• Главная
  • Фонд
  • Новости
  • STMEGI TV
  • STMEGI Junior
  • Горские евреи
  • Иудаизм
  • Библиотека
  • Академия Джуури
  • Лица
  • Мнения
  • Проекты
  • Приложения
  • Переводчик
  • 72.87
    86.56
    22.65
    Интересное
    Юрий Табак

    Отец и сын

    Хотите видеть больше еврейских новостей и видео? Подписывайтесь на наш канал в Телеграмм: Первый еврейский
    Отец и сын
    Маркус Ястроу (слева) и Моррис Ястроу (справа)

    Замечательный историк Эллиот Горовиц, к сожалению, недавно скончавшийся, в сборнике, посвященном вкладу иудаизма в цивилизацию, ссылается на книгу Маркуса Ястроу «Еврейская и вавилонская традиция» 1916 г.Историк ошибся: книга написана не выдающимся гебраистом, автором классического ивритско-арамейского словаря Маркусом Ястроу, а его сыном Моррисом Ястроу. В свое время не менее известный гебраист и семитолог, а ныне несколько забытый, президент Американского ориенталистского общества и Общества библейских исследований, Моррис Ястроу оставил крупный след в истории религий, библеистике, ассириологии. 

    В некрологах и посвященных ему посмертных статьях писали, что ни один американский ученый не внес такой вклад в изучение истории религий, что он был главной движущей силой в пробуждении профессиональных интересов исследователей в этой сфере. Его признавали ведущей фигурой в мировой ассириологии и вавилонистике. Ястроу не только сам писал основополагающие труды, но и без устали реализовывал проекты серий научных публикаций, где отражались все передовые исследования.

    Но довольно примечательна и семейная биография Морриса Ястроу, в немалой степени отразившая веяния времени. Отец его получил классическое еврейское образование, стал ортодоксальным раввином, но в духе просвещенных европейских евреев закончил и светскую гимназию, учился в университете, стал доктором философии. Одним из первых Маркус Ястроу стал читать проповеди на польском, поддержал польское восстание, был арестован и просидел пару недель в одиночной камере. Хотя и отпущенный на свободу, как прусский гражданин, он и впоследствии имел проблемы с польскими властями.

    Перебравшись в Америку, он живо интересовался религиозными сдвигами в еврействе, с пониманием воспринял реформистские веяния, ратовал за использование органа в синагоге, участвовал в создании Еврейской теологической семинарии, однако не принимал радикальные реформы. Он даже был смещен с должности раввина своей конгрегации в пользу более реформистски настроенного – хотя из уважения к его заслугам служил в качестве почетного раввина (при этом его попросили не произносить речей, вносящих дух раздора в общину). Историки причисляют его к правому крылу ранних реформ, впоследствии породившему консервативный иудаизм.

    А вот сын оказался гораздо радикальнее. Он поначалу собирался получить смиху раввина, совмещая изучение семитских языков в германских и французских университетах с учебой в еврейской семинарии Бреслау. Вернувшись в США, он занял место помощника своего отца-раввина в конгрегации. Но ровно через год он добровольно отказался от должности. Мало того, он пошел на довольно редкий шаг: публично прочел лекцию «Евреи и иудаизм», в которой фактически торжественно объявил, что отказывается от исповедания традиционного иудаизма.

    Надо сказать, лекция производит довольно сильное впечатление, и ее никак нельзя назвать устаревшей. Моррис Ястроу анализирует понятие «иудаизм», показывает его расплывчатость, разделяет понятия «иудаизма» и «еврейства», приближаясь к тому, что потом получило определение «еврейской цивилизации». Попутно он касается чуть ли не всех острых вопросов тогдашней, да и сегодняшней эпохи, – проблем библеистики, соотношения вклада еврейства и нееврейства, сионизма, острых вопросов жизни конгрегаций. Наконец, он пишет, что община должна четко определить свою религиозную позицию и быть в полном резонансе с ее лидером. Но для него самого, пишет Ястроу, искренне почитающего иудаизм, восхищающегося его прошлым и свершениями, «есть нечто более высокое, – а именно, совесть. Ваш первейший и священнейший долг – перед совестью». И если совесть уводит тебя в сторону от того, что ты понимаешь под традициями иудаизма – то должен ей следовать. И поступивший таким образом еврей ничем не хуже еврея соблюдающего. Пафос его выступления в том, что не надо обманывать себя, не надо держаться того, во что не веришь, нужно жить ценностями, которые ты для себя четко сформулировал. Религия нужна всем, хотя вопрос «что такое религия», его «не беспокоит». Каждый должен честно определить для себя свою религию.

    И он оставил свои религиозные убеждения за самим собой, полностью отдавшись библеистике, лингвистике, семитологии и археологии. Он все отдавал науке и поддерживал молодых ученых: под его руководством первый чернокожий в истории защитил докторат по семитологии – диссертацию под названием «Синонимы 'чистого' и 'нечистого' в иврите». Даже в его книгах он свободен, остроумен и верен себе. По необходимости рассказывая об астрологии применительно к вавилонской системе знаний, он заканчивает главу замечанием-размышлением вполне личного характера: «вовсе не является напрасной потерей времени изучение того, как другие люди напрасно теряли свое время». А свой труд-исследование о книге «Коэлет», которую он перевел и откомментировал, Ястроу назвал «Кроткий скептик».

    Сегодня исполнилось ровно 100 лет со дня печальной даты – смерти Морриса Ястроу.

    В некрологе друзья и коллеги написали о нем: «Мы его должники… И мы будем вечно хранить, с любовью и благодарностью, память о жизни, нашей дружбе и трудах этого "кроткого" ученого».

    Хотите видеть больше еврейских новостей и видео? Подписывайтесь на наш канал в Телеграмм: Первый еврейский