• Главная
  • Фонд
  • Новости
  • STMEGI TV
  • STMEGI Junior
  • Горские евреи
  • Иудаизм
  • Библиотека
  • Академия Джуури
  • Лица
  • Мнения
  • Проекты
  • Приложения
  • Переводчик
  • 73.24
    85.96
    21.44
    Мнения
    Лев Авенайс
    Мнения

    Интриги иерусалимского двора

    Когда в прошлый четверг все СМИ объявили, что Ганц решил войти в так называемое правительство национального единства (далее – ПНЕ) с Нетаниягу, казалось, что созданиt правительства – вопрос двух-трех дней. Некоторые обозреватели полагали, что уже в понедельник новый кабинет будет приведен к присяге. Сенсационное сообщение о «капитуляции» Ганца даже вытеснило на один день в новостных программах апокалиптические новости о распространении коронавируса. Оживились политические обозреватели, вытесненные с экранов врачами и чиновниками минздрава, экономическими обозревателями, живописавшими  катастрофические перспективы экономики. В социальных сетях царило уныние левых (хотя назвать «Кахоль Лаван» левой партией можно было более чем условно, и многие не без основания называли её «Ликудом-2»).

    Ганц за короткое время дважды отрекся от своих предвыборных обещаний. Сначала, — когда согласился опираться на голоса депутатов «Объединенного арабского списка», после чего подвергся атакам справа. Затем – когда вдруг согласился войти в правительство Нетаниягу, согласившись, что Биби будет в ротации первым. Тут уже вознегодовали левые. Ведь Ганц чуть ли не ежедневно клялся, что не войдет в правительство во главе с обвиняемым в преступлениях! Наивность критиков и слева, и справа – воистину  поразительна. Известно, что ложь – неотделима от политики, как жужжание от мух (да простит мне Маркес сворованное сравнение). «В этот судьбоносный период, когда…», а дальше можно поставить любое оправдание измены своим клятвенным обещаниям. Судьбоносный период у нас всегда. То Иран угрожает, то интифада, то вот теперь коронавирус… Между прочим, и Нетаниягу перед вторыми выборами клялся, что не пойдет на  правительтсво единства, а после выборов тут же отрекся от своего обещания и призвал к созданию ПНЕ. Не его вина (хотя и его тоже), что тогда правительство не удалось создать.

    Я не упрекаю Ганца за принятое им решение. В конце концов, хотя Нетаниягу мне глубоко несимпатичен, меня не очень волнуют его взятки сигарами, шампанским и благожелательными статьями. Но правительство единства, если оно будет создано (а у меня, чем дальше, тем больше сомнений в этом), неплохо хотя бы в одном. В наших условиях слабости системы  сдержек и противовесов (единственное, что сдерживало раж правых коалиций – БАГАЦ), ПНЕ создаст такую систему внутри себя. Ведь само название «правительство национального единства» – чисто оруэлловский термин, сродни «министерству правды» в знаменитом романе. Ни о каком единстве речь не идет.

    Благодаря этому, такое правительство наконец-то будет заниматься реальными проблемами страны, а не созданием разных декларативных «идеологических» законов, вроде закона о национальном характере государства. Кроме того, ультраортодоксы уже не смогут шантажировать  угрозой развала коалиции. Их количества просто не хватает на то, чтобы ее развалить. Значит, и не будет завышенных финансовых требований этих партий. Тем более, что сейчас и денег на их безмерные аппетиты в бюджете не будет.

    Не будет и всяких законов о закрытии светской жизни на шабат, вокруг которых ломались копья в прошлую каденцию  кнессета… Я, разумеется, имею в виду работавший кнессет, а не два последующих символических состава. А то, что не будет принят закон о призыве в «редакции» Либермана, так и этот закон чисто декларативный, потому что все равно харедим массово служить не пойдут. Наконец, не будет так называемой реформы судебной системы, а, по существу, устранения последней сдержки и подчинение судебной системы исполнительной и законодательной (они у нас, как двухголовый орел)  власти. По вопросам обороны и экономики, я полагаю, и «Ликуд», и «Ликуд-2» имеют схожие позиции, да и выбора особого в этой сфере реальность не предоставляет. Так что, против такого правительства у меня принципиальных возражений нет.

    О моральной стороне поступков политиков я говорить не собираюсь. Мораль и политика (не только израильские), как гений и злодейство —  две вещи несовместные (если верить А.С.Пушкину). Не собираюсь попрекать Амира Переца и Ицика Шмули готовностью присоединиться к правительству. И уж точно, не собираюсь упрекать Орли Леви. Только напомню, как обвинял Амир Перец Леви в предательстве всего за неделю до того, как последовал вслед за ней. Зря он сбривал усы, чтобы люди могли прочитать по его губам (read my lips), что он никогда не сядет в правительство с Нетаниягу. Впрочем, эта фраза вообще заколдованная: в 1999 году Йоси Сарид, тогдашний лидер МЕРЕЦ, тоже употребил эту английскую поговорку, чтобы поклясться, что не сядет в правительство с партией ШАС. А через две недели выяснились, что мы неправильно прочитали по его губам.

