62.87
70.79
17.83
Интересное

Израиль глазами минчанки

Израиль — это контрасты мироощущения. Обитаемая всемирная история. О поездке в эту страну — в материале корреспондента агентства «Минск-Новости».

Чехов пустил по миру фразу «в Греции все есть» за 59 лет до того, как Давид Бен-Гурион провозгласил создание независимого еврейского государства на территории, выделенной ООН. Проживи Чехов мафусаилов век, он, несомненно, написал бы: нет, не в Греции, а в Израиле все есть.

Димона

У Димоны определённо есть чувство юмора: когда спадает жара, городская скульптура становится спарринг-партнёром

Я не первый раз в этой стране, но впервые с частным визитом. Приехала в гости к подруге, бывшей минчанке Веронике, которая в силу обстоятельств пару лет назад сменила место проживания с Иерусалима на город Димону в самом сердце пустыни Негев. Димона находится недалеко от Беэр-Шевы, в котором есть крупнейший медицинский центр, что для Вероники имеет жизненно важное значение.

Хожу по Димоне и не верю своим глазам. Современный город — мой ровесник. Дивный цветок вырос из зернышка древней цивилизации. Сейчас здесь более 40 000 жителей. Есть и хрущобы, и 12-этажные новостройки. На главных проспектах благоухают розы. На рукотворном озере (его прозвали голубым глазом в пустыне) бьет фонтан с цветомузыкой. В его водах плещутся полуметровые рыбины. А отойдешь на пару сотен метров от города — пустыня. Впрочем, по ее пологим холмам уже вовсю карабкаются виллы: Димона захватывает пустыню.

В городе только одна гостиница — мотель для тех, кто едет через Негев к Красному морю, в курортный Эйлат. А теперь внимание! Нет светофоров. Ни одного. Все перекрестки превращены в круглые площади с кустами, цветами и городской скульптурой. Подъезжая, водитель хочешь не хочешь, а должен притормозить. Пешеход, пользуясь этим, спокойно топает по зебре.

Круговое движение вошло в быт многих городов. В Эйлате, например, из светофоров сделали причудливый памятник.

Менталитет

Когда в 1990-е Вероника уезжала из Минска, я сочувственно сказала: придется после Советского Союза привыкать к монокультуре. Пальцем в небо попала. В том смысле, что Израиль — это не моно. Это мощное стерео. Приехали со всего мира потомки 12 сыновей библейского патриарха Иакова, так называемые колена израилевы. У каждого кроме общей национальности есть собственные ценностные ориентации и установки. К примеру, был в Димоне мэр родом из украинских Черновцов. Он создал на окраине города шикарный ботанический мини-сад с велодорожками. После димоновцы избрали мэра с восточным менталитетом. Мини-сад оказался заброшенным, деревья сохнут, зато по всему городу сверкают ночью гирлянды из лампочек, появились навесы из разноцветных шариков. В День Независимости прогремел такой салют, что бедуины, живущие в пустыне Негев, решили: их бомбят.

На вопрос, почему улицы красивые, но грязные, мусор прямо под ногами, Вероника пожала плечами: «Зато в квартирах блеск и чистота. Многие считают: главное — создать собственный оазис. Вынести за порог мусор и там его оставить в порядке вещей».

Хамсин

— Сегодня хамсин, — сказала Вероника рано утром. Ее дети бросились закрывать окна.

Раскаленная песчаная буря не движется. Может, это не буря? Но как объяснить, что на следующий день на всех вещах в квартире лежал тончайший слой мельчайшего песка? Как он проник в законопаченную квартиру?

Когда мы приехали в Беэр-Шеву, 40 градусов жары ощущались как 50. От автобуса (весь транспорт оборудован кондиционерами) до вокзала (все общественные помещения постоянно охлаждают) не шла, а бежала, чтобы глотнуть паветра.

Израильтяне, живущие на юге, привыкли к хамсину — днем стараются не работать. В большинстве квартир — мазганы: кондиционеры, которые в прохладные зимние месяцы служат обогревателями. Вещь недешевая: скромный мазганчик потянет на 350 долларов.

Шекелиана

Хожу по димоновскому супермаркету и сравниваю. Перевожу шекели в доллары, а их — в белорусские рубли. Килограмм куриной колбасы стоит 34 рубля, желтого сыра — 23, форели — 30, говяжьего фарша — 10, белокочанной капусты — полтора рубля. Бутылка водки (интересно, кому она нужна в такую жару?) — 26 рублей. Батоны и хлеб — по 3-4 рубля штука. Особо дешевого ничего не вижу, однако в очередях к кассам покупатели с тележками, доверху наполненными товарами. Сколько же они зарабатывают?

Вероника поясняет: например, зарплата водителя городского автобуса может доходить до 2 000 долларов, у водителя на междугородних маршрутах — выше. У каждого по-разному. Если семья взяла машканту (ипотечный кредит), приходится работать мужу и жене. Аренда двухкомнатной квартиры в Димоне обходится в 500-700 долларов в месяц. Плюс плата за газ, воду, электричество, Интернет, налоги — еще 300-400 долларов.

— Израильтянин — человек особый, — уточняет Вероника. — Захожу в кафе в Праге, иду мыть руки. Вижу: мужчина открыл кран, смочил ладони, закрыл кран, намылил, снова открыл. Значит, турист из Израиля. Он знает цену воде.

Море

Из Димоны налево поедешь — попадешь на Мертвое море, направо — на Красное. Выбрала Мертвое. Плавать в нем невозможно. Заниматься аквааэробикой мне удавалось, держась за перила бассейна, который наполнен мертвой водой. Такой бассейн есть в каждом отеле курорта Эйн-Бокек. Так сказать, море под кондиционером.

На стене бассейна — надписи на иврите и английском: «Не прыгать с бортика», «Не заниматься дайвингом», а главное — «Не толкаться». Если поскользнетесь или вас кто-то обрызгает и вода попадет в глаза, кричите. Прибежит спасатель с бутылкой пресной воды, чтобы помочь вам промыть глаза. Если забыли снять золотые украшения, будьте готовы, что несколько дней спустя они пойдут темными пятнами. Мертвое море не только лечит, но и определяет фальшак.

У этого моря немало волшебных свойств. Сюда за здоровьем приезжает весь мир, люди становятся добрыми. Говорят, это влияние брома. Надышишься у моря — спишь как младенец, и вообще испытываешь нежность к ближним.

Диаспора

В Димоне есть и белорусы, и даже отделение белорусского землячества. У Вероники, израильтянки с 24-летним стажем, еврейской крови четвертинка. Слава богу, никто здесь такими подсчетами не занимается. Люди живут в полную силу, много работают, хорошо отдыхают, лишены тревожности и мнительности, несмотря на то что бывают и обстрелы, и теракты.

Уезжая, спросила подругу, когда увидимся в Минске.

— Ты ведь знаешь, я на подъем легкая. Подлечусь — приеду. Что там у вас на Зыбицкой сейчас самое интересное? А в Большом театре?

Справочно

По этой земле ходили легендарные личности, а климат такой, что на севере в горах сейчас лежит снег, а юг — как горячая сковорода.

Автор материала: Светлана Шидловская

Фото автора

Источник: minsknews.by

Комментарии