• Главная
  • Фонд
  • Новости
  • STMEGI TV
  • STMEGI Junior
  • Горские евреи
  • Иудаизм
  • Библиотека
  • Академия Джуури
  • Лица
  • Мнения
  • Проекты
  • Приложения
  • Переводчик
  • 73.15
    85.92
    21.41
    Фрэнсис Натаф

    Иерусалимский раввин, педагог и мыслитель. Автор серии комментариев к Торе и многих статей

    Все публикации автора

    Мнения
    Фрэнсис Натаф
    Мнения

    Остались ли герои?

    В последние несколько недель мир столкнулся с повсеместной переоценкой исторического наследия. Это начиналось с переосмысления героев Конфедерации и трансформировалось в переоценку всей истории США и ее героев. Все, кто имеет отношение к Конфедерации, рабовладельчеству или даже сноске в повествовании о расизме, были «брошены на рельсы». 

    Статуи Христофора Колумба стали мишенью из-за прихода европейского господства в Америку и истребления местного населения. Cтатуи президента-рабовладельца Томаса Джефферсона, самого проницательного из основателей республики, были свергнуты.  А президент Вудро Вильсон, по-видимому, был ярым расистом, чтобы его имя было удалено из школы международных и общественных отношений Принстонского университета.

    Можно подумать, что я, как раввин, должен приветствовать любую переоценку прошлого, если это поможет сделать будущее лучше.  Я разделяю мнение что самое важное в прошлом – это его уроки. Но как мне кажется, наша традиция говорит, что оценка должна основываться на большем количестве критериев, чем субъективное мнение одной группы.

    Позвольте объяснить: еврейская традиция надеется на поведение, но тем не менее знает, что все люди совершают ошибки.  Мы оцениваем исторических деятелей в контексте их общих достижений и исторических реалий.

    Одна из ярких иллюстраций последнего – обсуждение Талмудом одного из худших лидеров Иудеи, царя Менаше: во сне Менаше приходит к великому учителю Талмуда, раву Аши, и показывает ему, что был еще большим знатоком Торы, чем рав.  Рав Аши спрашивает его: «если ты так много знал, то как ты мог поддаться идолопоклонству?». Царь Менаше отвечает: «Если бы ты жил в мое время (столетия назад, когда идолопоклонство было очень распространено), ты бы побежал за мной, подобрав полы своей одежды, чтобы сделать то же самое!».

    У евреев нет более великого героя, чем Моисей. И все же его критикуют не только раввины Талмуда, но и Тора. Даже такая великая фигура, как Моисей, не является кристально чистой. Но и Менаше  - не конченный злодей. Для меня одним из самых волнующих аспектов еврейской традиции является ее осознание сложности мира и человека.  

    Идея в том, что хорошее не отменяет плохого в большей степени, чем плохое отменяет хорошее. То есть все герои совершали ошибки, но важнее то хорошее, что они сделали.

    Меня беспокоит, что сегодняшний исторический ревизионизм движется к бесплодному редукционизму «или-или». Если человек не ежеминутно и не везде соответствует стандарту героя для каждого, его называют злодеем или недостойным уважения.

    Я не даю конкретных указаний. Но мы не должны создавать искусственные и поверхностные ориентиры, которые отрицают сложность человеческой жизни и игнорируют исторический контекст. Потому что, отсюда уже слишком близко до антиутопии в духе Джорджа Оруэлла, когда «каждая запись была уничтожена или фальсифицирована, каждая книга переписана, каждая картина перекрашена, каждая статуя и здание переименованы, каждая дата изменена... История остановилась. Нет ничего, кроме бесконечного настоящего, в котором партия всегда права».