• Главная
  • Фонд
  • Новости
  • STMEGI TV
  • STMEGI Junior
  • Горские евреи
  • Иудаизм
  • Библиотека
  • Академия Джуури
  • Лица
  • Мнения
  • Проекты
  • Приложения
  • Переводчик
  • 71.23
    80.27
    20.58
    Мнения
    Рафаэль Арен
    Мнения

    Является ли слово «аннексия» ругательством?

    Какая разница между заявлениями Нетаньяху об «аннексии» и о «распространении суверенитета»? Влияет ли эта игра слов на реакцию мирового сообщества?

    Выступающие в поддержку законодательного закрепления за Израилем контроля над территориями на Западном берегу называют этот противоречивый шаг распространением «израильского суверенитета» или «действия израильского законодательства». Они не используют слово «аннексия», потому что, как они считают, этот термин обозначает незаконный захват чужой земли, в то время как Израиль, по их мнению, имеет законные права на эти территории.

    Удивительно, но у главы государства нет никаких сомнений по поводу использования слова, которое обычно означает незаконный захват чужой земли силой. В обращении с призывом к более активному общественному обсуждению данного плана, представленного в начале месяца, президент Реувен Ривлин постоянно использовал термин «аннексия».

    Премьер-министр Биньямин Нетаньяху в последнее время аккуратно пользуется терминами и говорит о «распространении суверенитета на территории в Иудее и Самарии». Однако и он иногда использует слово «аннексия» (ивр. «сипуах»).
    В связи с этим возникает вопрос: можно ли назвать израильский план по распространению действия своего законодательства на Иорданскую долину и все поселения на Западном берегу аннексией? Или Ривлин, выступающий за аннексию всего Западного берега с предоставлением гражданства палестинцам, невольно сыграл на руку тем, кто полагает, что Израиль собирается незаконно присоединить территорию, на которую у него нет прав.

    В январе этого года посол США в Израиле Дэвид Фридман заявил, что «аннексия – это неверное слово». Он настоял на использовании термина «распространение действия израильского законодательства».

    Некоторые считают, что термины «аннексия» и «распространение суверенитета» взаимозаменяемы. Аналитики Института изучения проблем национальной безопасности Уди Декель и Ноа Шустерман считают, что «с юридической точки зрения «распространение суверенитета» и «аннексия» – это одно и то же. В то же время термин «распространение суверенитета» имеет оттенки законного характера данных действий, в то время как «односторонняя аннексия» является абсолютно незаконным действием с точки зрения международного права».

    В статье 8.2 (а) Римского статута, являющегося учредительным документом Международного уголовного суда, говорится, что «аннексия одним государством территории другого государства или его части» является агрессией, «которая представляет собой грубое нарушение Устава ООН».

    Если израильские действия на Западном берегу будут определены как «аннексия», это следует трактовать не просто как фигуру речи. Аннексия является незаконным действием и может трактоваться как «преступление агрессии», что послужит основанием для введения санкций против Израиля.

    В открытом письме правительству Израиля, под которым подписались 240 специалистов по международному праву, сказано, что «положение, запрещающее аннексию захваченной силой территории, является общепризнанной базовой нормой международного права».

    Эти ученые, часть из которых являются убежденными сторонниками Израиля, утверждают, что частичная аннексия территорий на Западном берегу, которую Нетаньяху собирается начать проводить 1 июля, нарушит статус территории как «оккупированной» и положение, запрещающее аннексию захваченной территории. В письме говорится, что этот принцип относится ко всем оккупированным территориям, даже если оккупирующая держава заявляет, что сила была использована в качестве самообороны. По мнению специалистов, неважно, как Израиль называет этот шаг, так как аннексия де факто будет иметь те же последствия, что и аннексия де юре.
    В Иерусалиме считают, что Западный берег не является частью какого-либо государства и у Израиля есть все законные права на эту территорию, вытекающие из ранее заключенных международных соглашений. По мнению израильских политиков, распространение суверенитета нельзя называть аннексией, так как это не преступление, а реализация законных прав.

    Многие сторонники Израиля цитируют Декларацию Сан-Ремо от 1920 года, согласно которой Великобритания получила мандат на управление Палестиной согласно Декларации Бальфура, в которой говорится о «создании в Палестине еврейского национального очага».

    С позицией специалистов по международному праву согласен бывший генеральный директор МИДа Израиля Дор Гольд. Он отметил: «Действительно, аннексия в результате агрессии неприемлема. Вторжение Турции на Кипр было агрессией. Российское вторжение на Крымский полуостров тоже акт агрессии. Но действия Израиля на Западном берегу – это совсем другой случай». Гольд также сослался на Декларацию Сан-Ремо и подчеркнул, что Израиль захватил Западный берег в результате оборонительной войны. Он упомянул британского специалиста по международному праву Элияху Лаутерпахта, который призывал отличать незаконные территориальные приобретения агрессора от законных территориальных приобретений обороняющейся державой. Он также призвал называть действия Нетаньяху на Западном берегу «распространением израильского суверенитета на части Западного берега».
    Как распространить суверенитет? Распространить действие израильского законодательства. Пусть для некоторых «распространение действия законодательства» может звучать мягче, чем аннексия, некоторые специалисты утверждают, что между суверенитетом и распространением законодательства есть серьезные отличия. Государство может применять свои законы на оккупированной территории, не объявляя о своем суверенитете над ней, для того, чтобы оставить себе пространство для маневра в случае переговоров. Другие считают, что лучший способ закрепить за собой ту или иную территорию – аннексировать ее, или, если угодно, распространить на нее действие своего законодательства. 

    Например, в 1982 году Израиль принял закон о распространении израильского законодательства на Голанские высоты. Считается, что эту формулировку выбрал премьер-министр Менахем Бегин, чтобы избежать термина «аннексия» и оставить пространства для маневра в случае переговоров с Сирией.

    Однако весь мир назвал действия Израиля на Голанах «аннексией», хотя Израиль не заявлял о суверенитете над этой территорией. В прошлом году США признали израильский суверенитет над Голанскими высотами, но в самом Израиле никогда не проводили различия между «распространением суверенитета» и «применением своего законодательства» на этой территории.

    Если правительство все-таки приступит к реализации своего плана, спор о терминах окажется бессмысленным. Как показывает практика, термины, которыми пользуются израильские политики, никак не влияют на мнение международного сообщества.
    Нетаньяху может сколько угодно говорить, что он всего лишь распространяет действие израильского законодательства на части Западного Берега, на библейскую Иудею и Самарию, на которые у Израиля есть все законные права. Но большинство стран мира видят в этом – и осуждают – аннексию.

    Times of Israel, перевод Геннадия Богданова