Люди и личности
Яна Любарская

Сусана Гилядова и ее незаурядные родители

Фраза «все мы родом из детства» знакома многим, а взрослея, мы волей-неволей подтверждаем эту аксиому. Сусана Гилядова, много лет назад переехавшая в Израиль, выросла в очень творческой, интеллигентной семье, где и папа, и мама были напрямую связаны с живописью, искусством, литературой, книгами, красками, кистями, поэтическими строками, дружбой с деятелями науки и культуры. Все эту креативную атмосферу свободы и радости бытия в полной мере, на подсознательном уровне, впитала в себя и наша героиня, связав свою дальнейшую жизнь с известным художником. О своих любимых родителях, заслуживающих безусловного внимания читателей, она рассказала легко, увлекательно, но с глубоким трепетом и с особым волнением.

ПАПА

Наивный самобытный живописец, доброжелательный, скромный, чуткий и внимательный друг, неординарный представитель горско -еврейского народа, оставивший после себя яркий солнечный след, Гилядов Семен Малахимович родился 13 ноября 1930 года в городе Дербент в большой многодетной семье. В родном городе он стал известен тем, что расписывал стены в те самые времена, когда, по словам его дочери, на стенах рисовать считалось очень модным. Многие жители Дагестана, предпочитающие настенное искусство больше, чем картины в роскошных рамах, приглашали его для исполнения заказов в своих домах и дворах: «Отец представлял род Гилядовых, слыл довольно известным в Дербенте, уважаемым человеком, самоучкой, ведь никаких учебных заведений он не заканчивал, просто обладал Б-жьим даром свыше. Многие из его друзей-художников приходили к нам домой, и мы, дети, выросли в творческой атмосфере, которую образовывали поэты, художники, литераторы, одним словом местная богема. Квартира была окутана теплой, насыщенной прекрасным аурой». Семен Гилядов, впитав от природы необыкновенный талант, не просто рисовал на стенах, а еще и очень хорошо этим зарабатывал, изображая буквально все: природу, русалок, тигров. В доме, где художник проживал с женой и детьми, все также было расписано его руками. Сначала делал наброски на бумаге, а потом переносил эскиз на стены, уже с помощью краски. От заказчиков у него не было отбоя, так как славу о потрясающем мастере люди передавали из уст в уста. На закономерный вопрос, адресованный дочери нашего героя — почему же ее папа так и не получил художественного образования — та ответила, что, во-первых, в Дербенте просто не имелось соответствующего учебного заведения, во-вторых, ее отец родился в довоенное, очень сложное время, у его матери росло девять детей, и дать им всем знания было проблематично. Будучи ребенком, маленький мальчик Семен погружался в свой личный мир, ему никогда не было скучно с самим собой, он просто сидел и рисовал. Сегодня в живых остались его брат и сестра, проживающие в Израиле, остальные родственники похоронены в Дербенте. Дочь Семена вспоминает фразу отца, которую тот часто важно и торжественно произносил в компании друзей, предварительно посадив малышку Сусану к себе на колени: «В будущем году в Иерусалиме». В наше время, когда того круга приятелей художника Гилядова уже нет на свете, память о нем самом и о его светлом и добром деле живет в сердцах его детей и внуков. Семен Малахимович скончался в возрасте всего 49 лет.

image (2).jpg
Папа (1930, Дербент —1978, Дербент)

Дочь художника Гилядова, проживающая сегодня в Израиле вместе с мужем и детьми, сетует, что никто из ее братьев и сестер не пошел по его стопам, не продолжил папино дело, ведь не секрет, что зарабатывать на жизнь таким ремеслом очень и очень непросто, а дешевые репродукции, благодаря своей доступности и низкой цене, неумолимо вытесняют с рынка настоящее искусство, имеющее высокую цену ручной работы. Правда, Элина Ильяшимова, дочь уже нашей рассказчицы, неплохо рисует, будучи инженером по образованию. Пару своих картин способная девушка даже продала. Пишет маслом она по настроению, пользуясь всеми профессиональными инструментами живописца: этюдником, красками. Наверное, сказываются гены. А Сусана вновь продолжает повестовавание о любимом отце: «В моей семье родилось четыре брата, я одна девочка. Естественно, меня всегда баловали, брали всюду с собой. О тех днях я храню самые теплые чувства. Помню, как мы соблюдали все еврейские праздники в Дербенте, папа постоянно посещал синагогу, дома мы употребляли в пищу лишь кошерное мясо, все заповеди Торы нами свято чтились и уважались. Горские евреи соблюдали тогда строже, чем сегодня это делают в Израиле».

