• Главная
  • Фонд
  • Новости
  • STMEGI TV
  • STMEGI Junior
  • Горские евреи
  • Иудаизм
  • Библиотека
  • Академия Джуури
  • Лица
  • Мнения
  • Проекты
  • Приложения
  • Переводчик
  • 71.23
    80.27
    20.58
    Культура
    Виктор Шапиро

    Мэкки-Нож и «Атиква»

    120-летию со дня рождения композитора Курта Вайля в Jüdische Allgemeine посвящена статья Яши Немцова — пианиста и музыковеда, профессора Музыкального колледжа им. Ференца Листа (Веймар), академического руководителя подготовки канторов образования в Раввинской семинарии им. Абрахама Гейгера (Потсдам).

    «Это пропагандистская пьеса, простая и заострённая пропагандистская пьеса. И это не назидательная, душещипательная пьеса, а гордая пьеса, которая со слезами, но и с гордостью, провозглашает, что близок день освобождения, не от немецкой колючей проволоки ради британской колючей проволоки, а полного освобождения Палестины». С этими словами в 1946 году была представлена зрителям одна из самых известных и успешных театральных пьес на сионистскую тему: «Рождение флага». Пьеса драматурга Бена Гехта на музыку Курта Вайля агитировала против британской оккупации Палестины, за создание там еврейского государства и, прежде всего, за иммиграцию выживших в Шоа, прозябавших в лагерях для «перемещённых лиц» в Европе. Спектакли имели не только пропагандистский эффект, они также очень непосредственно способствовали нелегальной алие: на доходы от бродвейских гастролей (около 250 000 долларов США) было куплено судно, которое затем доставило 600 еврейских беженцев в Палестину.

    Родившийся 120 лет назад, 2 марта 1900 года в Дессау, тогда столице княжества Анхальт, композитор Курт Вайль известен сегодня, не столько сионистской деятельностью в американском изгнании, сколько созданными вместе с Бертольдом Брехтом такими произведениями конца 20-х годов, как «Трехгрошовая Опера» или «Расцвет и падение города Махагони». Они стали частью музыкального ландшафта Веймарской республики и принесли Вайлю мировую славу. Отдельные песни-зонги из них, пожалуй, относятся к числу самых популярных мелодий всех времен, особенно «Баллада о Мэкки-Мессере», разошедшаяся в бесчисленных интерпретациях и кавер-версиях — от Луи Армстронга до Хайно и Раммштейна. «Ждет расправы Шмуэль Мейер / И другие богачи» — список «мокрых дел» Мэкки-Мессера (Мэкки-ножа) начинается с «еврея-богатея». Этот широко распространенный антисемитский стереотип был включен Брехтом и Вайлем в песню как сам собой разумеющийся. Подобно большинству немецко-еврейских художников того времени, Вайль строго отделял свою еврейскую идентичность от публичной творческой деятельности. Но при этом в юности он был прочно связан с еврейской традицией.

    «Я происходил из еврейской семьи, которая может проследить свою жизнь в Германии до 1340 года», – с гордостью заявлял он в интервью 1942 года. Вайль вырос в еврейском квартале Дессау, в семье кантора, окруженный синагогальной музыкой. Его самое раннее сохранившееся произведение — музыка к традиционному еврейскому свадебному гимну «Mi Adir». В 16 лет Вайль сочинял песнопения на стихи Иегуды Галеви. В 1920 году он пишет ораторию «Суламифь» для сопрано, женского хора и оркестра на тексты из «Песни Песней».

    И хотя последующие шедевры Вайля уже не имели библейских коннотаций, еврейские темы снова возвращаются в центр его творческих интересов после бегства из нацистской Германии в 1933 году: в Нью-Йорке Вайля пригласили принять участие в монументальном музыкальном проекте, который вошел в историю под названием «Путь обета» («The Eternal Road»). Его инициировал родившийся в Польше журналист и сионистский активист Меир Вайсгал (1894-1977), который, как и Вайль, был сыном кантора. Вайсгал уже имел большой опыт организации крупных сионистских форумов и массовых мероприятий. «Путь обета» должен был затмить все предыдущие шоу: планировалась, что вся еврейская история пройдёт на сцене, будут затронуты недавние преследования евреев в Европе и сионистская мечта о Палестине. Вайсгалу удалось привлечь к своему проекту всемирно известного режиссера Макса Рейнхардта, либретто написал не менее выдающийся поэт Франц Верфель. Однако они оба были не склонны к созданию еврейско-сионистского произведения, а Верфель, по его собственному признанию, был даже «верующим во Христа». Таким образом, «Путь обета», в конечном счете, оказался безумно сложным сценическим действом, которое, однако, содержало относительно мало еврейского и ничего сионистского. Писатель Лион Фейхтвангер иронически назвал его «еврейско-американским Обераммергау» (немецкая декоративная фольклорная деревня художников, здесь — аналогия с «потемкинской деревней»). Это впечатление не могла изменить и музыка Вайля, в которой использовалось множество мотивов из синагогального репертуара.

    Другие музыкальные произведения Вайля 40-х годов были созданы в сотрудничестве с Беном Гехтом, активным членом подпольной сионистской организации «Иргун» на территории находившейся под британским мандатом Палестины. Американское отделение «Иргуна» устраивало тогда разнообразные пропагандистские акции, которые должны были привлечь внимание широкой общественности к судьбе евреев Европы. Это включало в себя и впечатляющие театральные проекты, такие, как уже упомянутая пьеса «Рождение флага». Еще в начале 1943 года Вейль вместе с Гехтом, назвавшим его в своих мемуарах «мой друг-иргуновец», создал мемориальную пьесу «Мы никогда не умрем» («We Will Never Die»), посвященную Шоа. Она была посвящена «памяти двух миллионов убитых евреев» и шла под девизом «Действие, а не жалость» («Action — Not Pity»). Два аншлаговых представления на Мэдисон-Сквер-Гарден в Нью-Йорке в марте 1943 года посетили 40 000 человек, после чего спектакль был показан еще в пяти крупных городах. Миллионы американцев могли слушать радиотрансляцию его из Лос-Анджелеса, где в спектакль, состоявшийся в июле 1943 года, была включена дополнительная часть: «Варшавское сражение» («The Battle of Warsaw»). В ней описывалось восстание в Варшавском гетто, вспыхнувшее всего за несколько недель до того.

    Вайль продолжал заниматься синагогальным наследием отца: в 1943 году он посвятил ему музыкальную версию молитвы Кидуш для кантора, хора и органа. Последняя встреча Курта Вайля с отцом состоялась в 1947 году в городе Нагария. Во время этого визита Вайль снова встретился с Меиром Вайсгалом, познакомившим его с Хаимом Вейцманом, будущим первым президентом Государства Израиль. По предложению Хаима Вейцмана Вайль аранжировал для оркестра «Атикву». Она была впервые исполнена Бостонским симфоническим оркестром под управлением Сергея Кусевицкого 24 ноября 1947 — всего за пять дней до того, как ООН утвердила план раздела Палестины, позволивший основать Израиль. Но побывать в новорожденном еврейском государстве Вайль уже не смог: в 1950 году он умер от сердечного приступа в Нью-Йорке в возрасте 50 лет.