбывающими партиями движет не только политическое эго. Это не значит, что эго вне игры. Но появление новых партий и исчезновение старых основывается на представлении, что израильский избиратель «проснулся» и озабочен. У избирателей есть требования, мнения и желания, а политики страны пытаются выяснить, чего они хотят. Вряд ли кто-либо из избирателей окажется в карманах политиков, которые не готовы с ними считаться.

Большинство израильтян больше не голосуют, основываясь на семейных традициях, этнической лояльности или раввинских директивах. Они заново осмысляют каждую кампанию. Старые и влиятельные сионистские движения, такие как «Авода» и «Еврейский дом» (бывшая Национально-Религиозная партия), теряют свои позиции политически, хотя люди все еще верят в идеологемы. Избиратели предъявляют конкретные требования своим лидерам и не будут лояльными к политическому деятелю только потому, что он возглавляет определенную партию.

Эти продолжающиеся расколы также разрушили традиционные сети поддержки старых партий. Лейбористы не могут рассчитывать на поддержку, которую оказывала ее «пехота» из профсоюзов Гистадрута и кибуцев. Религиозные партии прежде рассчитывали на свои молодежные группы вроде «Бней-Акивы» и на студентов ешив. Но такие сети менее важны в эпоху интернет-кампаний, и эта традиционная поддержка не безусловно проявляется в день выборов.

Даже ортодоксы-харедим больше не голосуют в блоке. Вы, может быть, думаете, что в правом правительстве они получат то, что хотят. Но это не так и, в конце концов, будет призыв в армию юношей-харедим, даже при правой коалиции. В целом, харедим получают меньше парламентских мест, чем можно предположить по их доле в составе населения. Возможно даже, что партия сефардских харедим ШАС не получит достаточно голосов, чтобы занять места в Кнессете. Поскольку правые Нафтали Беннетт и Айелет Шакед покинули партию «Еврейский дом», ее остатки, в первую очередь старая Национально-Религиозная партия, также не смогут преодолеть барьер в четыре места.

Других примеров подобного разрушения предостаточно. Партия Авигдора Либермана «Исраэль Бейтейну» больше не представляет русскоязычных израильтян. Арабские политические партии — более сложный вопрос. Казалось бы, они могут занять более 20 из 120 мест в Кнессете, поскольку израильские арабы составляют 20 процентов населения страны. Но они застряли на пороге двухзначных цифр.

По моим оценкам, только 20-25% избирателей проголосовали согласно привычке, и они сгруппированы в партиях «Ликуд» и харедимных. Этого недостаточно, чтобы изменить игру. На остальные 75% игра должна измениться. Политическая карта Израиля на выборах 2019 года отличается от карты 2015 года, которая в свою очередь отличалась от тех, что были в 2012 и 2009 годах.

Это не признак хаоса. Скорее, это признак зрелой демократии, показывающий критическое отношение избирателей к политике. Они говорят: «Я не буду голосовать за вас только потому, что я голосовал за вас в прошлый раз или потому, что я вырос в вашей системе образования». Лояльности больше нет.

Это прямое влияние отдельного гражданина на политику является реальным контролем и балансом в нашей политической системе. Даже Биньямин Нетаньяху, великий политик, вынужден колебаться меж разных идей. Невозможно обмануть израильтян, и он это знает.

Аргумент, что большая часть еврейского населения Израиля разделяет правые взгляды — факт, но он является результатом текущей ситуации. Так было не всегда, и так будет не всегда. Биби не вечен. Несмотря на то, что «Ликуд» выглядит так, будто является последним из сторонников старой линии, сохранившим свое ядро ​​без изменений, в тот день, когда уйдёт Нетаньяху, а этот день настанет, «Ликуд» взорвется, как его исторические соперники и партнеры. Он единственный, кто держит Ликуд.

Правительственная коалиция из множества небольших партий — это проблема. Но я предпочитаю хрупкую систему, которая чувствительна к различным мнениям в обществе, сильному руководству, такому как президентская система.

Политика Израиля может показаться хаотичной, но она добивается цели. Инновационное законодательство об экспорте каннабиса, детских прививках и маркировке сигарет прошло до роспуска Кнессета.

Двухпартийная президентская система в США забуксовала из-за поляризованного электората и разных партий, управляющих двумя палатами Конгресса. Основатели Америки хотели, чтобы управление было трудным, но они также хотели консенсуса такого рода, казалось бы, невозможного в системе, требующей решительного выбора между двумя краями пропасти.

В отличие от Дональда Трампа, Нетаньяху не может просто играть на своей «стороне поля». Формирование и реформирование фракций означает, что он всегда в опасности. Вы можете утверждать, что опасность парализует его действия, но она требует и большей осторожности. В обществе с большим количеством трений это дает больше представительной власти различным его сегментам, что и есть демократия. Я предпочитаю это какой-то политической тирании или демократии, которая буксует.

Демократия проверяется не властью правителя, а ограничениями, которые она накладывает на власть. Премьер-министр в парламентской системе должен быть открытым и слушать. Он или она должны идти на уступки, даже маленьким партиям. Всегда найдутся люди, которые недовольны, и здесь, в зависимости от момента, практически каждая политическая группа и счастлива, и несчастна.

Одним из доказательств тому является наша высокая явка на выборы. Почти 72% избирателей, имеющих право голоса в Израиле, проголосовали на выборах 2015 года, по сравнению с 58% в Соединенных Штатах в 2016 году, в президентский год, и с менее чем 50% в 2018 году - самой высокой явкой на промежуточных выборах с 1914 года. Либо израильтяне наивны – но это не так, либо они верят, что система работает. Выборы в Израиле являются примером доверия людей к политической системе, и чем больше шума и хаоса, тем больше заинтересованности и вовлеченности.

Оригинальная публикация на сайте JTA

Перевод Виктора Шапиро