Комментарии рава Адама Давидова к недельной главе «Толдот»

«И вот родословная Ицхака, сына Авраhама. Авраhам родил Ицхака» (Бэрешит 25:19). Здесь сказано, что Ицхака родил Авраhам, а не Сара.

Человека называют по имени и отчеству, спрашивают имя отца, а не матери, ведь духовное наследие чаще всего передается от отца. Но когда он болен, взывают о помощи от лица матери и называют ее имя. Насмешники того поколения говорили, что Сара взяла себе чужого ребенка, что невозможно родить в девяносто лет. Или же зачала от Авимелеха, потому что не мог Авраhам стать отцом в сто лет.

«Что же сделал Святой, благословен Он? Придал лицу Ицхака (разительное) сходство с (лицом) Авраhама (так что) все подтверждали: Авраhам породил Ицхака» (Раши).

Не только лицом, но и сущностью своей сын повторил отца, Ицхак стал продолжением жизни Авраhама. Он шел его дорогой – восстанавливал его колодцы и рыл новые, ведь вода в пустыне это жизнь. Во многих местах Тора говорит нам о воде и колодцах Авраhама и Ицхака и о других колодцах и родниках, где происходили важнейшие события, повлиявшие на историю человечества.

Семь колодцев Авраhама, шевабэерот (באר שבע), это семь законов (Ноаха) для всего человечества. Элиэзер, раб Авраhама, у колодца встретил Ривку, невесту для Ицхака, а Моше-рабену у другого колодца встретил Ципору. Колодец на пути Яакова и Моше был создан в конце шестого для Творения.

Почти сорок лет евреи пили из колодца Мирьям. В стране Израиля вода освобождала от гнева и неправедного суда, когда на берегу ручья умерщвляли корову, если не могли найти виновного в убийстве человека. А гер погружался в воды миквы и выходил с новой, еврейской душой. Живой водой евреи называют святую Тору.

Долгое время не было дождей, люди остались без хлеба, и был голод в стране. Девять раз повторялся голод на земле:
– в дни жизни Адама, как было сказано ему: «Проклята из-за тебя земля» (Бэрешит 3);
– в дни Лемеха (Бэрешит 5:29); в дни Авраhама (Бэрешит 12:10);
– в дни Ицхака (Бэрешит 26:1);
– в дни Яакова (Бэрешит 45:6);
– во времена судей, как сказано: «И было, в те дни, когда правили судьи, и был в стране голод» (Рут 1:1);
– в дни Давида (Шэмуэль-2, 21:1);
– в дни Элияhу (Мелахим-1, 17:7);
– в дни Элиша (Мелахим-2, 17:7).
И десятый раз будет голод на земле в конце дней, как сказано: «Вот наступают дни, – сказал Г-сподь Б-г, – когда пошлю Я голод на землю: не бесхлебицу и безводье, а (голод и жажду) внимать словам Г-сподним» (Амос 8:11).

В голодный год Ицхак поселился в Гераре, недалеко от моря, по соседству с плиштим, которые в то время заселяли западную часть страны. Однако «Не даст Всевышний душе праведника голодать, и козни злодеев отвергнет (Мишлей 10:3).

Жители окрестных поселений видели, что рядом с ними вполне благополучно живет человек по своим законам, которые они не понимают и не желают знать. «Этот еврей, – говорили они, – сеет хлеб и получает стократный урожай, а мы трудимся в поте лица и собираем крохи». Зависть съедала их, и они приходили ночью и засыпали колодцы, которые копали слуги Ицхака для всей округи. Но воевать с Ицхаком они боялись, так как было очевидно, что его охраняет Всесильный.

В конце концов Авимелех, царь страны, который также боялся Ицхака, заключил с ним мирный договор.

Живой водой евреи называют святую Тору. Для кого Тора? Кто будет пить из этого источника, если нет достойного наследника?

Каждый день перед заходом солнца Ицхак читал предвечернюю молитву, а Ривка становилась у восточной стены шатра и умоляла Всесильного даровать ей радость материнства. Всесильный ответил на молитву Ицхака – Ривка забеременела (Зоhар Хадаш, «Толдот»).

Современная медицина утверждает, что ребенок за сорок дней до рождения ощущает внешний мир. Два мальчика, которых носила в себе Ривка, еще до рождения проявили особые качества. Когда мать проходила мимо языческого жертвенника, порывался выйти один из них (Эсав), а когда подошла к бет-мидрашу Шема и Эвера, пытался выйти другой (Яаков). Еще не родившись, они боролись и спорили (о том, кому) владеть двумя мирами» (Мидраш Танхума).

На седьмом месяце не было ей покоя от резкой боли, и Ривка отправилась за советом и за благословением к своему прадеду, к Шему сыну Ноаха, который тогда жил у горы Мория. Сказал он, что скоро она родит двух мальчиков, от которых произойдут два народа, и что будут они воевать друг с другом не на жизнь, а на смерть. Сказал он: «Два народа в животе твоем... и один будет черпать силу у другого, и старший будет служить младшему» (Бэрешит, 25:24).