То ли это произошло случайно, то ли закономерно, она не знает сама, но по иронии судьбы, мужем нашей героини также стал художник, профессионал с большой буквы, получивший соответствующее солидное образование в Санкт -Петербурге, Нахум Ильяшимов: «И мой отец, и муж - очень творческие люди, у обоих можно отметить крепкий и сильный характер, доброту, стойкость духа. Семен Гилядов очень вкусно готовил, а мой супруг Нахум все прекрасно умеет делать по дому, и лампочку вкрутить, и гвоздь забить, но больше, конечно, рисует...»

Она глубоко сожалеет, что ее папа так рано ушел из жизни, ведь ей так хочется рассказать ему обо всем новом и удивительном, что произошло в ее жизни, показать ему еврейское государство, о котором тот мог лишь мечтать, посоветоваться по многим вопросам, обсудить важные для нее, вещи.

МАМА

Свою очаровательную маму, Гилядову Хавасурут Рахмановну, библиотекаря по образованию, она также вспоминает с улыбкой и особым теплом в душе: «У отца жизнь сложилась легче, чем у матери. Она была поэтессой, дружила с коллегами по перу, у нас дома бывали такие выдающиеся представители нашего народа, как горско -еврейская поэтесса Зоя Семендуева, поэт, переводчик, драматург, лингвист Лазарь Амиров, сочинявший на русском языке, в отличие от мамы, которая плела рифмы на родном горско-еврейском языке. Как говорит Сусана, ее мама считалась очень образованным человеком, много читала, владела литературным джуури: «Я давно мечтала выпустить сборник ее стихов, перевести их на русский, но такая работа стоит больших денег, и пока мне этого не удалось». Зато произведения поэтессы Хавасурут Гилядовой успешно выходили в «Ватан советиму» — литературно-публицистических альманахах 1975-1978 годов: «Дербент когда-то представлял из себя небольшой в значительной степени еврейский город, где все друг друга знали, и нет ничего удивительного в том, что мои родители в молодом возрасте узнали о существовании друг друга, познакомились и поженились. Несмотря на то что горско-еврейская поэтесса Гилядова рано осталась вдовой, она очень старалась, чтобы все ее дети после школы, продолжили учебу, получили профессию, гарантирующую в будущем стабильный кусок хлеба. Все получилось так, как она и мечтала: ее старший сын закончил строительный институт, остальные — техникумы. Продолжатели рода Гилядовых обитают в Москве и в Израиле, трудятся по полученным в юности специальностям, кроме самой Сусаны, которая, несмотря на полученное в Сочи образование технолога-пищевика, переехав на историческую родину, с головой ушла в бизнес.

image.jpg
Мама (1934, Дербент, — 2017, Ашдод) 

Одно время она также, вслед за матерью, сочиняла стихи — только на русском языке, и продолжалось это милое увлечение новой репатриантки до сорока лет. Она абсолютно уверена в том, что любовь к поэзии унаследовала от той, что дала ей жизнь. Правда, ежедневные домашние заботы женщины, борьба за место под солнцем, ведение бизнеса в Израиле сильно выматывают, поэтому, пока та оставила это приятное занятие, но надеется, что так будет не всегда: «Муза меня не покидает. Новые стихи сами часто приходят в голову, порой даже во сне».

Так вышло, что родители бывшей жительницы Дагестана после своей смерти неожиданно оказались в разлуке, ее мама скончалась год назад и похоронена в Израиле, а папа обрел вечный покой в Дербенте: «На родину, в город детства, езжу очень часто, меня сильно тянет на Кавказ, откуда идут мои корни, а на местном еврейском кладбище похоронено много родных», — тихо завершает наш диалог Сусана Гилядова.

Комментарии