66.75
75.78
17.69
Мнения
Элисон Каплан-Зоммер
Мнения

Ультраортодоксальные кукловоды Израиля

Можно считать это совпадением или заговором, или просто признаком складывающейся политической ситуации – но три события, которые произошли в течение менее чем сорока восьми часов, могут быть в совокупности расценены как тревожное и грозное послание: ультраортодоксальный истеблишмент Израиля готов сделать все возможное для того, чтобы устранить угрозу своей монополии.

Во-первых, видные религиозно-сионистские и ультраортодоксальные раввины провели крупную конференцию «Один гиюр для одного народа», цель которой была четко обозначена – уничтожение законодательного акта, угрожающего нарушить монополию на процесс перехода в иудаизм.

Этот «страшное» предложение рекомендовало создать новую государственную ортодоксальную структуру, независимую от главного раввината, которая взяла бы на себя решение задачи огромного масштаба: обращение в еврейство сотен тысяч израильтян, в основном, новых репатриантов из бывшего СССР, оставшихся официально «без религии».

Речь идет о людях, большинство которых считают себя евреями, будучи полноправными членами израильского общества, но которые отказались от тяжелого и нередко унизительно процесса перехода в иудаизм, проводимого под эгидой центрального раввината.

Затем, спустя короткое время, прошедшее после конференции, израильская полиция буквально вытащила из постели консервативного раввина Дова Хаюна из Хайфы и доставила его в полицейский участок. Там Хаюн был допрошен по подозрению, что он якобы совершил преступление, проводя свадебную церемонию вне раввината.

Хаюн «женит тех, кто не имеет права жениться» — в данном случае речь шла о женихе и невесте, одному из которых со статусом «мамзер» (незаконнорожденный), главный раввинат запретил сочетаться браком.

Данное нарушение, согласно закону, определяется как преступление и карается тюремным сроком до двух лет.

Почему решили «особым образом» выделить Хаюна – неясно; указывается, что это первый случай, начиная с 2013 года, когда был принят закон, запрещающий проводить свадебные церемонии вне раввината.

И, наконец, третье событие – принятие Закона о национальном характере государства, призванного, судя по всему, узаконить уничтожение «либерализованного гиюра», брака или каких-либо других процедур с «привкусом» плюрализма.

Во время обсуждения проекта этого Закона ультраортодоксальные партии более всего уделили внимание одному пункту. В первоначальном варианте он гласил: «Государство будет делать все возможное, чтобы сохранить и обеспечить связь с еврейским народом в диаспоре».

Ортодоксы настаивали на следующей формулировке: «Государство будет работать в диаспоре, чтобы сохранить близость между Израилем и еврейским народом». Незаметная подмена понятий сообщает, скажем так, послание, согласно которому государство Израиль привержено единству еврейского народа за пределами своих границ. А внутри государства ортодоксальная раввинская монополия дает, таким образом, понять, что существует лишь одна, официально утвержденная версия иудаизма. Закрепление данного принципа в Основном законе, который должен подчеркнуть основополагающие ценности государства, вызвало резкое неприятие еврейской диаспоры Северной Америки, и оно направило в Израиль своих лидеров, чтобы выразить протест против подобной трактовки. Но эти усилия оказались безуспешными – премьер-министр Израиля не захотел давить на ортодоксальные фракции, поскольку сосредоточил свои усилия на фракции «Еврейского дома», чтобы та сняла пункт в Законе о «закрытых сообществах».

Что же, это еще один признак того, что лидер «государства еврейского народа» не очень заботится о проблемах неортодоксов и реформистских и консервативных евреях, живущих за пределами Израиля, а также о меньшинстве своих собственных граждан. Тех граждан, кто в условиях непрекращающегося ультраортодоксального прессинга по-прежнему считает, что существует более чем один способ отправлять свои религиозные обряды.

Источник: Детали