Ривка родила сначала Эсава, а следом Яакова. Братья не были похожи друг на друга, а свои имена получили по первым физическим признакам при рождении. Эсав – значит волосатый, так как его тело было покрыто рыжевато-красным пушком. А имя Яаков – производное от «экев». Как напоминание о пятке брата, за которую он крепко держался и никак не хотел отпускать.

Эти два мальчика отличались от рождения – один рос к злодеянию своему, а другой к благочестию. Их борьба стала началом войны Рима (Эсава) против Израиля (Яакова), источником еврейских погромов в Европе и в России. Эта борьба привела к истреблению евреев извергами гитлеровской Германии.

В ненависти Эсава к Яакову причина поддержки, которую оказывают последнее время Англия, Швеция, Голландия, Норвегия и другие страны палестинским террористам в войне с Израилем и евреями по всей земле.

Сущность Эсава – материя, подобно печени в теле человека, а Яаков – сердце и душа человека (Рабену Бахья). Разве будет организм благополучным, если печень воюет с сердцем? Когда Эсав увидел, что не может победить брата, породнился с Ишмаэлем, который тоже был «человек-дикарь» (Бэрешит 16:12).

После смерти Авраhама Эсаву дали имя Эдом. От слова «адом», что на святом языке значит – красный. Красный цвет объясняет характер и дальнейшую судьбу Эсава и его потомков.

Красный цвет раздражает и возбуждает нервную систему. Красный флаг символизирует идеологию тех, кто поднял его над собой. Это цвет крови и войны, цвет насилия и стремления к власти. Зеленый цвет нейтрализует красный, но сочетание их ужасно, так как разрушает психику человека.

Творец наделил Эсава хитрым умом, сообразительностью и хорошей памятью. Ицхак безмерно радовался его успехам в чтении и письме, с удовольствием обучал его законам мироздания, а сын отвечал ему взаимной любовью. Эсав убегал из дома, охотился на степных козочек и на хищных зверей, а когда подрос, стал чрезвычайно силен. Он подстерегал караваны торговцев и к пятнадцати годам уже знал запах смерти.

А Яаков с раннего детства был усидчивым и дотошным учеником Авраhама. Он добросовестно выполнял задания своего учителя и поручения матери Ривки, которая любила его больше первенца, Эсава.

В день смерти Авраhама Эсаву исполнилось пятнадцать лет. Он охотился далеко от дома, увидел в степи всадников, спрятался за большим камнем и стал ждать. Нимрод, он же Амарфель, царь Бавеля, в сопровождении своих воинов гнался за оленем и в азарте охоты оказался за пределами своей страны.

Видит Эсав, что летит к нему олень необычайной красоты, подобный солнечному лучу среди грозовых облаков, а следом на коне огромный и страшный охотник в кожаных одеждах. Вложил Эсав стрелу в свой лук, натянул тетиву и, когда олень промчался мимо, пустил стрелу в самое сердце всадника.

Конь вырвался из ослабевших рук и умчался прочь, а всадник остался лежать на песке. Подбежал Эсав, отрубил мечом его голову, смотрит, так это же Нимрода он убил! Содрал с него кожаные одежды, которые когда-то принадлежали Адаму, и побежал домой.

Издалека воины увидели брошенного коня и своего господина на земле, и увидели бегущего человека. Помчались следом, но не успели догнать, скрылся он в лагере Авраhама, куда они не посмели войти. Вернулись, подняли безжизненное тело Нимрода и направились в свою страну.

Эсав мокрый и красный от пота и крови, остановился около Яакова, дышать не может, задыхается. А Яаков варит чечевицу в большом котле к трапезе, что устраивают после похорон.

Схватил Эсав кувшин с водой, пьет, не может остановиться, а потом говорит:
– Что ты варишь? Дай мне поесть этого красного-красного, что в твоем котле, голоден я, ничего не ел со вчерашнего дня.

Посмотрел на него Яаков – деда похоронили, великого праведника похоронили, а этот охотой развлекается. Ответил ему:
– Дам тебе поесть, если передашь мне свое первородство и место в пещере Махпела.
– Что значит первородство, брат?
– Первенец должен приносить жертвы Создателю в чистоте своей, чтобы не было крови на нем.
– А если нечист буду?
– Умрешь.
– Так зачем мне это первородство и без того каждый день смерть поджидает меня в степи. Пусть оно будет твоим!
– Нет, не на словах, запишем договор на пергаменте. Чтобы ты не отказался и твои потомки не отвергли его.

Яаков сел и записал все условия, что к нему переходит право первородства, и с этого дня ему принадлежит место погребения в пещере Махпела. Позвал двух свидетелей, и закрепили они договор, каждый своей рукой.

