59.25
69.65
16.40

Аргуз Абрамова: история горско-еврейской женщины

Когда уходит из жизни родной человек, в душе его близких непременно остаются воспоминания о нем.

Но есть такие личности, о которых с теплотой вспоминают не только родственники, но и люди, кому довелось быть знакомым с ним при жизни. Своими благородными делами они оставили яркий след в истории не только своего народа, но и страны, в которой мы жили в недалеком прошлом.

Героиню моей статьи в молодые годы по праву можно было бы назвать комсомолкой, красавицей и умницей. Бывшим жителям Еврейской Колонки Нальчика хорошо знакомо имя Аргуз Абрамовой. Она достигла в своей жизни многого благодаря трудолюбию и целеустремленности. В 1930-е мало кому из кавказских женщин удавалось сделать успешную карьеру. Работая директором чулочной фабрики, Аргуз Гуршумова четырежды избиралась депутатом горсовета.

Родилась Аргуз в 1913 году. Девочке исполнилось 7 лет, когда скончалась ее мать. У отца Гуршума остались на руках трое малолетних детишек – 5, 7 и 9 лет. Окончив четыре класса еврейской школы, она поступает работать на чулочную фабрику. Активную горскую еврейку не могли не заметить в горкоме ВКП(б). Несмотря на начальное образование, она одна из первых женщин вступила в партию, а также принимала участие в художественной самодеятельности. Когда девушке исполнилось 22 года, ей предложили должность директора фабрики.

IMG_2585.JPG

История жизни горско-еврейской женщины А. Абрамовой могла бы стать увлекательным сюжетом для интересного фильма. На фотографии черноволосая женщина со скромной внешностью, с задумчивыми глазами. У ее дочери Клавдии Давыдовой во время просмотра маминых фотографий на глаза навернулись слезы. Свой рассказ она начала с фразы:

– Меня с детства называли «дитя любви». История любви моих родителей начиналась с детства. Они жили по соседству. Мой отец Завид постоянно твердил, вот, мол, подросту и обязательно женюсь на красавице Аргуз.

Но мечте его не суждено было сбыться – брак молодых в те времена зависел в основном от решения родителей. Отец юноши категорически был против этого союза – соседская девушка не подходила им по статусу, ведь ее семья считалась небогатой. И вскоре юноше просватали девушку из состоятельной семьи.

Прошло время, Аргуз уже перешагнула возраст на выданье. Сверстницы – подруги детства уже были замужем и имели детей, и ей уже исполнилось 26 лет. Обычно в народе незамужнюю девушку в этом возрасте считали старой девой. Несмотря на то что влюбленный в нее сосед уже был отцом трех дочерей, он проходу не давал своей первой любви.

Завидя сватов у ворот соседки, Мемей (Мария – мать известного певца Ефрема Амирамова), сестра Завида, тут же звала его: иди быстро, на Аргуз уже кольцо надевают. Молодой человек работал до призыва на войну в милиции. Верхом на лошади с пистолетом в руках он врывался во двор возлюбленной и начинал во весь голос кричать: «Она будет только моей женой, и я не позволю ей выйти замуж за другого мужчину!»

Однажды, не выдержав таких страданий, он сказал отцу:

– Если не позволишь мне женится на любимой, я покончу собой!

Тогда рабби Рафрам бен Нисон попросил свою сноху Ефет оставить детей и вернуться в дом отца. Вскоре сыграли свадьбу. Но недолго длилась семейная жизнь молодоженов. В 1939 году Завида призвали в Красную армию. На Советско-финской войне его ранило. С поля боя раненого бойца вынесла медсестра. Очнувшись, он сразу же спросил:

– Как тебя зовут, спасительница?

– Клавдия.

– Если у меня от любимой женщины родится дочь, я обязательно назову ее твоим именем.

После госпиталя Завида Давыдова демобилизовали. И когда 25 августа 1940 года у него родилась дочь, назвали ее Клавдией.

Но семейное счастье было недолгим. В 1940-м у Аргуз от заражения крови скончался единственный брат Матан. Не в силах справиться с горем, она всё время твердила про себя: «Всевышний покарал меня за то, что я разрушила семью любимого». Приняв решение оставить дом супруга, она ушла жить в семью брата, посвятив свою жизнь воспитанию дочери и троих племянников.

Наступил 1941 год. Тяжелые военные будни затронули сердце каждого советского человека. Во время оккупации Нальчика Аргуз Гуршумовна собрала всю свою родню Абрамовых и на повозке вывезла из города в лес, к партизанам.

А Завид Рафрамович ушел на фронт в первые дни войны и домой пришел только в начале 1946-го. Понимая, что Аргуз ему уже не вернуть, он вновь решил связать свою жизнь с первой женой. Через год у них родился сын. Когда дети подросли, они спросили у отца:

– Почему ты так некрасиво поступил с нашей матерью?
На что он ответил:
– Аргуз не виновата ни в чем, она не разрушала нашу семью. Это я так решил, потому что любил ее!
Клавдия Завидовна вспоминает:
– У моей мамы была нелегкая жизнь. Она всю себя отдавала работе и постоянно помогала людям. В 1948 году она вышла замуж во второй раз. Когда родилась моя младшая сестренка Люба, я помогала маме, присматривая за ней. Мама имела большой авторитет – будучи депутатом горсовета, она многое сделала для представителей горско-еврейской общины. Работая на должности замдиректора «Разнопрома», она предоставляла надомную работу многодетным женщинам и добивалась для них различных льгот. Без подписи мамы не обходился ни один акт о потере имущества в годы оккупации Нальчика. И хотя наша семья тоже пострадала во время войны, для себя она ничего не просила. Даже будучи тяжелобольной, она старалась помочь людям хотя бы дельным советом…

Аргуз Гуршумовна ушла из жизни в возрасте 74 лет, в 1987 году. Провожать в последний путь достойную дочь своего народа пришло множество людей. Среди провожавших ее в последний путь была и почетная группа с венками – представители обкома КПСС.