    Как бы там ни было, сразу после сообщения о готовности Ганца создать правительство с Биби, произошел раскол в «Кахоль Лаван», о котором уже давно говорили в кулуарах. Уж больно разношерстным оказался конгломерат партий, объединенных лишь одним лозунгом «Только не Биби». После некоторой путаницы, за кем останется «головное» название «Кахоль Лаван», его оставили за «командой» Ганца. «Беженцы» из партии ТЕЛЕМ Хаузер и Гендель образовали фракцию «Дерех Эрец», которая тоже присоединится к коалиции. Впрочем, все разговоры о коалиции – пока  следует вести в сослагательном наклонении. А остатки партии Моше Яалона создали с «Еш атид» единую фракцию из 16 депутатов. Это позволит Яиру Лапиду стать лидером оппозиции. А ведь так реальна была перспектива, что лидером оппозиции станет Айман Уде из «Объединенного арабского списка»!

    Уже назавтра стали делить портфели. Для такой большой коалиции и портфелей надо много. Вообще, число министерств и министров – это отдельная притча. Уже несколько раз в Основной закон о правительстве вводили положение об ограничении числа министров – 18, 19, 21 министр. И каждый раз очередная коалиция, пользуясь большинством в кнессете, вносила поправки в основной (конституционный!) закон и раздувала их число. Сейчас поговаривают о правительстве в 32-34 министра. Если это свершится – это будет абсолютный израильский рекорд. За последние дни обозреватели, ссылаясь на свои различные источники, называли персональный состав правительства и распределение портфелей. Увы, то ли этот пасьянс постоянно перекладывается, то ли инсайдеры дают неверную информацию, но составы от разных авторов существенно разнятся. Поэтому я отложу анализ будущего состава правительства до того времени, когда всё «устаканится». Если, конечно, это произойдет.

    В последние дни говорят о серьезных разногласиях в формировании правительства. Пишут о двух персональных назначениях и одном «идеологическом» вопросе. Первая проблема – пост председателя кнессета. Поначалу Нетаниягу согласился с требованием Ганца, что на этот пост не будет переизбран Эдельштейн. Нетаниягу предложил кандидатуру Ярива Левина, который, на мой взгляд, несравненно хуже Эдельштейна, вполне достойно управлявшего нашим буйным парламентом. Но Эдельштейн пошел ва-банк и предъявил  ультиматум: либо — пост спикера, либо я буду рядовым депутатом. Я догадываюсь смысл демарша Эдельштейна. В 2021 году будут выборы нового президента, а Юлий, похоже, считает себя самой приемлемой кандидатурой на этот пост. Кстати, здесь я с ним согласен. Но думаю, что по вопросу спикера стороны придут к соглашению.  Второй вопрос – сложнее: пост министра юстиции. До некоторых пор этот кресло считалось вполне рядовым в правительстве. Но в последние годы, во многом в связи с противостоянием правительства и БАГАЦа, а также «делами Нетаниягу», этот пост приобрел ключевое значение. Предполагается, что в это кресло сядет депутат от «Кахоль Лаван».Ганц предлагает кандидатуру Ави Нисанкорена, бывшего председателя Гистадрута, юриста по образованию и лицензированного адвоката. На посту председателя Гистадрута он вполне успешно сотрудничал с Нетаниягу. Не очень понятно такое сопротивление Нетаниягу его назначению. Может, Биби знает что-то, чего не знаем мы?

    Ну а третий спор – «идеологический», но очень важный. Нетаниягу хочет в одностороннем порядке аннексировать территории по «сделке века». Ганц настаивает, чтобы это было сделано только после разрешения  администрации США и в контексте выполнения других пунктов сделки. На мой взгляд, это противоречие – надумано. Именно это меня настораживает.

    И вот тут я вступаю на скользкую тропу конспирологии. Как я уже писал, бессмысленно говорить о морали и честности политиков. Несколько дней назад я вбросил в фейсбук следующий сценарий событий, кажущийся пока почти невероятным. Нетаниягу затягивает под разными предлогами подписание коалиционных соглашений до даты, когда мандат на формирование правительства от Ганца перейдет к нему. И тогда он разрывает свои предварительные договоренности с Ганцем – «благовидный» предлог всегда можно найти – и создает правое правительство своей мечты из 58 верных депутатов право-религиозного лагеря, плюс фракция «Дерех Эрец» из двух депутатов, плюс «Гешер» из одной Орли Леви. Уже есть 61 депутат. А там и единожды изменивший своим губам Амир Перец и Шмули могут присоединиться, и вот вам уже 63 мандата. Такой бескровный переворот.

    Я бы сам в этот сценарий не слишком верил, полагая его игрой свое ума и чисто гипотетическим. Но во вторник вечером о нем всерьез заговорили серьезные обозреватели 12 канала Дафна Лиэль и Амит Сегаль. А вот это меня уже всерьез беспокоит.
    Впрочем, давайте переживать неприятности по мере их поступления.
    А главное – берегите себя и соблюдайте все указания минздрава.
    И еще: я написал это 1 апреля в 22 часа. За то, что случится после этого часа, я не отвечаю.

    Релевант