62.87
70.79
17.83
Мнения
Михаил Магид
Мнения

Черные пантеры по-эфиопски

В Израиле продолжаются протесты эфиопских евреев, вызванные убийством молодого представителя этой общины. Тысячи человек приняли участие в перекрытии трасс и метании камней в полицейских. В результате столкновений пострадало около 100 полицейских и многие демонстранты. Поводом стало убийство 19-летнего члена общины бета-исраэль Соломона Таки. Он был застрелен 30 июня сотрудником полиции в Хайфе при неясных обстоятельствах. Полицейский утверждал, что действовал в рамках самозащиты, однако доказать это не удалось.

Для Израиля бунты различных этнических общин евреев не являются чем-то новым или необычным. Причем сценарии обычно схожи. Так, мятеж марокканских евреев имел место в июле 1959 г в районе Вади-Салиб в Хайфе. Полицейские пытались разнять драчунов, ранили выстрелами выходца из Марокко и на следующий день толпы его соплеменников вышли на улицы города, громя все на своем пути, причем беспорядки прокатились по всему Израилю.

Писатель Григорий Свирский описывает в своей книге бунт грузинских евреев в Ашдоде в 1970-е годы — он стал реакцией на увольнения. Сначала грузины забастовали, затем объявили голодовку, а дальше началось настоящее рабочее восстание с применением холодного оружия, штурмом местного муниципалитета и офиса местного отделения Гистадрута, который участники событий также посчитали ответственным за происходящее.

В 1970-е годы в Израиле активно действовало движение восточных евреев под названием «Чёрные пантеры». Это было движение протеста второго поколения переселенцев из стран Северной Африки и Ближнего Востока. Свое название они заимствовали у афроамериканских «чёрных пантер», идеями которых вдохновлялись. ЧП устраивали массовые протесты и бунты с участием тысяч людей.

Однако какими бы ни были поводы для этнических бунтов, основная причина подобных событий — проблемы, с которыми сталкиваются прибывающие в Израиль общины. Циклы очень похожи. Сначала их встречают цветами, потом у них начинаются трудности с работой, и они жалуются на дискриминацию, а затем, бывает, дело доходит до бунтов.

Израильский журналист Аншель Пфеффер пишет: «Отсутствие подготовки к интеграции общины, прибывшей из голодающей аграрной африканской страны, было не просто материально-техническим и бюрократическим провалом. Это был также концептуальный провал, для которого у Израиля нет оправдания: он должен был узнать из опыта больших волн иммиграции из Северной Африки и Ближнего Востока 50-х годов, что расизм является более серьезной силой, чем любая причудливая идея “поглощения” новых иммигрантов... И, конечно же, полиция! Ее руководитель еще три года назад сообщил адвокатам, что для его офицеров “естественно” быть более подозрительными по отношению к черным гражданам».

Израильское общество крайне фрагментировано. Оно расколото на различные этноконфессиональные группы. И дело не только в том, что отношения между ними далеко не идиллические. Сказываются проблемы, связанные с экономикой.

Возможно, для людей с хорошим техническим образованием современный Израиль — то место, где они могут успешно применить свои знания, получив работу в хайтеке и хорошие зарплаты. Однако такое образование имеют далеко не все. По оценке профессора Дана Бен-Давида, экономиста из Института социально-экономических исследований Шореша и Тель-Авивского университета, «нищета и неравенство доходов в Израиле являются одними из самых высоких в развитом мире. Половина населения Израиля не доходит до нижней части шкалы подоходного налога и вообще не платит этот налог». Бен-Давид отмечает, что уровень среднего образования в стране оставляет желать лучшего, половина учащихся посещают школы, качество преподавания в которых не лучше, чем во многих слаборазвитых странах.

Конечно, речь идет, прежде всего, о представителях самых бедных общин, проживающих далеко не в самых процветающих городах и районах. Таким образом появляется замкнутый круг: нищета, связанная с определенным этническим происхождением, увековечивается. Возникает сплав плохих условий для интеграции общины, бедности, расизма и полицейского произвола. В общине, значительная часть которой проживает в кварталах бедноты, может начаться рост преступности (хотя, это не всегда и не обязательно происходит). Преступность вызывает раздражение других этнических групп и полиции, которые проецируются уже на всех представителей общины, включая самых добропорядочных. Те в ответ также начинают испытывать расистские чувства по отношению к другим и т.д.

Последние события в Израиле стали буквально калькой с бунтов чернокожего населения США после убийств черных граждан, совершенных полицией. Причины коренятся в неустроенности, бедности и хронической безработице американских черных гетто, а также в расизме части полицейских. Впрочем, в США имеется немало черных расистов, презирающих людей с другим цветом кожи.

Если израильское общество не сумеет решить схожие проблемы, то они могут стать хроническими.