«Правительство единства» не является ни единым, ни дееспособным

«Правительство единства» не является ни единым, ни дееспособным

Глубокое недоверие между Нетаньяху и Ганцем влияет на каждый аспект сделки между ними, превращая зарождающуюся коалицию в двуглавую гидру, движимую противоречивыми импульсами.

20 апреля Б. Нетаньяху и Б. Ганц подписали коалиционное соглашение о создании 35-го правительства Израиля, что привлекло внимание всего общества. И какое же все-таки это странное правительство. Конечно же, похвально, что стороны стремятся избежать четвёртых подряд внеочередных выборов, тем более в разгар пандемии коронавируса. Но даже поверхностного взгляда на это соглашение достаточно, чтобы понять, что это т.н. «правительство национального единства» является некоей формой раздутого «двоевластия», построенного на глубоком недоверии между сторонами. Так как такое соглашение является беспрецедентным в истории страны, лучше отбросить сложную терминологию и посмотреть на вещи как есть.

Соглашение определяет, что сформированное правительство будет функционировать в течение 36 месяцев, при этом первые полгода определяются как период чрезвычайной ситуации, а последующие — «период единства». В период чрезвычайной ситуации, который может быть продлен по взаимному согласию сторон еще на три месяца, на рассмотрение кнессета не может быть вынесен законопроект, который не касается мер борьбы по противодействию пандемии или не одобрен лидерами двух крупнейших партий. Таким образом обе стороны имеют право вето на законодательные инициативы.

Во втором пункте соглашения прописано, что «правительство будет состоять из двух блоков», то есть основные портфели будут распределены между «Ликудом» и «Кахоль-Лаван». И это не шутка. И Нетаньяху, и Ганц имеют всю полноту власти в своих блоках и могут по своему усмотрению менять министров из своих партий. При этом премьер-министр не сможет освободить от должности министра из другого партийного блока.

Точно так же для перераспределения полномочий между министерствами и другими учреждениями потребуется одобрение председателя блока, которому принадлежит тот или иной министерский портфель, хотя раньше для этого требовалось решение главы правительства. Поэтому в любом случае то или иное ведомство останется «вотчиной» «Ликуда» или «Кахоль-Лаван». В соответствии с соглашением в основных комитетах Кнессета будет одинаковое представительство крупнейших политических партий.

Между тем в коалиционном соглашении ряд важнейших вопросов не будет выноситься в общую повестку дня для двух блоков. На данный момент известно, что «Кахоль Лаван» не обязан поддерживать главный законопроект правых партий — о частичной аннексии территорий на Западном берегу. Таким образом Б. Ганц остался «защитником» либеральных ценностей.

«Ликуд» также лишился ряда портфелей, с помощью которых он вел идеологическую войну против левых партий: министерства связи, министерства культуры и министерства юстиции. Ю. Эдельштейн, который воспротивился решению Верховного суда о проведении голосования по выбору нового председателя кнессета, заявив о навязывании воли парламенту со стороны судебной власти, не вернется в кресло спикера. В то же время Ганц уступил в вопросе распределения мест в судебном комитете кнессета, который назначает членов Верховного суда. Хотя в комитет включен Цви Хаузер, депутат от «Кахоль Лаван», он является правым консерватором и будет блокировать назначения, не одобренные правым блоком.

Также каждый блок получит широкие возможности мешать другой стороне. Ганц и Нетаньяху должны согласовывать каждый пункт повестки дня правительства. На этапе «чрезвычайной ситуации» у каждого есть право вето на все законодательство. На более позднем этапе «единства» министр юстиции от блока Ганца, Ави Нисанкорен, возглавит влиятельный министерский комитет по законодательству, который будет иметь право законодательной инициативы. У «Ликуда» будет пост заместителя председателя этого органа, при этом председатель должен будет согласовывать все свои инициативы со своим заместителем.

Таким образом мы наблюдаем поразительно запутанные механизмы, с помощью которых каждая сторона стремится заставить другую соблюдать все положения сделки.

Ганц также получил гарантию, что если Нетаньяху проведет голосование через Кнессет, чтобы распустить парламент и назначить досрочные выборы до того, как истечет срок Ганца на посту главы правительства, то председатель блока «Кахоль-Лаван» автоматически станет временным премьер-министром в период формирования нового правительства. То есть в любом случае Нетаньяху придется покинуть кресло премьер-министра.

Между тем Нетаньяху получил право досрочного ухода с поста премьер-министра, после чего Ганц его сменит на 18 месяцев, а затем Нетаньяху вернется, чтобы завершить свой срок, что позволит ему вновь принять участие в следующих выборах и стать премьер-министром. Более того, Ганц должен уйти в отставку вместе с Нетаньяху, если Верховный суд запретит последнему занимать пост председателя правительства. По мнению главы правительства, это заставит Верховный суд дважды подумать о вынесении такого решения.

Новое правительство будет изо всех сил пытаться функционировать как единая организация. Поскольку централизованный процесс выработки политических решений не только отсутствует, но и почти недостижим в блоковом правительстве, закреплённом в соглашении, отдельные министерства и министры, которые их возглавляют, окажутся свободными от обязательной координации и контроля.

Возьмем, к примеру, поселения на Западном берегу, которые будут стремиться извлечь выгоду из любого формата распространения суверенитета Израиля, чтобы стимулировать рост населения и экономическое развитие. Главы отдаленных поселений, чей статус остается спорным, несомненно, найдут понимание в возглавляемых правыми министерствах транспорта или жилищного строительства, которые жизненно важны для их развития. Однако поселенцы встретят холодный прием в контролируемых «Кахоль-Лаван» и лейбористами министерствах сельского хозяйства и экономики, от которых они получают средства к существованию.

Будет ли новое правительство поддерживать эти поселения или попытается ограничить их рост? И то, и другое. Как будет выглядеть экономическая политика правительства с министром финансов от экономически либерального «Ликуда» и министром экономики Амиром Перецем, который вошел в политику через профсоюзы? Подобных вопросов множество.

Соберите все это вместе — разделение всех ведомств на «блоки», взаимные вето, механизмы соблюдения, которые каждая сторона попыталась навязать другой, возможный политический хаос — и истинный характер нового правительства становится явным.

35-е правительство Израиля объявлено «Ликудом» и «Кахоль-Лаван» «правительством национального единства», но оно, скорее всего, будет разобщенно и с самого начала будет построено на взаимном подозрении и межпартийной борьбе, которые привели к политическому тупику год назад.

Times of Israel, перевод Геннадия Богданова

Похожие статьи