58.10
69.68
16.56

Иудеи в историческом пространстве Дербента и его округи. Часть 6

Из опыта каталогизации еврейских надгробных памятников Южного Дагестана.

В предыдущих статьях я отмечала, что в XVII веке в Дагестане основными районами, где жили горские евреи, являлись Дербентское ханство и владения уцмия Кайтагского. К XVIII веку вокруг Дербента и в прикаспийской долине р. Самур (Myшкур, Мискур) образовался сложный конгломерат потомков кавказских албан и переселявшихся сюда армян, азербайджанцев, отчасти арабов и татов, западных иранцев по языку, разного вероисповедания (иудаистов, т.е. «горских евреев – «джухур», мусульман – шиитов и суннитов, a также христиан-григорианцев) [Викторин 2015: 92].

Аул Нюгди-Мюшкюр находился на территории Дербентского ханства среди других селений – Ханджелькала, Бильгади, Пенджди и Мамрач: в них когда-то жили евреи, некоторые были чисто еврейскими, но, к сожалению, до настоящего времени лишь в Нюгди проживают несколько семей [Семенов http://berkovichzametki.com/Nomer11/Semnov1.htm].

В XIX-XX веках Нюгди являлся примером настоящего дагестанского селения, где сплелись исторические судьбы трех народов: состав его населения – азербайджано-лезгино-еврейское. От их пребывания остались лишь кладбища, храмы и синагога. У горских евреев именовалось село Мюшкюр, отсюда и сохранилось другое название села – Нюгди-Мюшкюр [Тарихи «Дербенд-Наме» 2007: 40; Викторин 2015: 92].

Нюгди находится по береговой линии южнее Дербента – в 37 километрах, близ большого села Беленджи. Местные нюгдийские евреи считали себя переселенцами из Хели-Пенджика, но, как покажет дальнейшее изучение, их надгробия эпиграфически оказались очень близки общине Карчага.

В Нюгди сохранилось огромное еврейское кладбище, уцелевших надгробий чуть более 200, не считая тех 50 просевших могильных ям, над которыми не сохранилось надмогильных камней (Рис. 1-3).

Иуда Чёрный, посетивший также и Нюгди, свидетельствовал, что на 1867 год в селении проживало 38 евреев, к 1886 году – 778, в 1897 году – 479, в 1926 году – 276 евреев.

Эпиграфические наблюдения позволили откорректировать статистику и уточнить датировку некрополя. Наиболее старые из обнаруженных намогильных памятников датируются началом XVIII века (1708 год), последние по времени относятся к 40-50-ым годам ХХ-го столетия (Рис. 4-5).

Архитектурно-декоративное оформление надгробий на кладбище селения Нюгди получило особое развитие.

На середину XIX века приходится 60 надгробных камней (по сохранившимся эпитафиям), что примерно согласуется со сведениями И. Черного [Черный 1992: 42]. Это косвенно свидетельствует и о наибольшей плотности населения общины за весь наблюдаемый по эпитафиям период – XVIII-XX века.

В течение XIX века в селении соседствуют две нюгдинские общины: еврейская, переживающая свою активность, что увеличило ее почти вдвое, и армянская.

Армяне в 60-ые годы XIX века начинают работы по восстановлению храма. Это были довольно крупные строительные мероприятия, которые, вероятно, заменили небольшую часовню, стоявшую на этом месте до начала ХХ века, на здание церкви Св. Григориса. Эти ремонтно-восстановительные работы удивительно отразились на архитектуре и орнаментике надгробий еврейского кладбища.

До начала 70-х годов XIX века все типы надгробий представляли простые и неприхотливые формы стел, из порой грубо отесанных монолитных блоков (Рис. 6-7). Ситуация резко меняется с конца 70-х годов XIX века.

Устанавливаются стелы, выполненные в совершенно другой камнетёсной традиции. Мастера выбирали для них плотный сероватый и желтоватый, плотной структуры песчаник, который в каждом конкретном случае отесывался с четкими геометрическими гранями, шлифовался почти до полировки, а фасадная поверхность украшалась тонко вырезанными, прекрасно орнаментированными арочными экранами-картушами, куда врезалась надпись (Рис. 8-9).

По датированным надгробиям можно предельно точно отнести такие архитектурные изыски к 70-80 годам XIX века (Рис. 6-7). Затем наступил некоторый примитив и вновь оживились строительные вкусы заказчиков ко вторым ремонтным работам на армянском храме.

Раввины еврейского аула Овед бен Мукдаши (1880-е годы), Ифтах бен Овадия (с 1906 года) видели только положительное в таком тесном, на бытовом уровне, контакте двух народов.

Последние по времени надгробия относятся к 40-50-ым годам XX-го столетия, когда в селе оставалось не более десятка семей.

Эпитафии XIX века наиболее информативны, они дают новую формулу записи даты, где счет дней ведется от шабата и от новолуния, круг счисления указывается как по Малому счислению (לפ''ק), так и по Сотворению мира (לב''ע, ליצירה).

Евлогии записывались, большей частью, в сокращениях, заупокойные и благопожелательные молитвы довольно часто использовались и очень разнообразны.

Почерки не настолько вариативны, скорее всего, в общине было всего 3-4 мастера, которые владели ремеслом резчика и знали язык. Применяемые шрифты оказались близки памятникам из селения Хели-Пенджик и аула Карчаг.

На сегодняшний день в с. Нюгди проживают представители трех этноконфессиональных общин.

Подобный пример совместного проживания может являться важным направлением в преодолении деструктивных процессов на Кавказе.

НАТАЛЬЯ КАШОВСКАЯ

РИСУНКИ
Рис. 1 Нюгди, еврейское кладбище, общий вид. Фото Кашовской Н.В.
Рис. 2 Нюгди, еврейское кладбище, общий вид. Фото Кашовской Н.В.
Рис. 3 Нюгди, еврейское кладбище, общий вид. Фото Кашовской Н.В.
Рис. 4 Нюгди, еврейское кладбище. Фото Кашовской Н.В.
Рис. 5 Нюгди, еврейское кладбище. Фото Кашовской Н.В.
Рис. 6 Нюгди, еврейское кладбище. Фото Кашовской Н.В.
Рис. 7 Нюгди, еврейское кладбище. Фото Кашовской Н.В.
Рис. 8 Нюгди, еврейское кладбище. Фото Кашовской Н.В.
Рис. 9 Нюгди, еврейское кладбище. Фото Кашовской Н.В.