• Главная
  • Фонд
  • Новости
  • STMEGI TV
  • STMEGI Junior
  • Горские евреи
  • Иудаизм
  • Библиотека
  • Академия Джуури
  • Лица
  • Мнения
  • Проекты
  • 63.85
    70.60
    18.18
    Культура
    Мария Якубович

    Джанкой — песня, город, судьба Трумпельдора

    Известно, что песня «По дороге в Эйлат», написанная в 1949 году поэтом Пальмаха Хаимом Хефером и исполненная ансамблем Пальмаха «Гиватрон», имеет два варианта музыки. Аккордеонист «Гиватрона» Меир Ной таким образом принес в Израиль идишскую песню «Джанкой» – и только потом написал свою музыку, впрочем, не сильно отличавшуюся от оригинальной.

     Согласно хрестоматии идишской песни Млотеков («Songs of Generations») мелодия и слова появившейся в 1920-е годы песни «Джанкой» – народные. Это подтверждают публикации в поэтических сборниках Ицика Фефера и Арона Копштейна (оба – 1938г.) и журнале «Советиш Геймланд» («Советская родина», 1968г.). В сборнике Копштейна «Держава сонця» приводится полный, очень смешной текст на украинском языке:

    4158285126_c97b22b747_b.jpg

    4157524619_6149e0d1f6_b.jpg

    ...Покуштують наші гості

    У щасливому колгоспі

    Абрикосів, меду, баклажан.

    Наші ниви добре родять,

    Наші діти в школу ходять –

    У Джанкої, джан, джан, джан!

     

    ...Виростають наші діти,

    Світом хочуть володіти, –

    Подавай для них аероплан.

    Літаком керує Хава,

    В МТС працює Клава –

    У Джанкої, джан, джан, джан...

     Что такое Джанкой? Железнодорожная станция на севере Крыма, ставшая городом в 1917 году.

    Пути Г-дни неисповедимы. Первую еврейскую земледельческую коммуну в СССР основал в 1919 году под Джанкоем национальный израильский герой, человек-легенда Иосиф Трумпельдор.

    Мемориальная доска на доме в Симферополе, где Трумпельдор останавливался в 1919 году на пути в Эрец Исраэль. фото николая лохматова.jpg

    Мемориальная доска на доме в Симферополе, где Трумпельдор останавливался в 1919 году на пути в Эрец Исраэль. Фото Николая Лохматова

    Во время гражданской войны положение евреев в Крыму по сравнению с Украиной, Белоруссией и Центральной Россией было неплохим, поэтому еврейское население Крыма удвоилось – до ста пятидесяти тысяч человек. Сионистская деятельность там тоже активизировалась, особенно благодаря Трумпельдору, в 1919 году создававшему в Крыму отделения движения Хе-Халуц («Пионер») и хахшарот (халуцианские центры по подготовке к сельскохозяйственному труду в Палестине). 

    ...Удивительно, но Трумпельдор встретил свою судьбу тоже в месте под названием Тель-Хай, форпосте для охраны еврейской Палестины. При нападении бедуинов он был ранен, сказав перед смертью: «Ничего, хорошо умереть за нашу страну».

    Прибывшие вскоре после этого в Палестину халуцим из Крыма создали рабочий батальон имени Иосифа Трумпельдора и назвали свое новое поселение Тель-Йосеф.

    Крым и Палестина оказались связаны и своим героем, и названием дорогого ему места.

    Хахшарот вписывались в официальную политику «продуктивизации» – привлечения к земледельческому труду потерявших всё евреев. До революции в России только единицы имели право и возможность работать на земле. Местечковой бедноте из Витебской, Гродненской, Могилёвской губерний в 1922 году выделили под Джанкоем 1500 десятин земли. Каждая переселенческая семья получила от 18 до 36 десятин. Там и появилась первая из хахшарот коммуна Тель-Хай («Холм жизни»). Ее бурная хозяйственная деятельность инициировала открытие второй – Мааян («Фонтан»). Годом позже возникла третья – Хаклай («Крестьянин»).

