Культура

Как балерина устроила бунт перед газовой камерой

Жизнь - лучшее, что у нас есть. И когда дни сочтены, остается лишь отчаянно за нее бороться. Срабатывает инстинкт самосохранения, несмотря на неутешительные прогнозы.

Речь не только о страшных болезнях, которые пожирают организм, но и о тех моментах, когда на жизнь кто-то посягнул. Часто просто так, из-за нелепой причины. Например, только потому что у человека национальность "не та". И вот в эти моменты, когда ко лбу наставлено дуло пистолета или вот-вот насильно отправят в газовую камеру, люди не хотят мириться. "Как же так?! Я молод, я прекрасен, и, самое главное, я люблю и хочу жить!" На грани безумия из-за отчаяния они решаются на любые поступки. Так случилось и с 23-летней балериной Франциской Манн. 

Юная Франциска подавала огромные надежды. Талант славной еврейской девочки оттачивали педагоги одной из крупнейших танцевальных школ в Варшаве. На нее делали ставку - вот оно, будущее польского балета. Девушке легко давалось - и модерн, и классика. В 1939 году легкая и пластичная танцовщица заняла четвертое место в международном конкурсе в Брюсселе, обойдя сотню с лишним участниц. Большие и малые сцены, контракты, поклонники и даже собственная школа - все это было на расстоянии вытянутой руки. Позже было удачное замужество. Однако приход нацистов перечеркнул все.

Девушка сначала попала в Варшавское гетто, а потом прямиком в Освенцим (Аушвиц) - пожалуй, самый жуткий лагерь смерти. Сразу по прибытию Франциску и сотню других женщин отправили принять душ в целях дезинфекции. Неприятный запах в раздевалке перед газовыми камерами и страшные перешептывания о том, что на самом деле нацисты убивают и сжигают евреев, все разъяснили. Ее ждет смерть.

Манн, у которой прежде было все, охватило отчаяние. Именно оно вместе с огромным желанием жить и подтолкнуло ее к последующим действиям. Пока все в спешке стягивали с себя платья, кофты и чулки, балерина задумчиво снимала с себя вещь за вещью. Девушка начала танцевать медленный стриптиз, и нацистские охранники откровенно на нее пялились. Когда она почти полностью разделась, а враги были загипнотизированы, Франциска метнула в одного сержанта туфлю на каблуке.

Пока тот, вытирая кровь с лица, расчехлил кобуру, балерина выхватила у него пистолет. Две пули подряд, которые предназначались ему, попали в живот стоящему рядом эсэсовцу Йозефу Шиллингеру, одному из самых кровожадных садистов Освенцима. Потом был новый выстрел - в ногу другого офицера. Этой пальбой Франциска подняла всех женщин в той предсмертной раздевалке на бой: кому-то из эсэсовцев откусили нос, с кого-то содрали кожу на голове.

Когда раненых охранников вытащили на улицу, начальник Зондеркоманды приказал срочно запереть раздевалку и через стены расстрелять стихийное восстание. Так и сделали.

Эта история - не из тех, что высосаны из пальца. Она подтверждается рапортом коменданта Освенцима и одним из выживших членов Зондеркоманды (особое подразделение узников Освенцима, которое было предназначено для сопровождения заключенных в газовую камеру, а затем для обработки и уничтожения трупов).

Наслаждайтесь жизнью. Она - лучшее, что у нас есть.

 

 

 

 

 

 

 

Источник: Tengri Mix

Комментарии