66.61
73.95
18.81
Мнения
Лайел Лейбовиц
Мнения

Эфиопский протест: неудобные истины

Гибель Соломона Таки, 18-летнего израильтянина эфиопского происхождения, всколыхнула всю страну. Массовые протесты представителей эфиопской общины были поддержаны прогрессивными общественными деятелями и активистами, утверждающими, что Израиль угнетает своих эфиопских граждан так же, население Палестинской автономии. Их поддержали многие ученые и политики, высказавшиеся на тему о «системном расизме израильского общества».

Однако факты не вполне соответствуют этим тезисам. Если оставить в стороне трагическую гибель Соломона Таки, то историю эфиопской репатриации в Израиль можно в целом оценить как успешную. Массовая репатриация из Эфиопии осуществлялась в рамках двух сложных военных операций — «Моше» (1984) и «Шломо» (1991). Новые граждане эфиопского происхождения, как и представители других массовых волн алии, столкнулись по прибытии с серьезными проблемами. В итоге эта община оказалась в самом низу социально-экономической лестницы: выходцы из Эфиопии и их потомки зарабатывают гораздо меньше, чем представители других общин, массово бросают школу, испытывают проблемы во время службы в армии. Многие из них жалуются и на прямую дискриминацию, связанную с их расовой принадлежностью.

Все это, разумеется, вызывает сожаление, но ничего необычного в этом явлении нет: предыдущие волны массовой репатриации (марокканцы в 50-х, русские в 90-х) сталкивались с предрассудками и культурными барьерами.

Многие видели обыгрывающую это явление юмористическую сценку израильского ТВ начала 70-х, в которой каждая новая волна репатриантов, поднимаясь на берег, слышит оскорбления от предыдущей. Однако после прибытия эфиопской алии власти предприняли значительные шаги, чтобы сократить культурный и экономический барьер между репатриантами из Африки и другими группами населения. В 2016 году был учрежден специальный комитет, занимающийся этой проблемой. Комитет выпустил многостраничный отчет, в котором рекомендовались меры по увеличению среди эфиопов студентов вузов. Предлагалось также создать специальные подразделения полиции, призванные работать с представителями этой общины. И значительная часть этих предложений была реализована на практике. Полиция предприняла значительные усилия, чтобы погасить градус напряженности в этой общине.

Заметны подвижки и в процессе приобщения эфиопов к высшему образованию. Если в 2000 году всего 704 эфиопа получили степень бакалавра, то к 2018-му это число выросло в четыре раза, а количество получивших или получающих степень магистра — в семь раз. Это означает, что хотя представленность выходцев из Эфиопии в вузах ниже среднего по стране, разрыв заметно сократился. Эфиопы студенческого возраста составляют 1,7% от этой возрастной когорты в целом по стране, и доля студентов среди них — примерно 1,3%.

В результате улучшилось их положение на рынке труда: с 1997 по 2016 реальная заработная плата мужчин эфиопского происхождения выросла на 44%, что значительно приблизило эту группу к среднему по стране показателю. Подобные положительные сдвиги заметны и в других сферах. Недавно, например, первый курсант-эфиоп успешно закончил авиашколу ВВС ЦАХАЛа и стал военным пилотом.

Однако многим израильтянам все эти позитивные перемены не нравятся. Случай с Соломоном Такой интересен еще и потому, что раскрывает углубляющийся фундаментальный разрыв в израильском обществе, который еще не полностью отражен в политическом дискурсе, но постепенно становится более заметным и важным, чем традиционные, «хрестоматийные» разногласия, такие как раскол на левых и правых и светских и религиозных, которые долгое время считались самыми важными и типичными. С одной стороны этой пропасти находятся те, для кого неравенство и дискриминация являются проблемами, которые необходимо решать с помощью эффективной политики, которая устанавливает достижимые цели, измеряемые конкретными критериями. С другой стороны — те, для кого неравенство и дискриминация — грехи, неприятные моральные провалы, которые не могут быть исправлены с помощью стандартных политических практик, а могут быть устранены только посредством покаяния. Первая группа ищет решения здесь, на земле, у второго глаза устремлены на небеса.

Этот раскол имеет далеко идущие последствия. Хуже всего то, что он делает невозможным диалог. Попробуйте сказать тем, кто считает, что современный Израиль скоро превратится в американский юг 60-летней давности (где расовая проблема проблема стояла крайне остро), что государство успешно вкладывает огромные ресурсы в искоренение неравенства. Или попробуйте заявить, что обвинения еврейского государства во врожденном расизме беспочвенны, поскольку именно оно организовало две чрезвычайно сложные военные операции, чтобы вывезти эфиопских евреев в Израиль. Противная сторона просто не будет вас слушать. Для истинно верующих наблюдаемая реальность не имеет значения. Истинно верующим нет дела до статистики. Отсюда их решение прибегнуть к насилию, напасть на полицейские машины и запереть десятки тысяч израильтян в бесконечных пробках. Цель для таких людей всегда оправдывает средства.

Современная развитая демократия может справиться с самыми сложными проблемами, но только в том случае, если она опирается на реальность. Как только она отказывается от фактов в пользу лозунгов, как только она заменяет объективные показатели, такие как доля лиц с высшим образованием и средняя зарплата, на абстрактные обвинения в расизме, как только она требует, чтобы изменения произошли «здесь и сейчас», а не постепенно, ни к каким конструктивным итогам она не придет.

Перевод с английского Ильи Амигуда

Оригинальный текст: Tablet