    Three young men in a wheat field at the Ḥakla'i (Farmer) settlement, Dzhankoi, Ukraine, USSR, ca. 1920s. (YIVO Institute for Jewish Research, New York).jpg

    Пшеничное поле колонии Хаклай, Джанкойский район, Крым, 1926 г. Институт еврейских исследований, Нью-Йорк

    Члены коммуны Тель-Хай 1920-е. Институт еврейских исследований, Нью-Йорк.jpg

    Члены коммуны Тель-Хай. 1920-е. Фото: YIVO

    В 1923 году готовившее молодежь к иммиграции в Палестину движение Хе-Халуц раскололось на легальную коммунистическую «Гехалуц СССР» и нелегальную сионистскую «Хе-Халуц». Этот раскол через год привел к расколу Тель-Хая. Сионисты отделились и заложили под Джанкоем четвертую коммуну – Мишмар (термин имел тогда историческое значение «стража из коэнов и левитов»).

    Колхозница с еврейского колхоза. 1920 г.jpg

    Еврейская колхозница. 1920 год

    В 1924 году по постановлению Центрального исполнительного комитета (ЦИК) СССР основан Комитет по земельному устройству трудящихся евреев – КомЗЕТ; вместе с «Джойнтом» (American Jewish Joint Distribution Committee, «Американский еврейский объединенный распределительный комитет») создана корпорация «Агро-Джойнт» (American Jewish Joint Agricultural Corporation), завозившая сельскохозяйственную технику, зерно, племенной скот и обучавшая новоиспеченных фермеров. Через год для содействия КомЗЕТу и Агро-Джойнту возникло Общество землеустройства еврейских трудящихся (ОЗЕТ). Оно собирало с помощью лотерей средства для переселенцев, занималось пропагандой, образованием, культурой, медициной.

    Билет Всесоюзной лотереи Общество земельного устройства трудящихся евреев в С.С.С.Р.jpg

    Билет Всесоюзной лотереи ОЗЕТ

    Конечно, эти структуры занимались не только Крымом. В их ведении были Южная Украина, Белоруссия, Узбекистан, Грузия, Дагестан, Азербайджан, Северный Кавказ, а с 1927 года – Биробиджан. Но в Крыму они подхватили инициативу, когда неудобное движение Гехалуц начало преследоваться, к концу 1920-х прекратило существование, а хахшарот начали упраздняться.

    «Коммуна Тель-Хай готовила специалистов сельского хозяйства для Палестины, – говорит крымский исследователь Михаил Выгон в статье «Еврейское счастье в степи под Джанкоем». – Молодые парни и девушки учились азам животноводства (как ни странно, в коммуне был образцовый свинарник), строили первые силосные башни, закладывали первые виноградники. Коммуну в 1930-м закрыли и организовали колхоз «Октябрь», влачивший жалкое существование. 

    В конце десятилетия крымские халуцианские коммуны совсем исчезли, но они заложили основу для расцвета в 1930-е годы крымских еврейских сельскохозяйственных поселений. Хотя это уже совсем другая история. 

    А чудесная песня «Джанкой» осталась.

    Az men fort keyn Sevastopol,

    iz nisht vayt fun Simferopl,

    Dortn iz a ztantsye faran.

    ver darf zukhn naye glikn,

    ziz a ztantsye an antikl

    in Dzhankoye, Dzhan, Dzhan, Dzhan.

    [По дороге на Севастополь, недалеко от Симферополя, есть маленькая станция. Кто хочет найти свое счастье – это прекрасное место.]

     Entfert yidn ofy mayn kashe,

    vu´z mayn bruder, vu´z Abrashe?

    Z´geyt bay im der traktor vi a ban.

    Di mume Leye bay der kozilke,

    Beyle bay der molotilke, in Dzhankoye,

    Dzhan, Dzhan, Dzhan.

     [А не скажете, где мой брат Абраша? У которого трактор как паровоз, тетя Лея на косилке и Беллочка на молотилке?]

    Ver zogt az yidn kenen nor handlen,

    Ezn fete yoikh mit mandlen,

    Un nit zayn keyn arbetsman?

    Dos kenen zogn nor di sonim,

    yidn shpayt zey on in ponim !

    Tut a kuk oyf Dzhan, Dzhan, Dzhan.

    [Кто говорит, что евреи умеют только торговать, есть жирный бульон с клецками и не работать! Это могут говорить только враги. Евреи, плюньте им в лицо! Посмотрите на Джанкой!]

    Комментарии