66.92
76.08
17.88
Йехошуа Брайнер

военный обозреватель Haaretz

Все публикации автора

Мнения
Йехошуа Брайнер
Мнения

Кто потонет в «деле о подлодках»?

8 ноября израильская полиция порекомендовала предъявить обвинительное заключение шести лицам за взяточничество и другие преступления, связанные с двумя сделками с немецким  судостроительным концерном ТиссенКрупп.

В чем суть этих сделок?

Одна из них состояла в приобретении двух подводных лодок, другая – патрульно-сторожевых ракетных катеров для охраны израильских морских месторождений природного газа. В 2017 году Федеральный совет безопасности Германии одобрил сделку о подлодках, добавив специальный пункт, по которому она может быть аннулирована, если будет обнаружена коррупция. Германия согласилась покрыть треть покупной стоимости на общую сумму около 1,5 млрд. евро.

Таким образом, в свете рекомендаций полиции неясно, что произойдет с переводом этих денег. Глава правительства Биньямин Нетаниягу также хотел включить в сделку приобретение противолодочных кораблей, но руководство системы безопасности было против этой идеи, которую отложили в долгий ящик.

В какой степени в этом деле замешан сам Нетаниягу?

Основные претензии к главе правительства состояли в том, что он настаивал на приобретении дополнительных субмарин для ВМС, несмотря на возражения руководства системы безопасности. Первым, кто заявил об этом вслух, был Моше Яалон, занимавший пост министра обороны с 2013 по 2016 год. По сей день он настаивает на том,  что Нетаниягу был вовлечен в приобретение субмарин или, по крайней мере, закрыл глаза на то, что речь идет о попытке купить субмарины и катера, для которых не было никакой оперативной необходимости.

Также полиция проверила подозрения, что адвокат Ицхак Молхо, доверенное лицо и посланник Нетаниягу во всем, что касалось мирного процесса, добивался продвижения сделки – по просьбе представителя ТиссенКрупп в Израиле Михаэля Ганора. Последний лоббировал главу правительства, пытаясь устранить все возможные препятствия, поставленные немецким правительством.

Но полиция никогда не считала Нетаниягу подозреваемым ни на одной из стадий расследования и сочла свидетельство Яалона беспочвенными слухами.

Нетаниягу отверг все претензии, заявив, что все его усилия добиться заключения сделки с Германией основывались на докладах ЦАХАЛа и нуждах израильской безопасности.

Нетаниягу также опроверг утверждение, что он мог знать о том, что его личный адвокат Давид Шимрон работал на Ганора, и сказал, что Шимрон никогда не обращался к нему по этому вопросу. В частных беседах Нетаниягу сказал о своей уверенности в невиновности Шимрона, которого обязательно очистят от всех подозрений.

Что стоит за сделкой по приобретению ракетных катеров?

Ракетные катера должны защитить огромные израильские газовые месторождения в открытом море, обнаруженные в начале этого десятилетия. На данный момент в ВМС есть одиннадцать таких катеров.

По первоначальному плану было решено приобрести катера у Германии, которая выразила готовность покрыть часть стоимости. Но после того, как израильские мирные переговоры с палестинцами провалились, Германия решила не брать на себя финансовых обязательств.

Тогда Израиль перешел к другому варианту – приобретению боевых судов у Южной Кореи. Речь шла о гигантской взаимной сделке, по которой Израиль купил бы катера, а Южная Корея – израильские противоракетные батареи «Железный купол».

Министерство обороны опубликовало предложение подавать заявки на конкурс, на которое отозвались судоверфи Южной Кореи, Испании Италии и Израиля. Но немецкие судоверфи не изъявили желания принять участие в конкурсе из-за скромной цены. Министерство опубликовало приглашение на конкурс 22 июля 2014 года – в тот же день, когда юридический советник министерства обороны Ахаз Бен-Ари информировал его тогдашнего гендиректора Дана Харэля, что ему звонил Шимрон и спросил, был ли остановлен конкурсный процесс.

