Похожие судьбы еврейских семей Кавказа

В центре сидит Тырсо Ханукаева (Измайлова), слева от нее сидит сын Борис, а справа от Тырсо – Аня (жена Бориса).Сзади слева направо стоят: Роза и Берта – дочери Тырсо. Тирсо

Судьбы многих еврейских семей Кавказа в начале прошлого, XX века были похожи друг на друга.

Постоянная борьба за выживание и суровые испытание выпали на долю женщин – современниц той непростой эпохи. Обычная бытовая неустроенность была нормой их жизни. Они не ездили за продуктами в магазин в автомобиле, у них не было того бытового комфорта, которым наслаждаются сегодня их внучки.

Ежедневный непосильный труд, большие физические нагрузки и невзгоды делали этих женщин стойкими, выносливыми и терпеливыми. Наши бабушки были усердными труженицами, хорошими хозяйками, примерными женами и заботливыми матерями.

Почти каждая была многодетной матерью, имела по пять-шесть, а то и по 10 детей. И, может, спустя время уже последующие поколения оценят историческую реальность бытия того времени и героических соотечественниц, которые жили в нем и сумели пройти через все жизненные трудности...

В 1905 году в Темир-Хан-Шуре в семье Леви и Динор Измайловых родилась дочь Тырсо. Вслед за ней на свет появились четыре сына, которые в годы Великой Отечественной войны станут отважными героями, командирами и воинами, поразив своих земляков примером мужества и верности Родине.

Но всё это будет потом, когда войска фашистской Германии вероломно нападут на Советский Союз...

Тырсо вышла замуж там же, в Темир-Хан-Шуре, за Гилода Ханукаева (1900 г.р.). В 1925 году у них родился сын Бенсиин (Борис), а затем появились на свет Берта, Роза и Данил. Пока Тырсо занималась домашним хозяйством и воспитывала детей, муж, отучившись на рабфаке, работал начальником красильного цеха городской трикотажной артели.

Это был грамотный руководитель, самостоятельный и ответственный работник. Производство, которым Гилод руководил, было нужное городу. Не доверяя никому, он сам ездил за краской для тканей в Нальчик, куда добирался на повозках. В очередной поездке Гилод попал под проливной дождь, а вернувшись домой, простудился, надолго слёг, и в 1932 году семья потеряла кормильца.

Он ушел из жизни, оставив жену беременной пятым ребенком. Родился мальчик, которому дали имя Гилод (Гриша) – в честь отца. Старшему сыну – Боре – в то время было всего лишь 7 лет. Тяжело пришлось молодой женщине с пятью малолетними детьми. Надо было поднимать малышей, и она устроилась рабочей на кожевенный завод.

Тырсо трудилась на предприятии целыми днями. Ей приходилось разрываться между детьми и работой, вся домашняя работа и забота о воспитании детей полностью лежали на ней. Заработанных на заводе средств было недостаточно, чтобы прокормить большую семью, поэтому ей пришлось переехать к матери. Тырсо и ее мать работали не покладая рук и поднимали детей – обоих женщин связывали похожие судьбы.

Динор и сама рано потеряла мужа, он умер, когда младшему сыну Мише было всего четыре года. Но, несмотря на очередное семейное потрясение, она работала наравне с мужчинами. Зачастую, занимаясь тяжелым физическим трудом на городских стройках, Динор не отказывалась ни от какой работы, она отчетливо осознавала: главное – прокормить своих детей и малышей овдовевшей дочери.

Шли трудные предвоенные 1930-е годы. Суруиль – брат Тырсо – прошел Советско-финскую войну, после которой был направлен на учебу в Москву в Военно-воздушную инженерную академию имени Н.Е. Жуковского.

Затем с женой и тремя детьми он направился по назначению в Белоруссию и забрал с собой пятилетнюю Розу – дочь старшей сестры, чтобы хоть как-то помочь Тырсо выжить. «Я прожила с дядей почти 5 лет, – вспоминает Роза. – И вот в конце 1940 года к нам приезжает бабушка Динор из Буйнакска.

Она сказала: «Мне приснился сон, что Роза умерла, но, сообщив своим, что еду в Махачкалу, я поехала в Белоруссию». Бабушка увезла меня с собой в Буйнакск, а ровно через 6 месяцев началась война. Семья дяди Сережи (Суруиля) тоже эвакуировалась в Буйнакск, и мы все вместе жили у бабушки Динор».

