Мнения
Михаил Магид
Мнения

Путин и Нетаниягу нужны друг другу

20 февраля израильские СМИ сообщили об отмене визита премьер-министра Израиля Биньямина Нетаниягу в Россию. Но на следующий день, 21 февраля, канцелярия главы правительства распространила заявление о том, что Биньямин Нетаниягу встретится с президентом России Владимиром Путиным 27 февраля в Москве. Когда распространилась новость об отмене визита, соперники израильского премьер-министра обвинили его в том, что он слишком увлекся внутренними вопросами и из-за этого отложил важный визит в Россию. Дело в том, что в Израиле в апреле предстоят выборы. Две крупнейшие оппозиционные центристские партии «Хосен ле-Исраэль» («Стойкость Израиля») и «Еш Атид» («Есть будущее») решили выйти на выборы единым списком. Это позволяет им бросить вызов правой партии «Ликуд», которую возглавляет Нетаниягу. 

Поэтому последний прилагает большие усилия для сколачивания нового блока из крайних националистов и религиозных партий.  Так, Нетаниягу сумел, в свою очередь, убедить две ультраправые партии, «Еврейский дом» и «Оцма Йегудит» («Еврейская мощь»), тоже выставить на выборах единый список. Предполагается, что этот список сумеет преодолеть электоральный барьер и войти в израильский парламент (Кнессет), а затем образовать правящую коалицию с Ликудом. Данное решение далось израильскому политику с огромным трудом из-за амбиций и споров между партиями. К тому же, «Оцма Йегудит» считается в Израиле самой радикальной правой партией, которую воспринимают, как последователей раввина Меира Кахане (противники смешанных браков и сторонники единого еврейского государства к западу от реки Иордан) и разные политики воспринимают такую коалицию далеко не однозначно. 

Возможно, именно усилия, связанные с предвыборными баталиями, помешали визиту Биби в Москву. Так же объяснили ситуацию и в российском МИДе. По словам заместителя министра иностранных дел Михаила Богданова, израильская сторона объяснила отмену запланированного на 21 февраля визита непредвиденными обстоятельствами, которые имеют отношение к подготовке к выборам. 

Визиты в Кремль для Нетаниягу — это очень серьезный, важный вопрос, по сути, они ему необходимы. Не исключено, что между сторонами возникли какие-то разногласия по Сирии и они решили согласовать вопросы до визита, чтобы можно было представить будущую встречу как политический успех Нетаниягу и Путина.

Отношения России и Израиля сегодня простыми не назовешь. Главная проблема здесь связана с Сирией. Российские войска в Сирии, как и иранские и проиранские шиитские подразделения и милиции, выступают в роли силы, поддерживающей власть режима Башара Асада. Без них этот непопулярный алавитско-шиитский режим никогда не смог бы взять под контроль 65% территории страны, без них он, скорее всего, рухнет под натиском оппозиции и протестов суннитского большинства. Асад, РФ и Иран нуждаются друг в друге и выступают в роли союзников. 

Со своей стороны Израиль считает усиление Ирана, который с помощью своих союзников («Хезболлы») в какой-то мере установил контроль над Ираком, Сирией и Ливаном, главной проблемой для своей безопасности. 

Получается, что Израиль — враг Ирана, а Россия — союзник. А значит, страны противостоят друг другу. Но на практике картина более сложная. Россия не хочет вооруженного конфликта с Израилем, который обладает самой мощной на Ближнем Востоке армией, новейшим оружием. Кроме того, за Иерусалимом стоит Вашингтон, где у власти находится самая произраильская администрация за всю историю США. Но и Израиль всеми силами старается избежать конфликта с РФ — сильной военной державой, обладающей ядерными оружием. К тому же, и у Кремля есть свои рычаги влияния на президента Трампа. Поэтому Россия и Израиль вынуждены сотрудничать.

Существует соглашение, согласно которому Израиль может наносить удары по иранским и проиранским силам в Сирии, в то время как российские ПВО, вроде бы прикрывающие эти силы, не открывают огонь по израильтянам. За последние полтора-два года Израиль нанес уже свыше 200 таких ударов силами своих ВВС и российские ПВО ни разу не открывали огонь по израильским самолетам. Кремль постарался замять инцидент, когда случайно был сбит российский самолет (в результате неудачной попытки ПВО Асада обстрелять израильские самолеты, совершавшие налет на Сирию).

Наконец, большое значение для двух стран имеет демонстрация успехов дипломатии. Для Кремля, в какой-то момент оказавшегося в условиях международной политической изоляции, важны частые дружественные визиты израильского премьер-министра в Москву, и Нетаниягу это отлично понимает. Со своей стороны, он может похвастаться перед своими избирателями успешной дипломатией - ему удалось в какой-то мере приблизить Кремль и нейтрализовать российские ПВО в Сирии без единого выстрела. 

Таким образом, Путин и Нетаниягу нужны друг другу. Но их союз носит ситуативный характер. Между странами существуют трения. Например, Израиль недоволен поставками российских ракетных систем Дамаску. Тем не менее существующие трения, скорее всего, будут преодолены. Слишком велика заинтересованность Кремля и израильских политиков в партнерстве.