По источникам в минобороны, как только заявки были получены, их тут же показали немцам. На этой стадии ожила их идея субсидировать приобретение субмарин, сделанных на их собственных судоверфях.

После того, как Берлин возобновил свое предложение, министерство обороны остановило конкурсный процесс и в 2015 году подписало соглашение о приобретении четырех ракетных катеров у концерна ТиссенКрупп.

Финансирование этой сделки было обставлено весьма необычной договоренностью. Треть суммы в 430 млн. евро будет покрыта из бюджета министерства обороны, а остальная часть выплачена за счет роялти от газовых месторождений. Чтобы заключить эту сделку, министерству обороны понадобилась ссуда, которую оно получило от банка «Дисконт».

В чем состоят аргументы за и против приобретения субмарин?

В настоящее время у ВМС есть пять субмарин и шестая должна поступить через два года. Дополнение еще трех субмарин позволит ВМС расширить свои подводные операции. По мнению иностранных экспертов, в случае, если Израиль будет аткован ядерным оружием, субмарины дают ему возможность второго удара, потому что они оснащены ракетами с ядерными боеголовками.

В то же время в системе обороны есть те, кто считает, что можно обойтись без заказа двух дополнительных субмарин. Судя по дебатам вокруг многолетнего плана вооружения ЦАХАЛа, противники такого шага убеждены, что можно обойтись пятью субмаринами – тогда самая старая из них «выйдет на пенсию», как только из Германии поступит шестая субмарина.

Что известно о ТиссенКрупп?

Очень много. Это – колоссальный концерн, который очень высоко котируется на немецкой бирже. Интересно, что у него были торговые связи с иранским правительством, начиная с 1974 года, то есть еще до исламской революции, которая разразилась пять лет спустя.

И почти в то же самое время иранская компания, занимающаяся иностранным инвестированием (IFIC), приобрела четверть акций концерна. Но в 2003 году после того, как ТиссенКрупп оказался под сильным прессингом по этому поводу, он понизил число акций иранской компании до 5 процентов, выкупив у нее акции за изрядную сумму. В своих финансовых отчетах концерн указал, что пытался найти иной способ уменьшить иранские акции, но безрезультатно. Сегодня они уменьшились с 5 до 4.5 процентов. Однако факт остается фактом, как и то, что Иран остается акционером ТиссенКрупп.

В 2006 году немецкий филиал  IFIC получил от ТиссенКрупп дивиденты в сумме 18.5 млн. евро. По информации американского министерства финансов, этот филиал контролируется иранским правительством. В результате Иран заработал за прошедшее время сотни миллионов на своих акциях ТиссенКрупп.

Только несколько дней спустя после того, как минобороны продолжало утверждать, что ничего не знало о каких-либо деловых отношениях Ирана с ТиссенКрупп, оно признало, что располагало информацией об акциях иранской компании.

Почему Израиль намеревался расторгнуть сделку с немецкой компанией, которая сулила значительную скидку?

Одним из оснований, упомянутых Яалоном во время переговоров с немцами, было то, что Израиль может стать заложником ТиссенКрупп, поскольку приобретение субмарин обяжет его заключить  дополнительные контракты на техобслуживание и запчасти.

В конце концов, было решено приобрести у ТиссенКрупп ракетные катера, благодаря гранту немецкого правительства. Германия считается одним из ведущих мировых судостроителей и никакой другой вариант не рассматривался.

В оружейных сделках присутствуют политические соображения. Насколько разумно заключать оружейные сделки со странами, в которые израильские компании могут экспортировать свою продукцию?  Например, в части прошлых сделок с ТиссенКрупп немцы брали на себя обязательство приобретать продукцию израильских компаний. Но ТиссенКрупп не выполнил своих обязательств потратить на нее сотни миллионов евро.

Источник: Детали