Суруиль был начальником штаба 269-й стрелковой дивизии и погиб в бою 14 января 1945 года, всего за несколько месяцев до конца войны, в звании подполковника. Не вернулся с фронта и его брат Узииль, который до войны работал учителем русского языка и литературы в высокогорном селении Тлярата (Дагестан).

Когда весь народ встал на защиту своей Родины, Узииль добивался отправки на фронт. По окончании пехотного офицерского училища в городе Степанакерте он получил звание лейтенанта и, назначенный командиром роты, был отправлен в Крым, где велись тяжелые бои.

Он попал в плен и был убит в июне 1943 года в лагере военнопленных. Два других сына Динор – Ищей и Мищи, – достойно отслужив, вернулись домой после войны. Но в 1949 году Динор похоронила в родном Буйнакске еще одного сына, Ищея (Исая), который подорвал здоровье на фронте из-за ран и простуды. Он сражался на горных перевалах западнее Орджоникидзе.

В боях с отборными горнострелковыми частями врага – альпинистами из дивизии «Эдельвейс» – Исай получил сразу несколько ранений и долго оставался на поле боя в морозную зиму 1943 года. После долгого лечения в госпиталях был отправлен домой, но прожил после войны всего 3 года.

Но не только братья Тырсо ушли защищать Родину от фашистских захватчиков, на фронт стал проситься и ее старший сын Борис. Когда началась война, ему еще не было 18 лет. Борис Ханукаев добровольцем вступил в ряды Красной армии и был зачислен в батальон морской пехоты Черноморского флота. Вместе с жителями Севастополя он участвовал в боях за освобождение города от фашистских захватчиков.

В конце 1944 года, после крупного наземного сражения с участием морской пехоты, Бориса долго не могли найти, пока, наконец, тяжело раненного и контуженного воина случайно не обнаружили санитары на поле битвы. Его увезли в Керчь, в госпиталь. Через некоторое время молодой организм оправился от ран, и солдат вернулся домой.

За мужество и доблесть, проявленные в боях с врагами в годы Великой Отечественной войны, Борис Гилодович Ханукаев был удостоен многих орденов и медалей.

После войны Борис вернулся работать на кожевенно-обувной завод, где начинал свою трудовую деятельность еще до отправки на фронт, помогая матери зарабатывать на жизнь. Он женился на Анне Измайловой – дочери двоюродного брата Тырсо. У них родилось пятеро сыновей. Аня работала швеей, и растить детей ей помогали Тырсо, которая была уже на пенсии, и ее мать Динор.

Работа в цеху по раскрою кожи помогла Борису выбрать профессию на всю жизнь. На заводе он прошел обучение на заготовщика обуви, научился раскраивать кожу на детали верха обуви и шить кожаную обувь различных фасонов. Развивая свои способности и художественный вкус, он сам конструировал оригинальные модели, став впоследствии обувщиком высокого класса.

Борис также изготавливал модельную обувь по индивидуальным заказам, которую завод отправлял в Москву. В 1960 году модели его обуви выставлялись в столице на Выставке достижений народного хозяйства (ВДНХ).

Борис ушел из жизни в 1973 году в возрасте 48 лет и похоронен в Буйнакске. Тырсо, испытавшая в жизни немало трудностей так же, как и ее мать Динор, пережила смерть сына и в возрасте 77 лет, в 1982 году, ушла из жизни.

Позднее, в 1998 году, жена Бориса – Аня с двумя сыновьями уехала из Дагестана и переехала в Израиль на постоянное место жительства.


P.S. Автор статьи благодарит Розу Ягияеву (Ханукаеву) за предоставленный для статьи материал и фото из семейного архива.


Измайлов Цуруиль Львович
Измайлов Цуруил Львович, 1907 г.р..
Подполковник, начальник штаба 269-й стрелковой дивизии.
Убит в бою 14.01.1945, похоронен недалеко от польского город Рожан.
Перезахоронен на Поклонной горе в Москве.


Измайлов Узия Львович
Измайлов Узия Львович, 1913 г.р. (с усиками). 
Лейтенант. Убит в бою 26.06.1943 .

Источник: Тейло Нисанова

Комментарии