| Андрей Глоцер
Андрей Глоцер

«Чумные» выборы — кризис лидерства

«Чумные» выборы — кризис лидерства

Итак, 23 декабря состоялся роспуск Кнессета 23-го созыва, проработавшего всего девять месяцев. 23 марта 2021 года в Израиле пройдут четвертые за два года парламентские выборы.

Их смело можно назвать «выборами во время «чумы». Несмотря на пандемию коронавируса, которая сейчас, увы, уверенно усиливается, израильский политический истеблишмент привел страну к новым выборам. Формально коалиция развалилась из-за неспособности принять бюджет, реально же из-за острых разногласий внутри нее по вопросу верховенства. И, если предыдущие раунды кризиса были вызваны достижением некоторого относительного электорального паритета между левоцентристскими силами и правым спектром, когда ни одна из сторон не могла взять уверенного большинства, то последний раунд обнажил новую грань этого кризиса – проблему лидерства.

Прежде всего речь идет о руководстве двух крупнейших партий: «Ликуда» и «Кахоль-Лаван». Не будем разбирать, кто там из них «прав», а кто «виноват» (это, пожалуй, как в старом браке, когда у супругов всегда полно аргументов в своей правоте), однако налицо факт, что нынешний развал правительства стал прямым следствием борьбы партийных лидеров и их окружения за власть внутри самой коалиции.

Кризис лидерства оказался характерен и для внутрипартийного уровня: в «Ликуде» происходят брожения после ухода Гидеона Саара (он очевидно давно видел себя на месте руководителя партии) и Зеева Элькина и создания ими новой структуры под названием «Тиква Хадаша» («Новая надежда»); в «Кахоль-Лаван» ряд людей в руководстве партии, включая министра иностранных дел Габи Ашкенази, министра юстиции Ави Ниссенкорна и министра науки и технологий Изхара Ницана Шая решили не оставаться с Бени Ганцем и попробовать себя в «новых-старых» проектах.

Прогноз для остающихся в «Кахоль-Лаван» неутешительный: если на предыдущих выборах партия получила 33 места, то в нынешнем составе, согласно опросам, ее ждет колебание вокруг 5-6 мандатов вплоть до вероятности вообще не преодолеть электоральный барьер.

В текущем раскладе, как представляется, левоцентристов, деморализованных в свое время решением Бени Ганца присоединиться к коалиции во главе с Биньямином Нетаньяху и последующими за этим колебаниями в руководстве «Кахоль-Лаван», ждет дальнейшее ослабление позиций, которое приведет к укреплению правого спектра.

Но и правым со всей очевидностью придется несладко: внутри усилится «межвидовая» борьба за первые и проходные позиции в списках, сами они будут жестко бороться друг с другом, перетягивая голоса среди своих избирателей.

Хотя опросы и прогнозируют новой партии Саара большой рост (вплоть до 17 мандатов), но, с моей точки зрения, он все еще остается «темной лошадкой», так как это только самый старт гонки, а до 23 марта остается еще немало времени, за которое его команду может ожидать много «сюрпризов» со стороны соперников и, в первую очередь, самого премьер-министра.

Думаю, что Биньямин Нетаньяху при любом раскладе все равно остается ведущим кандидатом на занятие кресла премьера, хотя и очевидно, что его шансы из-за демаршей Гидеона Саара и Нафтали Беннета из «Ямины» (он тоже заявил о готовности баллотироваться на роль премьера) уменьшились. Отвечая на вопрос о том, кто более всего подходит на пост премьер-министра, 33% респондентов ответили, что это Биньямин Нетаньяху; далее с большим отрывом следуют Гидеон Саар (18%), Нафтали Беннет (9%), Яир Лапид (8%) и Бени Ганц (7%).

У «Ликуда» даже в «урезанном» составе по-прежнему остается один, но очень весомый козырь: фигура самого Нетаньяху и те масштабные внешнеполитические достижения последних лет, с которыми ассоциируется именно он (вспомним перенос посольства США, соглашения с ОАЭ, Бахрейном, Суданом и Марокко, признание американцами Голанских высот как части Израиля).

При этом есть и негативный фон в виде тянущейся истории с судом над премьером (представление доказательной базы по трем делам по обвинениям его во взяточничестве, мошенничестве и злоупотреблении общественным доверием в Окружном суде Иерусалима состоится в феврале 2021 года), переменными успехами в борьбе с пандемией и затянувшимся (даже по мнению ряда правых) лидерством Биньямина Нетаньяху. Все эти факторы как раз и могут сыграть на руку новой партии Саара в деле перетягивания голосов части правых и развалившегося лагеря левоцентристов, построенного на лозунге «только не Биби».

Следует отметить, что в обществе (здесь я вовсе не претендую на объективность, поскольку не располагаю никакими данными опросов, а ориентируюсь только на личные наблюдения), на фоне крайне сильной безработицы (около 20%) растут социальная апатия, усталость и непонимание среди сторонников всех без исключения партий от того, почему вопрос власти становится ключевым для партийного руководства, отодвигая в столь непростое время на второй план проблемы социально-экономического развития и борьбы с пандемией.

Государственная казна тем временем с каждым месяцем все глубже проваливается в пучину дефицита бюджета: к началу декабря он уже составил 151,3 млрд шекелей, или 11,1% ВВП, и каждый месяц он растет на 1%. Очевидно, что к началу января дефицит достигнет 12,1%.

И хотя грядущие выборы все еще не влияют на краткосрочное снижение кредитных рейтингов страны, в то же время аналитики агентства S&P отмечают, что очередной неоднозначный итог выборов, снижающий шансы на создание стабильного правительства, может привести к ухудшению ситуации в долгосрочной перспективе, если размер государственного долга продолжит расти.

Все это становится фактором разочарования среди избирателей работой всей политической системы, ведет к дальнейшей девальвации репутации действующих политиков и, не исключено, может даже стать причиной некоторого снижения явки на грядущих выборах.

При этом, как я думаю, внутри именно правого электората явка, напротив, может немного возрасти: одной из причин ее увеличения может стать фактор смены правительства в США и опасения правых в росте давления на Израиль, поскольку очевидно, что правительство Байдена не будет столь комплиментарным, каким было американское правительство в президентство Дональда Трампа. А это консолидирующий фактор для правого лагеря и сторонников действующего премьера, который в прошлом, в каденцию Обамы, уже показал себя способным эффективно противостоять попыткам Белого Дома проводить более пропалестинскую политику.

Выбор народа
Похожие статьи