А Эсав поел, успокоился и пошел своей дорогой.
Он женился так же, как отец его Ицхак, в сорок лет. Сказал раби Иеhуда, что даже мамзерам Всевышний находит пару (Бэрешит Раба 65:2). Эсав нарушил запрет Авраhама и взял себе двух жен из племени Кэнаана: Иеhудит, дочь Беэриhа-хити (ее настоящее имя Аhоливама), и Басмат (она же Ада), дочь Эйлонаhа-хити (Бэрешит 26:34).
Эти женщины пришли со своими идолами и стали большим бедствием в доме Ицхака и Ривки. Вскоре Эсав понял, что они неугодны родителям. «И пошел Эсав к Ишмаэлю и взял Махалат, дочь Ишмаэля, сына Авраhама, сестру Невайота, себе в жены в дополнение к тем женам, которые у него были» (Бэрешит, 28:9). Но и она была недостойна жить рядом с праведниками. Поэтому Эсав отделился от дома отца своего и основал на горе Сеир собственное поселение Эдом.
Эсав любил своего отца, он был очень умным и способным учеником, но не стал вести еврейский образ жизни. Авраhам заключил союз с Творцом и передал свой опыт Ицхаку, а Ицхак – Яакову. Не Эсаву, который обманывал отца и мать и менял свою окровавленную одежду на белый талит.

Ошибочно полагать, что Ицхак не знал, чем занимается Эсав. Он любил Эсава, его душа болела за негодного сына больше, чем за праведного Яакова.
Духовный и материальный миры зависимы друг от друга, если еда укрепляет тело, тело служит душе. Благословения перед едой дают нам право использовать материальные силы для обогащения души, а благословение после еды дает нам право использовать духовные силы на благо материального мира.

Состарился Ицхак, призвал Эсава и велел приготовить жаркое из мяса дикой козочки. Эсав должен был своим трудом добыть для него такую пищу, которая питает хищников, и тогда праведный отец своим благословением исправит звериную сущность сына. Ицхак хотел дать ему такую бэраху, которая отвратит его от зла на всю будущую жизнь (Ор hа-хаим, «Толдот» 27).

Однако Яаков опередил Эсава и принес блюдо, приготовленное Ривкой, это она, мать, устроила так, что он получил благословение отца, предназначенное первому сыну: «И даст тебе Б-г от росы небесной и от туков земли, и множество хлеба и вина. И послужат тебе народы, и да поклонятся тебе племена; будь господином над братьями твоими, и да поклонятся тебе сыны матери твоей; проклинающие тебя – прокляты; благословляющие тебя – благословенны!» (Бэрешит 27:28-29).

После того как Яаков получил бэраху и вышел, тут же вошел к отцу Эсав. «И сказал отцу своему: да встанет отец мой и да поест от дичи сына его, чтобы благословила меня душа твоя» (Бэрешит 27:32).

Затрепетало сердце Ицхака, испугался он, ибо почувствовал с приходом Эсава запах смерти, Геhинома, ибо велик ужас перед лицом ангела смерти (Мидраш Раба 67; Бавли, «Моэд катан» 3).

Эсав тоже получил благословение, но оно звучит как приговор: «И мечом твоим ты будешь жить, и брату твоему будешь служить…» (Бэрешит 27:40) Первую часть бэрахи народ Эсава исполнил, жил и живет мечом, войны его не прекращаются, а для второй части бэрахи время еще не пришло.

В конце дней потомки Ишмаэля, народы ислама и потомки Эсава, европейцы, заключат союз против Израиля (Зоhар, «Бэрешит» 119). Они будут воевать и потерпят поражение: «Ибо будет судиться Г-сподь за народ Свой и за рабов своих отомстит...» (Дэварим 32:36). В гневе Эсав замыслил убить своего брата, но Ривка услышала, предупредила Яакова и отправила его в Харан, к своему брату Лавану. Если придет туда Эсав, защитит он своего племянника, не даст убить его. Боялась Ривка потерять обоих сыновей, если Эсав убьет Якова, так и его казнят за убийство. А если Яаков, защищая свою жизнь, убьет Эсава, дети убитого отомстят ему.

В шестьдесят три года Яаков всё еще не был женат. «И призвал Ицхак Яакова, и благословил его, и повелел ему, и сказал ему: «Не бери жены из дочерей Кэнаана. Встань, пойди в Падан-Арам, в дом Бетуэля, отца матери твоей, и возьми себе жену оттуда, из дочерей Лавана, брата матери твоей» (Бэрешит, 28:1-2).

Обрадовался Яаков, выбрал из стада самого выносливого верблюда, нагрузил его продуктами и подарками для родных, и после утренней молитвы отправился в дорогу.

Автор: Рав Адам Давидов

Комментарии