66.61
73.95
18.81
Интересное
Мария Якубович

Творец иврита Элиэзер Бен-Иегуда и письмо девушек

Элиэзер Бен-Иегуда на фоне титула издаваемой им газеты «Хацви» («Олень»)

СТМЭГИ продолжает публикацию цикла статей посвященных выдающимся личностям, сыгравшим заметную роль в истории становления государства Израиль в период ХХ века…

В годы начала и становления ишува мы наблюдаем необычайно тесные связи между самыми яркими его пассионариями.

  Письмо, полученное и опубликованное Элиэзером Бен-Иегудой, позволяет узнать побольше о характере Сары Ааронсон – за годы до того, как она стала одним из командиров «шпионского кольца» НИЛИ и так страшно и безвременно погибла.
 

Бен-Иегуда – точно такая же легендарная фигура израильской истории, как Трумпельдор, Жаботинский, Вейцман. Он поднимал вопросы о необходимости обновления иврита, публиковал статьи на эту тему, неустанно работал над развитием процесса и боролся с его противниками. Но, конечно, только его деятельность не смогла бы привести к какому-то заметному результату. Возрождение иврита началось повсеместно в поселениях Первой и Второй алии по всей стране. 

Eliezer_Ben-Yehuda_at_his_desk_in_Jerusalem_-_c1912.jpg 
   
Элиэзер Бен-Иегуда за столом. 1912 год. Фото: коллекция цифровых изображений Дэвида Б. Кейдана из Центрального сионистского архива, библиотека Гарвардского университета.

  Личность Бен-Иегуды была предметом ожесточенных споров на протяжении всей его жизни. Одно из обвинений заключалось в том, что он создал слова, которые демонстрировали недостаточное уважение к священным для религиозного иудаизма понятиям. 

  Примечательный факт: Бен-Иегуда позаботился о том, чтобы говорить со своей семьей только на иврите. Его сын Бенцион (Итамар Бен-Ави), «первый ивритский ребенок», вообще не разговаривал до трехлетнего возраста, как многие из «билингв», потому что мать Дебора тайно учила его русскому языку. Когда Бен-Иегуда это обнаружил, он впал в страшный гнев. Русский устранили, и мальчик вскоре заговорил. Чтобы общаться с ребенком, Бен-Иегуда создал много слов типа «кукла», «мороженое», «велосипед». Успех привел к тому, что четыре иерусалимских семьи стали говорить на иврите, в том числе семья Иегуды Гура, который позже стал автором словаря Гура. По воспоминаниям, спустя более двадцати лет после того, как Бен-Иегуда начал свою деятельность, его вторая жена Хемда испекла торт для всего-навсего десятой семьи, начавшей говорить с детьми на иврите. 

  Но сторонники процесса возрождения увековечили его образ в совершенно мифическом масштабе. Имя «Бен-Иегуда» наиболее отождествлено с процессом возрождения иврита. Хотя это во многом справедливо: его огромный реальный вклад на вызывает сомнений. 

  В 1978 году Матти Каспи написал музыку на стихи Ярона Лондона о Бен-Иегуде:

Как и фанатичные пророки, 
он мечтал о жгущем глаголе. 
И в полночь у окна при свете лампы 
он писал красивые слова в своем словаре,
Слова, летящие с языка.
Элиэзер, когда ты пойдешь спать?
Иврит, который ждал две тысячи лет,
Подождет тебя до рассвета.


  Снимок6.JPG 
Титул газеты «Хашкафа» 

  14 декабря 1906 года Элиэзер Бен-Иегуда опубликовал в своей газете «Хашкафа» («Взгляд») длинный текст, озаглавленный «Письмо дочерей колонии в Палестине».
  Снимок4.JPG

  Письмо было подписано двумя девушками из поселения Зихрон-Яаков – Ривкой и Сарой Ааронсон. Ривке тогда было 14 лет, а Саре – почти 17. Как обычно, девочки закончили обучение в возрасте 12 лет и были обречены на домашние дела. Но их желание совершенствоваться дальше побудило их учить языки, много читать и помогать своему брату Аарону – известному ботанику – в его научной работе.
head_715X537.jpg 
Сара, второй их брат Александр и Ривка Ааронсон в детстве. Фото: музей НИЛИ, Бейт-Ааронсон 

  «Ваша честь позволит нам рассказать, почему мы восхищаемся Вами, прочитав первые пять изданных в Милане тетрадей словаря», —  так сестры начали письмо. Позже они подробно объясняют, почему так необходимо превратить иврит в живой язык:
  «Мы – сыновья и дочери мошавот – деревень, – которые знают, как назвать каждый из цветов, растений, птиц и насекомых, гудящих у наших ушей во время походов».
  Девушки описывают своего старшего брата, который всегда возвращается из своих поездок и путешествий с растениями и камнями, и приучает их тоже любить это занятие.
  «Мы хотим прочитать ивритские имена для всего, что видели и изучали. Мы нашли первые пять тетрадей полными хороших имен и понятий о том, что мы видим и описываем».
אוג-מתוך-מילון-הלשון-העברית-768x248.png 
Одно из слов в словаре: растение «сумах» 

  «Тетради», о которых пишут Ривка и Сара, представляют собой томики под общим названием «Словарь еврейского языка в настоящее время», которые составляют около половины первого тома «Словаря древних и новых евреев».
Ривка и Сара задают подробные вопросы, комментируют и делают здравые предложения. Они просят Бен-Иегуду «отнестись с пониманием к их невежеству», и надеются, что он ответит на их письмо.
 סיום-המכתב-768x240.png  
Конец письма с их подписями.

  Мы не знаем, ответил ли Бен Иегуда на все их вопросы, но он, конечно, отнесся к ним с пониманием. Мало того, что он решил посвятить полторы колонки в своей газете их письму, но даже добавил примечание редактора:
  «Это письмо, написанное двумя дочерями одной колонии в Эрец Исраэль, действительно является скорее личным письмом автору словаря, чем текстом, предназначенным для публикации. В этом письме, на мой взгляд, есть интересные вещи. Пусть моя аудитория, школьные учителя и хорошие писатели это прочтут».
yehuda-970x221.jpg   
  Девять лет пройдет с момента публикации этого письма до создания подполья НИЛИ, в котором сбор растений и научные записи станут прикрытием подпольной деятельности организации. В 1917 году турки перехватят еще одно письмо, написанное Сарой, и это станет одним из событий, которые в конечном итоге приведут к ее трагической гибели.

В других исторических обстоятельствах Сара, вероятно, осталась бы в своей «колонии на Земле Израиля», наслаждаясь обновленным ивритом, углубляя свои познания в естественном и научном мире и, возможно, развивая талант к шитью, который близкие замечали за ней в детстве. 

  Сегодня, спустя сто лет после ее смерти, она навсегда осталась в нашей памяти как героиня НИЛИ, отважный подпольный лидер, чей образ до сих пор волнует детей и взрослых. 

  Одна из «тетрадей» словаря Бен-Иегуды
   Снимок.JPG  
    
   Снимок3.JPG

Снимок1.JPG

Снимок2.JPG

Комментарии