66.50
75.62
17.73
Дани Гуттвайн

израильский правовед

Все публикации автора

Мнения
Дани Гуттвайн
Мнения

Лояльность вместо равенства

Интенсивность протестов друзов превратила торжества по поводу принятия закона о национальном характере в кризисную ситуацию для израильского общества. Министр Нафтали Беннет защищая этот закон, подчеркнул, что его следует дополнить специальным законодательством, признающим важность альянса еврейского населения с друзской и черкесской общинами, а также с каждым меньшинством, которое связывает свою судьбу с государством Израиль. И действительно, премьер-министр Биньямин Нетанигу решил «предложить программу, которая будет отвечать потребностям друзской общины», или иными словами — конвертировать их лояльность в бюджетные льготы.

Отношение к меньшинству всегда передаёт желания большинства, и тут раскрывается экономическая подоплёка закона о национальном характере: отмена гражданского равенства и замена его лояльностью правому лагерю. В соответствии с принципом лояльности, его сторонники получают льготы, в которых отказано нелояльным элементам, читай — арабам и левым. Таким образом, закон выхолащивает израильскую демократию и формирует вместо неё альтернативу, которую можно определить как «режим лояльности».

Такой режим придаёт экономическую ценность лояльности правому лагерю. При этом он продолжает политику «механизмов компенсации», которыми правые с 1977 года гарантировали постоянную поддержку себе со стороны слабых слоёв населения, хотя те являются основными жертвами его неолиберальной политики.  Самыми заметными из этих механизмов явились поселения и секторальная политика, которая заменила государство благосостояния на ряд урезанных и приватизированных услуг.

По различным причинам, эффективность прежних механизмов компенсации ослабла в последние годы. Цены на жилье в поселениях увеличились, принцип гражданского равенства противоречил секторальной политике. Поэтому, начиная с 2009 года, Нетанигу поставил восстановление механизмов компенсации в список своих политических приоритетов.

Вместе с уничтожением остатков государства всеобщего благосостояния, он пытается сделать правых неким суперсектором, который будет получать законные преимущества за свою лояльность. Например, депутат Микки Зоар предложил установить налоговые льготы для поселений, которые голосовали за Ликуд. Министр культуры Мири Регев продвигает закон о дискриминации левых НКО за нелояльность и т.д.

Единственным препятствием для завершения процесса экономического поощрения правого лагеря остается принцип гражданского равенства. Закон о национальном характере государства призван устранить это препятствие, поскольку в нем указано, что государство будет «поощрять и способствовать установлению» еврейских поселений.
Критики закона фокусируются на нарушении права человека жить там, где он пожелает, но главное внимание в нем уделяется укреплению еврейских поселений. Эта формулировка дает законную возможность пополнять бюджеты в сфере образования, культуры, инфраструктуры тех поселений, которые поддерживают правый лагерь.

Другим примером является неоднозначная статья, согласно которой государство будет действовать, чтобы «сохранить наследие еврейского народа в диаспоре и укрепить ее связи с Государством Израиль», что означает щедрый бюджет для правых НКО.

Основной закон о человеческом достоинстве и свободе и основной закон о свободе предпринимательства позволил судье Аарону Бараку провести «конституционную революцию». Закон о национальном характере должен помочь консервативному и правоориентированному Верховному суду, который выстраивает министр юстиции Айелет Шакед, заменить принцип равноправия граждан принципом лояльности, что гарантирует продолжение власти правого лагеря.

Вопреки распространенному мнению, закон о национальном характере не игнорирует понятие «равенство». Напротив, вся его цель — юридическое, политическое и экономическое размывание принципа равенства граждан в Израиле. Более того, в качестве базы для режима лояльности этот закон оказывается  средством разделения израильского общества не только на евреев и арабов, но и, главным образом, на «хороших» и «плохих» евреев.

Источник: Детали