63.83
70.67
18.06
Мнения
Михаил Магид
Мнения

Борьба между центрами влияния на Ближнем Востоке: какова роль Израиля?

Приходят сообщения о боях в Ливии. Исламистское («Братья-мусульмане» и их союзники) правительство, контролирующее Триполи, разгромило части военного диктатора Хафтара, действующего при поддержке исламистов другого (салафитского) толка.

Почему это влияет на события на Ближнем Востоке? В результате конфликта в Ливии происходит усиление борьбы между региональными центрами влияния.

О каких сложившихся в регионе центрах влияния можно сегодня говорить?

Первый — Иран и его союзники, шиитские милиции, в значительной степени контролирующие Ирак, Сирию, Ливан и часть Йемена, включая его столицу, Сану. Это «Хезболла» в Ливане и Сирии, Национальные силы обороны в Сирии, многие подразделения Сил народной мобилизации в Ираке, хуситы в Йемене. А также суннитские союзники Ирана в Палестине — ХАМАС и, особенно, «Исламский Джихад» (ИД), причем влияние последнего стремительно растет: лидер ИД, Зияд Нахала, быстро набирает популярность среди палестинцев. Эти, преимущественно шиитские, ирано-арабские силы называют себя «Осью сопротивления». Противники называют их термином «Шиитский полумесяц», имея в виду стратегический коридор от Тегерана до Средиземного моря через Ирак, Сирию и Ливан. Именно усиление Ирана вызвало бурную реакцию США, Израиля, саудовцев, ОАЭ.

Создание колоссальной иранской империи изменило баланс сил на Ближнем Востоке. Это встревожило Израиль, саудовцев, часть американских политических элит. В этих условиях Трамп вышел из ядерной сделки с Ираном и обрушил на него санкции. Возможно, Израиль хотел бы нанести удары по Ирану и его союзникам руками США, иначе зачем бы Нетаньяху так долго торпедировал ядерную сделку США и Ирана.

Второй центр влияния — блок арабских, преимущественно суннитских, держав (Саудовская Аравия, ОАЭ, Египет, Бахрейн), противостоящий иранскому влиянию и в какой-то мере союзный Израилю. Арабо-израильский конфликт стал отходить на второй план, уступая место арабо-иранскому. Саудовцы и их союзники не хотят иранского господства над регионом. В этих условиях появились намеки на создание долговременного антииранского союза Израиля и суннитских арабских стран Персидского залива. Между иранскими союзниками — хуситами и этим суннитским блоком — идут военные действия в Йемене. Именно суннитско-арабский блок (вместе с Катаром и Кувейтом) президент США Трамп хотел видеть в основе «арабского НАТО», направленного против Ирана и на союз с Израилем. Но планы Трампа провалились. Одна из причин — нежелание саудовцев и ОАЭ идти на открытый союз с Израилем в условиях, когда Израиль не собирается идти на серьезные уступки палестинцам. Саудовцы и ОАЭ боятся, что такой открытый союз с Израилем, пусть даже он и необходим им против Ирана, полностью подорвет их позиции в мусульманском и арабском мире, где их влияние велико. Другая важнейшая причина срыва создания арабского НАТО — третий центр влияния.

Третий центр — это союз, набравшей силу Турции и Катара. Союз огромной мусульманской державы с сильной армией и финансовой мощи крошечного Катара превратился в третьего серьезного самостоятельного актора в регионе. У Катара есть и еще одно оружие — самый популярный на Ближнем Востоке телеканал «Аль-Джазира». В то же время Кувейт занимает промежуточную позицию между вторым и третьим блоками. В ответ на блокаду и угрозы со стороны саудовцев и их союзников Катар призвал на помощь турецкую армию, которая взяла его под защиту, создав базы на его территории.

Между всеми тремя блоками существуют сложные, напряженные отношения. Все они используют в ходе борьбы своих сателлитов. Например, в Сирии Турция, Катар и антиасадовская оппозиция пытаются договориться с Ираном и его союзником Асадом о разделе страны, и у них это не слишком хорошо получается (продолжаются столкновения армии Асада и протурецкой антиасадовской оппозииции).

С другой стороны, в Ливии существует военное противостояние между союзным Турции и Катару правительством национального согласия (ПНС) в Триполи и союзными Саудовской Аравии, ОАЭ и Египту силами Хафтара. В настоящее время в ходе боев наметился перелом. Одно время казалось, что Хафтар побеждал, но теперь он терпит поражение. Это может привести к росту напряжения между вторым и первым центрами влияния.

Египет, желая поддержать Хафтара, уже сосредоточил свои войска на границе с Ливией. Для Египта победа правительства Триполи, связанного с «Братьями-мусульманами», является ночным кошмаром. Господствующая в Египте военная диктатура пришла к власти, свергнув президента Мурси, избранного от египетской ветви тех же исламистов («Братьев-мусульман»), и данная организация сегодня запрещена в Египте. Если ливийские Братья окажутся на границах Египта, это может привести к дестабилизации режима египетского диктатора Сиси. Особенно — учитывая широкий поток контрабандного оружия из Ливии, который просачивается в Египет. Коррумпированная египетская пограничная служба не в состоянии остановить его даже сегодня, когда на границах страны нет сторонников правительства Триполи! Поэтому Египет при поддержке саудовцев и ОАЭ готов вмешаться напрямую в войну в Ливии. Со своей стороны, Турция и Катар готовы финансировать правительство (ПНС) в Триполи и даже, по некоторым сведениям, направляют часть лояльных боевиков-исламистов из Сирии ему на помощь.

Иными словами, растет напряжение между всеми тремя центрами силы на Ближнем Востоке.

Каково же положение Израиля и как он видит свою роль в этой стремительно мутнеющей воде? С точки зрения нынешнего руководства Израиля, наибольшую угрозу для него представляет иранско-шиитский блок.

Нет сомнений, что Израиль превосходит любую страну на Ближнем Востоке как в плане научно-технического развития, так и в плане военной мощи. В том числе он превосходит Иран. Но у Израиля есть три основные проблемы.

Первая: отсутствие сильных региональных союзников. Вероятно, Израиль будет пытаться и дальше сближаться с саудовцами и ОАЭ. Но на пути такого сближения стоит палестинский вопрос. Возможности саудовцев и ОАЭ в плане сотрудничества с Израилем ограничены.

Вторая: крошечная территория, легко простреливаемая ракетами иранских союзников. Они в состоянии таким способом парализовать экономику Израиля и загнать все население страны в бомбоубежища на многие недели. И речь может идти, например, о высокоточных крылатых ракетах, способных расплющить целую улицу, а также важный военный или промышленный объект.

Третья: отсутствие прокси — вооруженных милиций, способных наносить ущерб силам противника на большом расстоянии от дома. У всех региональных центров влияния есть такие дружественные милиции. Для Ирана они вообще являются главным инструментом его политики. Все предпочитают финансировать союзные вооруженные группировки ополченцев, вместо того, чтобы самим нести потери. И только у Израиля их нет. Одно время казалось, что таким союзником для Израиля станут курды из РПК (Курдская рабочая партия), контролирующие север Сирии и ведущие партизанские операции против Турции и Ирана. Но это не вышло за пределы разговоров.

Конечно, Израиль имеет такого союзника, как США. Но совсем не факт, что администрация Трампа захочет ввязываться в очередную крайне непопулярную в США войну на Ближнем Востоке ради Израиля. Согласно популярному сейчас афоризму, Трамп может или вести войну с Ираном, или выиграть выборы.